ГлавнаяЭкспедиции, полевые работы.«Ижорский могильник»
И. В. СТАСЮК

«Ижорский могильник» в Красногвардейске-Гатчине: современное состояние.

Известно, что в результате интенсивной хозяйственной деятельности и воздействия других антропогенных факторов фонд археологических памятников Северо-Запада понес серьезный ущерб. Разрушение памятников приобрело наибольший размах в последние три десятилетия минувшего века. Многие объекты, оказавшиеся на пути мелиорации или освоения новых пахотных площадей, в настоящее время считаются утраченными. Так, целый ряд могильников Ижорского плато, известных с последней четверти XIX – начала XX столетия, при составлении археологической карты Ленинградской области попал в разряд несохранившихся. Нам представляется, что вопрос о сохранности этих объектов должен решаться особо, применительно к каждому конкретному случаю, даже если внешние признаки памятника (курганные насыпи, жальничные оградки) уничтожены.

Дело в том, что безвозвратно уничтожить могильник в принципе чрезвычайно трудно (по крайней мере, если сознательно не задаться такой целью). Даже если насыпь кургана снивелирована, погребение вполне может уцелеть, особенно если оно совершено в подкурганной могильной яме, впущенной в материк. Уничтожение же грунтового могильника тем более предполагает масштабные земляные работы по всей его площади, связанные с рытьем котлована, переотложением или вывозом больших масс грунта, в том числе материкового. Исходя из этого, следует сделать очевидный вывод: могильники, не имеющие внешних, заметных на поверхности отличительных признаков, нельзя априорно считать несохранившимися. Скорее, в их отношении следует применять некую «презумпцию сохранности»: могильник цел, если со стопроцентной вероятностью не доказано обратное. На наш взгляд, вместо принятого рефрена «курганная группа не сохранилась» следует ввести более осторожную формулировку: «курганные насыпи снивелированы». Такой подход изначально предполагает возможность сохранности подкурганных погребений и, соответственно, необходимость постановки памятника под государственную охрану. Лишь в том случае, когда доподлинно известно, что хозяйственная деятельность на территории могильника не ограничилась простой распашкой, что там велись интенсивные земляные (не просто строительные!) работы, слои реально перемешаны или уничтожены – это легко проверяется осмотром и стратиграфической шурфовкой – можно вычеркнуть памятник из списков.

Грунтовый могильник, вид с юга. здесь в 1932 году был раскоп В.И. Равдоникаса.

Сейчас, в связи с составлением новой редакции археологической карты Ленинградской области, у нас появился шанс вернуть к жизни целый ряд объектов культурного наследия. В новую карту должны войти не только сохранившиеся курганные и жальничные могильники, но также места нахождения тех, что ранее считались утраченными. Только путем конкретного полевого обследования можно решать вопрос о «списании» отдельных объектов.

Одним из примеров, иллюстрирующих данную ситуацию, является древнерусский могильник в городе Гатчина (на момент открытия и раскопок в 1932 году - Красногвардейск). Он был случайно открыт рабочими при строительстве городского Дома Культуры и частично исследован В.И. Равдоникасом [Равдоникас 1932].

Тут следует оговориться. В существующей редакции археологической карты обозначены 2 могильника: Гатчина-1 и Гатчина-2 [Лапшин 1990: 73]. Нам представляется, что могильник один, но состоит из двух частей – ранней (курганной) и поздней (грунтовой), хронологическая преемственность между которыми для Ижорского плато достаточно очевидна. Собственно, грунтовая часть могильника и подверглась частичной раскопке летом 1932 года, курганы же никто из археологов здесь никогда не копал.

Материалы из раскопок В.И. Равдоникаса позволяют отнести изученные им погребения к периоду конца XIV – XV веков, не исключая среди них и наличие более поздних безынвентарных. Таким образом, перед нами рядовое сельское кладбище эпохи позднего средневековья, на котором похоронены обитатели «сельца Хотчино», известного по писцовой книге Водской пятины с 1499 года. Исследователь посчитал могильник ижорским, однако никаких особенностей, столь категорично указывающих на этническую принадлежность оставившего его населения, в его комплексах нет [Рябинин 1998: 70-71]. К сходному выводу пришли и антропологи [Алексеев 1969: 143-144].

Предшествующий период истории данного поселения представлен курганами, которые можно с достаточной уверенностью датировать в общих хронологических пределах, принятых для Ижорского плато – XII – XIII века. На глазомерном плане В.И. Равдоникаса отмечены 6 сохранившихся насыпей, одна из которых (№4) вызывает подозрение. Судя по изображению на плане, она отчетливо напоминает длинный курган, появление которого здесь удивительно как в широком географическом, так и в узком топографическом смысле. Это ставит серьезную проблему и позволяет высказать два предположения: либо исследователь принял за курган некую насыпь иного (позднейшего?) происхождения, либо (что маловероятно) это действительно длинный курган, и тогда мы имеем, во-первых, самый северный памятник КДК, во-вторых, дату гатчинского могильника, удревненную на несколько столетий. Ответ могут дать только новые раскопки.

Вид с запада на площадку курганного могильника. Видны сквер и автостоянка.

В течение длительного времени, прошедшего с момента работ В.И. Равдоникаса, могильник этот считался среди местного населения то ли разрушенным, то ли полностью исследованным. В начале девяностых годов прямо на территории курганного могильника возвели платную автостоянку. Факты находок человеческих костей при строительстве тут же стали известны гатчинцам, но вместо того, чтобы вспомнить историю родного города и спешно забить тревогу (как, скажем, было в Дублине в 1977 — 1978), горожане стали выдвигать собственные версии. Так, от одних мы слышали легенду про проституток из немецкого офицерского «дома терпимости», расстрелянных оккупантами, от других – про тайное захоронение жертв сталинских репрессий. Местные краеведы также не придали значения происходящему.

23 марта 2007 года территория гатчинского могильника была обследована автором. По площадке курганного могильника в этот день разъезжал тяжелый грейдер, разравнивая очередной участок под проезд к стоянке, а в непосредственной близости от грунтовых погребений, метрах в пятидесяти севернее раскопа В.И. Равдоникаса, экскаватор делал отсыпку под пешеходный тротуар.
«Ижорский могильник»

Осмотр дал следующие результаты. Территория могильника подвергалась мощнейшему антропогенному воздействию. Часть ее теперь находится под автостоянкой, часть – на подворье дома 64 (бывшая водокачка). Оставшийся незастроенным сквер на склоне озерной террасы, простершейся от южной стены Дома Культуры к Черному озеру, завален мусором. Из 6 курганов, отмеченных на плане 1932 года, не удалось обнаружить ни одного, хотя непосредственно под застройку они не попали (местоположение каждого из них, имеющее на плане Равдоникаса точную привязку к сохранившимся ориентирам, уверенно локализуется с точностью до полутора-двух метров). Так, курган № 6 находился на берегу озера как раз напротив въезда на дамбу, сооруженную осенью-зимой 2005 года при прорыве городского канализационного коллектора.

Насыпи отмеченных Равдоникасом курганов полностью снивелированы и на поверхности не опознаются, однако следы выемки грунта – прослеженная по колодцам трассировка городских коммуникаций – минуют скопление курганов 1 – 4 (на склоне) и 5 – 6 (на берегу озера). Последнее обстоятельство позволяет допустить сохранность погребений.

Непосредственно под площадкой современной автостоянки уже во времена Равдоникаса на поверхности ничего не угадывалось. Однако погребения там некогда тоже были: во-первых, эта территория пустым участком разделяет скопления курганов на склоне возвышенности и на берегу озера, что для плотного расположения курганов в могильниках Ижорского плато не характерно; во-вторых, факты находок человеческих костей при возведении стоянки не вызывают сомнений. Отдельные фрагменты (фаланги пальцев, головки лучевой и большеберцовой костей, ключица) фиксировались автором в отвалах грейдерной отсыпки.

Последний сохранившийся курган гатчинского могильника, вид с юго-запада.

Непосредственно на площадке курганного могильника выявлен подозрительный объект — насыпь округлой формы. Она расположена в 10 метрах к северу от северо-восточного угла автостоянки на выраженном склоне, имеет около 1.7 метра в диаметре и около 0.5 метра в высоту (по максимальному измерению). По внешнему виду – небольшой курган, каменная обкладка в основании не прослеживается. На вершине насыпи растет дерево диаметром около полуметра, что говорит о ее возрасте, превышающем, по крайней мере, 50 лет, хотя на плане Равдоникаса этот объект не отмечен.

Северо-восточная часть могильника с грунтовыми захоронениями, расположенная на восточном крае возвышенности, подверглась разрушению в меньшей степени. Со времен В.И. Равдоникаса там фактически ничего не менялось – даже миниатюрный карьер, вплотную к которому был заложен раскоп, легко опознается на обрывистом склоне. Экскаватор, который мы застали там 23 марта, работал на полтора метра ниже по склону, не захватывая уровень погребений. В его отвалах ничего обнаружить не удалось, однако в осыпи грунта у подножия террасы встречаются разрозненные фрагменты человеческих костей. Как известно, В.И. Равдоникас вскрыл не все погребения в этой части могильника – какая-то часть их уходит в западную стенку карьера и, очевидно, сохранилась. Плотный грунт препятствует их оползанию по склону, который, к тому же, задернован.

В целом, как показал осмотр, памятник еще может представлять научный интерес. Предположительно один курган и сколько-то грунтовых погребений еще сохранились. Возможно, раскопки сплошной площадью в сквере севернее автостоянки и непосредственно на берегу Черного озера, полосой в 8 метров от дома 64 (бывш. водокачка) позволят выявить остатки подкурганных погребений. Наиболее перспективных участка раскопок, таким образом, намечается 3 (включая грунтовую часть могильника). Необходимо как можно скорее исследовать этот памятник, пока он окончательно не разрушен. Работы эти должны носить аварийно-спасательный характер и не займут более одного полевого сезона.

Доклад на заседании семинара \"Археология и история Пскова и Псковской земли\" 10-12 апреля 2007

www.nwae.spb.ru


На сайте есть: