ГлавнаяКлады ПоволжьяСправка вятского кладоискателя
Согласно имеющимся данным, находки кладов чешуи в южных и восточных уездах Вятской губернии (Яранском, Уржумском, Малмыжском, Глазовском и Сарапульском) были достаточно распространенным явлением. На этих территориях издавна располагались поселения местных финно-угорских племен — марийцев и удмуртов. Голод и болезни, войны и засухи, притеснения со стороны воеводской администрации заставляли местных жителей тщательно прятать нажитое добро.
 
 
клад на вятке
В конце XVIII — XIX веке здесь наблюдается значительный приток русского населения. Под крестьянскую соху с расширением пахотного клина попадали выморочные займища и починки.
В 1847 г. в «Вятских губернских ведомостях» была опубликована статья «Клады или старинные серебряные деньги царей или Великих князей Московских, найденных в земле близ вотских селений в Малмыжском уезде». В ней повествуется об обретении двух кладов 2-й половины XVI века в Малмыжском уезде на берегу речки Седмурчи в 1841-м и 1846 гг.
По мнению автора, одной из причин появления большого количества кладов чешуи были особенности менталитета местных жителей. Вот выдержки из этой статьи: «Домашний быт вотяков ныне улучшается. В некоторых вотских селениях вы увидите избу с косящеты-ми окнами, с тесовой крышей и кирпичной трубой. Изредка у вотяка есть даже самовар, чай с сахаром или медом для гостя. В праздничное время вотяк ходит в сапогах, в бумажной красной рубашке, синем суконном кафтане, шелковой красивой опояске и новой поярковой шляпе.
Но по большей части вотяк, говоря его словами, живет так, как жили его старики, отцы и деды. Он бережлив до скупости. В избе у него нет ничего хорошего. Вина он не покупает — курит его сам; соли покупает мало, хлеб печет без соли, рыбу и говядину не солит, а сушит и коптит. Правда, покупает он табак, это для него нужнее соли, но табак не так-то дорогая вещь. Прибавьте к тому, что вотяк живет почти всегда на земле хлебородной, — и вы будете спрашивать, как вотяку не иметь денег?
Где ж вотяк держит свои деньги? У него нет ни крепкого сундука, ни кладовой комнаты, ни сторожевых; в летнее время в целом вотском селении нет ни старых, ни малых и ни одной собаки — все в поле живут и ночуют. Деньги на расход вотяк в избе и шалаше или летнике хранит, в таких местах, которые у всякого
перед глазами, но о которых никто не может подумать, что тут лежат деньги. А где хранит он деньги, не нужные в расход? Он в гумне закладывает их в хлеб, в лесу зарывает в муравей-ную кучу, спрятывает в пустой пчелиный борт, а лучше всего закопывает в землю. Да, вотяк бережет деньги на старость; он, как и всякий человек любит жизнь, боится смерти; он думает, что еще будет жить лет 80, 100 и более. Между тем приходит к нему незваная гостья болезнь, сверх ожидания потемняет его рассудок, связывает ему язык и с этого света переселяет его на тот. Он не успевает объявить своим наследникам о деньгах, а может быть, и не хочет того, особенно если не имеет он любви к своим наследникам. Вот деньги и остаются навеки в земле, буде не попадут на кого-нибудь счастливого! Вот и клады!..»
 
источник: журнал \"Кладоискатель\" №2

На сайте есть: