ГлавнаяВоронежские клады500 сребреников из Золотой Орды

В фондах воронежского музея даже в самый жаркий летний день прохладно. Того требуют экспонаты. Историк Андрей Амелькин раскладывает на старом письменном столе монетки. Честно говоря, подобные вещицы без рассказа экскурсовода вряд ли заинтересуют посетителей любого музея. Но ученые сразу же назвали эту находку беспрецедентной.

Как ни странно, имя хозяина клада и цена покупки держатся в тайне. \»Сообщество антикваров, коллекционеров и музейных работников довольно маленькое, — рассказывает Андрей Амелькин. — Каждый слух распространяется быстро. В прошлом году мы внезапно узнали, что кто-то из воронежцев пытается продать коллекционерам и антикварам небольшими партиями серебряные монеты времен Золотой Орды. Как говорили держатели клада, он был найден в одном из западных уездов Воронежской губернии еще до революции. Представляете, сколько лет его хранили потомки? Клад пережил две войны!\»

Музей начал искать деньги, и случилось то, что в наши времена иначе как маленьким чудом не назовешь. Воронежский меценат Николай Алехин, гендиректор солидной фирмы выкупил клад у посредников и передал его музею.

В момент нашего прихода Андрей Амелькин сортировал монеты. Их здесь около 500 и у каждой своя история. Самая ранняя датирована 1340 годом, самая поздняя — 1395-м. Почти идеальный круг и овал, конечно, отличаются друг от друга. Так можно узнать почерк русских и татарских мастеров. В 1382 году хан Тохтамыш обманом взял Москву, сжег город и увел в плен многих русских мастеров, которые ценились уже тогда. Татарские умельцы вырезали из серебряных пластинок круги, а русские расплющивали молотами отрезки проволоки, поэтому и форма у монет разнообразная. Монеты русских мастеров не столь красивы, зато почти идеально совпадают по весу.

\»О, смотрите, — восклицает Амелькин, — а вот и дикая монета! Уникальная вещь. То, что на ней отчеканено, иначе как белибердой не назовешь. Видно, пытались повторить рисунок золотоордынских монет. Зато сразу понятно, что эту монету чеканили на Руси для какого-то местного амбициозного князя, которому очень хотелось ввести в обращение свои деньги\».

Во все времена, как и семь веков назад, без фальшивомонетчиков не обходилось. Андрей Олегович ловко вынимает из общей кучи две монетки: меньше остальных, выглядят тусклее, да и чеканка на них какая-то подозрительная.

\»В те времена эта фальшивка могла с легкостью ходить наравне с другими монетами. И знаете почему? Потому что деньги тогда не так часто попадали в руки большинству населения. И одна монета могла считаться целым состоянием. Представления о ценностях с тех пор здорово изменились. Цена золота и серебра за это время упала в десять раз. К примеру, по сведениям мореплавателей, за одну такую монетку можно было купить около пяти килограммов срезанного с кости мяса\».

Пока клад хранится в фондах музея, но, возможно, уже в скором времени пополнит экспозицию. Кстати, у Воронежской области есть своя карта кладов. Такими находками отмечены почти все главные тракты области — Воронеж — Острогожск, Воронеж — Лиски, Воронеж — Липецк. В Воронежской области кладов больше, чем в соседних областях. Возможно, оттого, что это родина, как сейчас говорят, \»продвинутого\» сельскохозяйственного предпринимательства. Да и здешние дворяне были людьми далеко не бедными. В период революции многие свои богатства они предали земле.

\»Черные\» поисковики предпочитают не распространяться о том, что же они находят на месте бывших дворянских усадеб, и уж тем более никто из них не сдавал государству свои находки. Эти люди с металлоискателями регулярно навещают и пригородные села, и отдаленные районы, беседуют со старожилами, которые помнят предания о последних днях барских домов. И только дилетанты пытаются копаться рядом с сельскими церквями или на месте уничтоженных храмов. \»Церковь была красива пред Богом и бедна в быту, — рассказывает Андрей Амелькин. — Многим казалось, что под золотыми куполами кроются несметные сокровища. Но оказалось, что ничего особенного в церквях нет. Даже золото на куполах чаще всего сусальное\». Если кто-то оставляет себе на память золотые монетки петровской эпохи, то в этом нет ничего страшного, считает историк. Жаль, когда гибнет вещь, представляющая большую историческую ценность. Кто-то же умудрился в свое время переплавить скифское золото на зубы!

Почти все клады, как правило, обрастают легендами. Говорят, что после войны воронежское отделение Госбанка СССР недосчиталось огромной суммы денег. А дело было так. В 1942 году перед эвакуацией из Воронежа госучреждений монеты из драгметаллов решили не вывозить — спрятать в земле. Вернувшиеся после освобождения города банкиры монет не нашли, а местные жители ни в чем таком не сознались. Так что, возможно, что-нибудь из этого схрона и всплывет на свет божий, когда будет иметь серьезную ценность.

Кладоискателей наверняка подстегнет тот факт, что, по оценкам некоторых историков, с приходом советской власти наши люди попрятали до 90% своего состояния. До 1917 года в России уже 20 лет чеканили золотые рубли, а иностранные монеты имели хождение всегда. На руках у россиян было столько же изделий из благородных металлов, сколько у жителей всех стран Европы вместе взятых. Так что, вполне возможно, сегодня под землей лежит пара годовых бюджетов страны.

Автор: Роман Прытков

источник

 


На сайте есть: