ГлавнаяМосковские кладыОбщий обзор московских кладов
За все время существования Москвы ученые зафиксировали сто кладов, найденных в исторических пределах столицы. Еще 200 были обнаружены в Подмосковье. Сколько кладов не попали в руки ученых, точно неизвестно. По мнению самих кладоискателей - тысячи.
 
московские клады
 

 

1. Храм Христа Спасителя. Клад арабских дирхемов IX века. Найден на глубине пяти метров при закладке первого храма.
2. Кремль, колодец угловой Арсенальной башни. Два богато изукрашенных шлема (золотая и серебряная насечка).
3. Красногвардейский район, берег Москвы-реки в Дьяковском городище. Обнаружен клад V - VI веков. Бронзовые украшения, стрелы.
4. Теплый стан, бывшая Ордынская дорога, клад монет Василия I (1389 - 1425).
5. Улица Щепкина (3-я Мещанская). При ремонте особняка найдено 18 килограммов золота. На следующий день в том же месте найдены золотые украшения общим весом 400 граммов.
6. Мытищи. 70 золотых червонцев в стене дома.
7. Коломенское. Дьяково городище. В ХГХ веке был найден клад украшений, который перевернул всю историографию Москвы. Археологические раскопки идут и в наше время.
8. Клад испанского серебра был найден в 1970 году в Москве, в Ипатьевском переулке. 3398 монет - свыше 74 кг серебра. Монеты отчеканены в Испании и в американских колониях - Мексике. Боливии. Колумбии.
9. При закладке фундамента под Большой Кремлевский дворец было обнаружено два шейных серебряных обруча и два серебряных украшения.
10. При устройстве северного пандуса гостиницы «Россия» в 1967 году близ церкви Георгия на глубине около семи метров в глиняном кувшине оказался клад серебряных слитков.
11. Улица Мясницкая - 915 монет XV века.
12. Ильинка. 22 тысячи серебряных копеек времен царя Алексея Михайловича.
13. В Кремле близ Спасских ворот найден «Большой Кремлевский клад», состоявший из 300 предметов: серебряных головных украшений, шейных гривн и бус, подвесок, височных колец, браслетов и серебряных слитков. Датируется ХП1 веком. Захоронение связано с походом хана Батыя на Москву в 1238 году.
Более трехсот кладов, найденных в разное время в земле Москвы и Подмосковья, учтено сегодня учеными. Из них свыше ста зарегистрировано непосредственно в современных пределах столицы.
Первые клады московская земля \"приняла на сохранение\" в долетопионые времена—задолго до возникновения города. По большей части это были украшения — бронзовые шейные гривны, пряжки, подвески. Такой интересный клад V—VI веков н. э. обнаружили .на одном из древних укрепленных поселений Москвы-реки — Дьяковском городище раннежелеэного века (ныне территория Красногвардейского района). Сокровищем в ту эпоху представлялись и железные предметы — наконечники стрел, кольца. По-видимому, они использовались как меновые единицы.

 

Менялись представления о том, что может быть сокровищем, и со временем в состав кладов стали помещать серебряные украшения — гривны и височные кольца славян-вятичей, а также кресты из дорогого камня, окованные золотом. ГХ веком датированы серебряные дирхемы Арабского халифата, найденные вблизи Кремля. Есть среди ранних кладов и собрания денариев XI столетия Западной Европы. Земля Москвы возвратила через века древнее оружие и воинское снаряжение, высокохудожественные сосуды из металла и керамики. В кремлевском тайнике отыскался даже клад с грамотами князя Дмитрия Донского: в металлическом сосуде содержались акты на пергаменте и бумаге, скрепленные свинцовыми и восковыми печатями. Эти находки уникальны.
Впрочем, вещевые клады в Москве встречаются значительно реже, чем клады денежные: кубышки с монетами. По обилию находок монетных кладов Москва многократно превосходит другие русские города.
Самыми ранними московскими кладами, которые можно считать своеобразным слепком местного денежного обращения, являются клады с русскими монетами XIV—XV веков и клад серебряных слитков начала XV века. В истории русского денежного обращения именно московские монеты занимают ведущее место. Чеканка первых русских монет началась почти одновременно в конце XIV века в Рязанском, Суздальско-Нижегородском и Московском княжествах, но лишь московские монеты, поглотив со временем все областные системы, стали общерусскими. По кладам можно проследить, как постепенно в течение XV—начала XVI века московские монеты вытесняли деньги других феодальных центров. Дальнейшее развитие Москвы, рост ее политического и экономического могущества делали московское купечество самым богатым и влиятельным в стране.
Интересно, что большинство монетных кладов найдено на окраинах Москвы — поблизости от важнейших сухопутных и водных дорог, которые связывали Москву с другими городами. Так, на Ордынской дороге, неподалеку от Теплого стана (территория современного Черемушкинского района), на первой остановке на пути из Москвы в Орду, был найден клад монет Василия I (1389—1425); на Брашевской и Болвановской дорогах (Ждановский район), которые вели на юг—в Крым, также были найдены важные клады. Больше всего кладов обнаружено в северо-восточной и юго-восточной частях Москвы.
    
Один из самых спорных вопросов — определение принадлежности кладов. Кто мог их спрятать? В какой-то степени ответ может дать место находки клада. В центральной части древней Москвы—в пределах Китай-города и Белого города, где селилась знать,— клады монет встречаются много реже, чем внутри и за пределами Земляного города. Почему? Это обстоятельство может иметь двоякое объяснение. Центр Москвы, начиная с самого раннего периода, непрерывно застраивался и перестраивался, и в процессе перестроек многие клады могли бесследно исчезнуть. А окраины древнего города застраивались поздней. Тогда появилось внимание к кладам и сведения о находках остались в науке. Главная причина такой топографии, очевидно, в другом. Центр Москвы заселяла преимущественно знать, состояния которой намного превосходили размеры скромных кубышек. Родовитая знать и крупное купечество находили иные формы и способы хранения своих сокровищ. На окраинах тогдашней Москвы селились в основном посадские люди, располагались слободы—черные, дворцовые, казенные, владычные и монастырские, стрелецкие, ямские. Ремесленники и мелкие торговцы, ямщики и стрельцы—владельцы небольших сбережений—ссыпали накопленные монеты в кубышки, горшки, фляги, а в минуту опасности — ив менее подходящие вместилища.
Монетные клады Москвы чутко регистрируют основные исторические события, происходившие на территории города. Это своеобразная летопись города, где нашли отражение все значительные экономические и политические потрясения, пережитые московским населением: тут и рост города, и тревожная обстановка в начале правления Грозного, и грандиозный пожар 1547 года; и нашествие на Москву орд Девлет-Гирея. Повествуют они и об осаде феодальной столицы войском восставших крестьян под предводительством Ивана Болотникова в 1606 году. В кладах отразилось трагическое для Москвы и Русского государства время польско-шведской интервенции. Денежная реформа 1654—1663 годов и вызванный ее неудачей \"медный бунт\" 1662 года оставили в недрах города многие клады серебряных и медных копеек. Немало \"невостребованных\" кладов осталось в Москве после стрелецких восстаний конца XVII века.
Но мы не встретим, однако, в московской земле кладов, зарытых в связи с восстаниями Степана Разина или Емельяна Пугачева. И объясняется это тем, что очаги и того и другого восстания бушевали далеко от Москвы.
Клады более позднего времени—XVIII— ХГХ веков — весьма отличаются по своему характеру от средневековых кладов. Наличие системы кредита, банков и сберегательных касс сделали хранение сокровищ в земле анахронизмом. Выгоднее было вкладывать их в какое-либо прибыльное дело. Складывать деньги в кубышки продолжали лишь самые бесперспективные держатели капиталов, которые имели слишком мизерные средства. Клады стали случайным явлением.
Древняя традиция возродилась в годы первой мировой войны, в годы расстройства экономики страны, резких нарушений законов денежного обращения. Прекратилась чеканка золотой, серебряной, а затем и всякой металлической монеты, что повлекло за собой захоронение этой валюты. Дальнейший хаос в денежном обращении, разрушение единой системы вызвали к жизни клады даже недолговечных и непрочных бумажных денег. Вообще же в те годы сокровища, которые попадали в землю, вернулись к своей первоначальной форме—в виде украшений, драгоценной утвари, слитков драгоценных металлов. Такие клады, зарытые в годы первой мировой войны, в годы гражданской войны, довольно часто находят московские строители.
    
Каменщиков из бригады Ивана Митрофанова в ремстройтресте Дзержинского района столицы зовут не иначе, как кладоискатели. На улице Щепкина (прежде 3-я Мещанская) при ремонте особняка, принадлежавшего богатейшему заводчику-мыловару, эмигрировавшему во время революции, рабочие обнаружили в основании стены дома пять небольших металлических слитков размером, по словам рабочих, \"с колоду карт\". Когда бруски очистили от налипшей грязи и слегка зачистили, оказалось, что это золото 96-й пробы общим весом около 18 килограммов.
Интересно, что на следующий день в той же траншее рабочие нашли еще один клад: на сей раз в кожаной сумке лежали золотые часы, браслеты, медальоны — тринадцать золотых предметов весом около 400 граммов. Обе находки оценены в 18148 рублей. 25 процентов стоимости— принятое в нашей стране вознаграждение находчикам—составляли свыше 4500 рублей. По закону эти деньги принадлежали Ивану Митрофанову и Виктору Ефимову. Но ведь рядом работали товарищи. Найти клад мог каждый, и строители справедливо разделили вознаграждение поровну между членами бригады.
Земля и ее недра, любые скрытые в ней ценности являются по советским законам государственным имуществом, и присвоение их карается по Уголовному кодексу РСФСР лишением свободы до шести месяцев или исправительными работами на срок до одного года (если не связано с еще более тяжкими проступками—нарушением правил валютных операций). Такой случай произошел, например, в Мытищах. Рабочий, ломая старый дом, обнаружил в руинах сумку, где лежало 70 золотых монет, и начал \"реализацию клада\". Находчик успел продать лишь 3 монеты, когда ему пришлось познакомиться в милиции с правовыми положениями, причем незнание закона не избавило его от судебного наказания.


На сайте есть: