ГлавнаяКлады СтавропольяМогильники золотой орды
Минаева. Очерки археологии. 1965 г.

могильники
В золотоордынское время (вторая половина XIII — XV вв. н. э.) в южной части Ставропольского края появляются могильники, которые своим видом резко отли­чаются от могильников предыдущих эпох. Представляют они собою кладбища из многих десятков мелких курганчиков, близко расположенных друг к другу. Иногда насы­пи их смыкаются одна с другой. Под центром курганной насыпи вырыта неглубокая узкая могила, в которую опу­щен деревянный гроб — колода. В нее клался погребенный вытянуто, головою на запад. При мужских костяках нахо­дились сабли, железные наконечники стрел, кинжалы, ки­сеты с железным кресалом и кремешком; при женских встречались серьги, бусы, ножницы для стрижки овец, де­ревянные коробки с рукоделием. Сосудов с пищей в этих могилах не находили. В насыпи одного кургана оказался разбитый красно-глиняный золотоордынский кувшинчик. Подобные могильники встречались по Большому и Мало­му Зеленчукам, по р. Бежгонке, по р. Джеганас, по Куба­ни и в других местах предгорий. Как доказано исследова­ниями последнего времени, могильники эти принадлежат адыгским племенам — предкам черкесов, кабардинцев. Следовательно, в золотоордынскую эпоху в южной части Ставрополья обитали кабардино-черкесские племена.

 

Другого характера могильник открыт близ аула Ново-Кувинского, на левом берегу р. Большого Зеленчука. На поверхности могилы здесь ничем не отмечены. Нет над ни­ми ни курганных насыпей, как в черкесских могильниках, ни камней. Обнаружен он был по выходу костей и профи­ля могилы в обрезе берега реки. Могилы его вырыты довольно глубоко в грунте. Поверху они покрыты большой и толстой плитой. Плиты лежат на глубине 0,4—0,5 м от современной поверхности. Такой слой почвы нарос над могилами со времени их устройства.

 

Погребенные лежат в могилах вытянуто, головою на запад. Руки их сложены по христианскому обряду. Посу­ду с пищей им не ставили. Вещей при них мало. В одной из женских могил кроме бус и сережек найдены бронзовое зеркало, бронзовые тонкие цепочки и медная золотоордынская монета конца XIV столетия. Она определяет время могильника.

 

Ново-Кувинский могильник, по всей вероятности, принадлежит предкам абазин, которые и до настоящего време­ни населяют аул Ново-Кувинский и некоторые другие аулы Карачаево-Черкесской автономной области.

 

Таким образом, мы видим, что в эпоху Золотой Орды происходит в основном распределение современных народ­ностей Северного Кавказа по тем территориям, которые они занимают в настоящее время.

 

Интересная находка сделана в 1960 году на правом берегу Кубани вблизи головного сооружения Кубань-Калаусского канала, несколько южнее станицы Усть-Джегутинской. Здесь был вырыт котлован, в котором брали землю для дамбы. При этом было разрушено какое-то сооружение. От него сохранился карниз в виде многогранного столба из известкового песчаника, покрытого арабскими письменами. По характеру шрифта письмена относятся к XIV в. н. э. Возможно, что на карнизе был высечен текст из Корана — священной книги мусульман, хотя утверждать это категорически трудно, так как карниз разбит на мелкие куски и составить куски и прочесть всю надпись едва ли удастся.

 

Возле карниза и под ним валялись красные квадратные кирпичи, типичные для золотоордынского зодчества. Строения золотоордынских городов, в том числе и города Маджара, выстроены из такого кирпича. Среди кирпичей валялись остатки человеческого костяка. Очевидно, в этом месте находился подземный склеп золотоордынского вре­мени, а над склепом стояло надземное сооружение в виде часовни, вход в которое был украшен карнизом с надписью религиозного содержания. Подобные склепы нам хорошо известны в золотоордынских городах. Важно вспомнить, что приблизительно в этом месте А.В. Фиркович находил много камней и каменных плит с арабскими надписями, о чем он говорит в описании своего путешествия по Северному Кавказу в 1848 году.

 

Усть-Джегутинская находка является наиболее древним свидетельством проникновения мусульманского обряда погребения в предгорья Кубани. В этом состоит ее историческое значение. Известно, что Узбек-хан (1312—1342 гг.), стремясь поддерживать с египетскими султанами крепкие политические связи, усиленно насаждал му­сульманство среди своих подданных. Уже в начале своего правления он сообщал египетскому султану, что «в его го­сударстве осталось очень немного неверных». Разумеется, что новая религия распространялась прежде всего не сре­ди широких народных масс, а среди господствующих клас­сов. Это подтверждает и вновь открытый усть-джегутинский склеп. Подобные склепы сооружались не для рядо­вых членов общества. Среди широких народных масс му­сульманство распространилось значительно позже — в Х VI — XVII вв. н. э., так как только с этого времени население начинает хоронить своих умерших по мусульманскому обряду.


На сайте есть: