ГлавнаяКлады вне категорийПугачевскую казну зарыли на Вятке?
Согласно материалам секретного дела губернской канцелярии, именно в такой атмосфере в очередной раз «показался из земли» на границе Вятского и Глазовского уездов Вятской   губернии осенью 1871   года  необычный камень.
По форме он представляет собой шестигранную обточенную   из опоки плиту,   слегка расширяющуюся кверху, размером 155х94 (80) мм. Толщина камня 59 (57) мм с одной стороны, 55 (52) — с другой.
Надписи расположены на всех 6 сторонах. Они повествуют, что клад (тысячи рублей серебряной и золотой монетой) был зарыт в 1774 году пугачевскими воинами — есаулом Макаровым и  атаманом Сухопаровым. Для взятия казны потребно привести отговорщика и исполнить указанный завет.
Делать  раскопки   на месте обретения памятника нашедшие его крестьяне не решились, так как, по местным суевериям, открывший этот клад человек будет убит нечистой силой. К розыскам был привлечен бывший председатель Котельнической уездной земской управы Захар Степанович Бобров (1836—1898). Он был сыном зажиточного крестьянина-торговца, окончил сельское училище, слушал лекции А.М.Бутлерова в Казанском университете, в зрелом возрасте выучил английский и немецкий языки. Бобров ставил химические опыты, интересовался механикой, воздухоплаванием.
 
 
Пугачевскую казну зарыли на Вятке?
 
 
По воспоминаниям его друга и соратника Н. Шубина, помещенным в некрологе, сконструированный вятским да Винчи летательный аппарат позволил испытателю оторваться сажени на полторы от земли. Для этнографической выставки в г. Вятке Бобров представил изготовленные им в собственной лаборатории образцы свеч из березового дегтя, писчую бумагу из соломы и т. д.
Молва о попытках летать, как и о других причудливых для крестьянина увлечениях, скоро разнеслась по всей Вятской губернии. Захар Бобров прослыл колдуном. Слава ворожца, умеющего отчитывать клады, невольно заставляла Боброва
стать первым лицом в деле поисков очередного клада.
По приглашению обладателей камня, с негласного разрешения вятского губернатора В.И.Чарыкова Бобров выехал в ноябре того же года на место для выяснения обстоятельств находки, приобретения памятника и организации раскопок.
Прямого указания местности, откуда взят камень, сразу выяснить не удалось, так как местные жители опасались, что обо всем узнает губернское начальство.
Под видом ворожца он заручился доверием крестьян, приобрел у них камень. В своей докладной записке начальнику губернии Бобров дал подробное описание памятника, воспроизвел текст надписи.
Начало зимы помешало Захару Боброву продолжить расследование. На следующий год, летом 16 июня 1872 года, он прибыл в Лекомскую волость Глазовского уезда. Под надзором местного исправника и станового пристава удалось выяснить следующее. Начиная от сел Мудровского и Малой Суны до села Верхо-святицкого по-прежнему среди жителей окрестных селений еще были живы предания о разбойниках.
Памятник первоначально был найден лет 20 назад крестьянкой деревни Политенки и передан бывшему священнику села Верхосвятицкого Н.Курочкину. Крестьянка ушла на богомолье в Саровскую пустынь и там умерла. Батюшка тоже скоро помер, и камень перешел его сыну. Он, в свою очередь, не зная точного места находки, распорядился выбросить его во двор как не нужную вещь. Оттуда детьми камень был переброшен в одворицу дьякона И. Филимонова, где он пролежал около трех лет. При обретении камня дьякон, в свою очередь, не разведав ничего (дабы не предать делу огласки), решил что клад скрыт на его усадьбе. Заручившись помощью знахаря-отговорщика из местных удмуртов, он перерыл всю свою однодворицу, но ничего не нашел. Позднее камень был передан соседу-крестьянину, который и решил привлечь к поискам злополучного клада Захара Боброва.
Лиц, знавших место первоначального обретения камня, уже не было в живых. Неподалеку от места событий проходил Вятско-Пермский почтовый тракт, поэтому исключать вероятность принесения камня из другой местности Бобров, очевидно, также не стал. Об этом он уведомил губернатора по возвращении домой.
Закладной камень был передан в музей при Вятском реальном училище, откуда позднее перекочевал в фонды губернского.
Является ли камень подлинным свидетелем истории или же это предмет фантазии какого-либо предприимчивого человека? Согласно заявлению сотрудников областного музея текстологического анализа, подробной научной экспертизы специалистами не производилось. Была ли первой обладательницей после закладки камня скончавшаяся безвестная крестьянка? Установить, были ли реальными историческими персонажами, современниками Е. Пугачева 28 воинов во главе с есаулом Макаровым и атаманом Сухопаровым, по архивным документам не удалось. В 1774 году основные силы бунтовщиков находились вдалеке от затерянной в лесной глуши Вятки.
Над этими вопросами, очевидно, ломали голову кладоискатели XIX—ХХ веков. Возможно, продолжают ломать и по сей день. С уверенностью можно сказать одно: некто потратил немало времени и сил для изготовления этого любопытного артефакта.
Слава Балезин
 
источник: журнал \"Кладоискатель\" №2

На сайте есть: