ГлавнаяКлады СибириКлад адмирала

Существует легенда, по которой золото адмирала Колчака хранится на дне Байкала. Но ведь финансовые документы из архивов Министерства финансов и Государственного банка России, доказывают, что никакого массового разграбления золота не было, ибо существовала строгая отчётность и круглосуточная усиленная охрана золотого запаса России на всех маршрутах его перевозки. Почему тогда не прекращаются поиски клада адмирала?

Р. Ковальчук, Слюдянка

Наибольшую известность приобрела история с исчезновением части золота из последнего золотого эшелона, следовавшего при отступлении вместе с Колчаком. На станции Тыреть, расположенной между Заларями и Зимой, обнаружилось, что из одного вагона пропали 13 ящиков с золотом на сумму 780 тысяч золотых рублей.

клад адмиралаКроме золота в исчезнувших ящиках были уникальные ордена Сибирского временного правительства «За освобождение Сибири» четырёх степеней и «За возрождение России». Их адмирал приказал присоединить к золотому запасу. Летом 1919 года они были изготовлены из драгоценных металлов по эскизу художника Г.А. Ильина, автора сибирского герба — 20 крестов первой степени и 20 звёзд, 100 крестов второй степени, 300 — третьей и 1000 крестов четвёртой степени. Ленты для орденских знаков были сделаны в Японии. Награды выполнены из драгметаллов и усыпаны драгоценными камнями. Высшая степень ордена представляла собой прямой золотой крест, на который накладывался меньшего размера крест, сделанный из малахита. Они так и не были вручены — пропали вместе с частью золота из последнего «золотого эшелона» Колчака. Эти загадочные ордена до сих пор не «всплыли» ни на международных аукционах, ни среди коллекционеров, нет ни одного из этих орденов ни в одной музейной коллекции мира, что также может свидетельствовать о том, что клад до сих пор не найден.

Наиболее распространённой является версия о том, что отступающие белогвардейцы могли закопать ящики с золотом на одной из таёжных полян вблизи железной дороги, даже указываются возможные места — это ст. Тайга или Нижнеудинск, где золотой поезд с Колчаком длительное время стоял в ожидании решения иркутского политцентра. Здесь это пропавшее золото искали чекисты в советское время. Однако, если принять во внимание лютые декабрьские морозы, мёрзлую землю и сложность ведения незаметных земляных работ в этих условиях, потребуется много сил и времени, чтобы спрятать 13 ящиков, если исходить из стандартного веса загруженных ящиков по 46 кг каждый, получится расчётный вес — 598 кг. Логичнее предположить, что полтонны груза в ящиках удобнее спрятать в безлюдных развалинах или в какой-либо из заброшенных соляных шахт, во множестве имеющихся в районе ст. Тыреть, а не выкапывать целый карьер в мёрзлом грунте. Этот золотой клад, в котором предположительно находятся и ордена, не найден до сих пор. С тех пор минуло почти столетие, и эта заманчивая для кладоискателей история обросла всевозможными противоречивыми свидетельскими показаниями до такой степени, что теперь золото ищут практически вдоль всего Транссиба — от Омска до Хабаровска.

О том, что не всё золото было вывезено за пределы России, свидетельствуют его непрекращающиеся поиски официальными властями, а также задержание в первые годы советской власти белых эмиссаров, периодически объявляющихся в Сибири с целью забрать оставленный клад золота. Достоверно известно, что его поиски предпринимались НКВД в 1941 году вблизи ст. Тайга, повторно там же поиски проводили советские чекисты в 1954 и 1958 годах с применением геофизического оборудования. На размышления наводит и сообщение об обнаружении 12 кг золота в слитках с печатями Госбанка Российской империи у бывшего колчаковского офицера В. Богданова убитого в 1960 году при попытке пересечения границы на Кавказе. В 1959-м, когда советское правительство предоставило амнистию белоэмигрантам, Богданов вернулся в СССР и обосновался в Иркутске. Интересно отметить, что в эмиграции в 1938 году американская газета «Вашингтон таймс» опубликовала его интервью, в котором В. Богданов рассказал о спрятанном кладе из «золотого эшелона» Колчака между Томском и Енисейском в трёх километрах от железной дороги в развалинах церкви. Но вот почему-то своё новое место жительства он выбрал в Иркутске, достаточно далеко от указанных мест.

О факте возможного разделения золотого запаса в первых числах января 1920 года, накануне вынужденного отречения Колчака от власти, рассказывают немногочисленные очевидцы событий, у которых совпадают интересные упоминания о том, что часть золота зачем-то перегружалась из вагонов на лошадей. К их числу относится редкое свидетельство Мержеевского Павла Францевича, личного телохранителя Колчака, арестованного вместе с адмиралом. Охрана Колчака не была расстреляна. Так, Мержеевский отсидел 24 года, затем жил на поселении без права выезда в домике на острове Комсомольском в Иркутске, где и умер. Его фамилию не упоминают в мемуарах о Колчаке, хотя, по его рассказам, он был его правой рукой. Хорошо знавшие историю его жизни люди вспоминают, что Павел Францевич иногда рассказывал о молодых годах своей жизни, когда было много денег, и в частности о событиях начала 1920 года, о том, что часть золота из состава Колчака была перегружена перед Иркутском на лошадей с целью доставки в Читу. В самом деле, в это время параллельно Транссибу отступали по льду Ангары конные части Каппеля, которые и пытались впоследствии освободить арестованного Колчака. Их попытка не удалась, и они обошли Иркутск восточнее. Среди слухов о том, что часть золота была снята с «золотого состава» фигурирует и распространённое утверждение, что во время подхода к Иркутску чешскими легионерами было снято с «золотого эшелона» денег примерно до 4 миллионов золотых рублей, однако подтверждения последнего историкам найти не удалось. Сколько на самом деле золота не доехало до Иркутска остаётся загадкой, поэтому надежда найти клады Колчака сохраняется.

При подготовке текста использованы материалы публикации «Гражданская война и золотой запас России» к.и.н. А. Гака, журнал «Наука и жизнь» № 9 2001 г.

Сергей ВОЛКОВ


На сайте есть: