ГлавнаяКлады вне категорийСибирские монеты иркутских кладоискателей
золото

Сибирский монетный аукцион — явление само по себе уникальное.
В каждых торгах принимает участие порядка трёхсот нумизматов, по количеству выставленных лотов он сравним разве что с Санкт-Петербургским. И всё, что выставляется на интернет-торгах, будь то старинные монеты, иконы или раритетные пуговицы, проходит через руки эксперта Валерия Киселёва.
— К нам приходят старинные монеты со всей России и бывшего Советского Союза. Украина, Белоруссия, Прибалтика. В основном в целях реализации излишних монет аукционом пользуются коллекционеры. Что касается Иркутской области, то здесь его участниками становятся чаще всего кладоискатели.
По словам эксперта, главные трофеи местных кладоискателей — монеты 1819 веков. Попадаются среди находок и действительно редкие экземпляры. Например, монеты времён Екатерины II, которые были выпущены исключительно для хождения на территории Сибири.
— Сибирские монеты с гуртовой надписью стоят порой выше золотых 15-рублёвых монет.
Кстати, зачастую именно в поиске столь редких экземпляров и заходят на сайт Kladoiskatel.ru западные коллекционеры. Эксклюзивные сибирские монеты — визитная карточка Сибирского монетного аукциона.
Что же касается кладоискательства, то Иркутская область, по мнению Валерия Киселёва, всё ещё имеет большой потенциал.
— Ближайший пригород Иркутска, понятно, уже весь прочёсан, а вот поиски вдоль тех же трактов до сих пор весьма перспективны.
Правда, готовности незамедлительно выйти на поиски, вооружившись лопатой и металлодетектором, здесь маловато. Справочная литература, старые книги, карты и архивные документы — главные помощники настоящего кладоискателя.
— Вот здесь могла стоять деревня, а здесь, согласно местным легендам, лютовали разбойники. Кладоискатель — человек любознательный, и, прежде чем взять в руки поисковую технику, он как следует изучает материал.
Славится купеческий Иркутск и весьма интересными находками в плане антиквариата и прочих раритетных ценностей.
— Вероятней всего встретить подобные вещицы в ломбардах. Предметы декоративно-прикладного искусства, посуда, бронзовое литьё.
Однажды мне попались золотые часы Павла Буре. Согласно старинной гравировке на задней крышке, они были подарены кяхтинскими приказчиками знаменитому иркутскому купцу Трапезникову. Впоследствии раритет попал в одну из частных коллекций.

 

Красивая легенда — половина успеха

К слову сказать, интересная история, связанная с тем или иным раритетом, стоит порой дороже самой вещи. Нередко предметы старины, с которыми имеет дело Валерий Киселев, эксперт Сибирского монетного аукциона, окружены невероятными легендами.
— Монета вещь утилитарная, она проходит кучу карманов, в каждый из которых, конечно, не заглянешь. Другое дело антиквариат. Предметы культа, знаки отличия, старинный фарфор, статуэтки — вокруг подобных вещиц витает иной раз немало легенд. И красиво изложенная, подкреплённая фактами история действительно может вызвать необыкновенный интерес.
К примеру, один из последних лотов — статуэтка Будды, согласно легенде была найдена в Иркутске, в одном из домов по Черемховскому переулку. В этом же доме жил некогда и видный монгольский маршал. Никто не говорит, что эта статуэтка принадлежала именно ему, однако обнародованный факт существенно повысил историческую ценность статуэтки.
— Главное, чтобы красивая легенда имела документальные или, скажем, свидетельские подкрепления. К примеру, два совершенно не заинтересованных человека подтвердили нам, что статуэтка Будды действительно была найдена именно в этом доме. По поводу лота к нам  даже поступало обращение со стороны монгольского консульства, правда из-за волнений в Улан-Баторе переговоры прекратились.


Подлинные фальшивки

Однако, что ни говори, а старинные монеты — это главной предмет оценки эксперта. Итак, по каким же критериям специалист определяет ценность материала? Во-первых, это подлинность — вот главный показатель. Сегодня, в век высоких технологий, отличить фальшивую монету от настоящей бывает достаточно непросто. Однако, прибегая к минимальному арсеналу средств, а точнее — к весам и увеличительной лупе, грамотный эксперт всегда определит подлинность монеты.
— Подделывают чаще всего дорогие и редкие монеты. И современные «мастера», сказать по правде, делают это весьма профессионально.
Иногда, оценивая лоты, не попадается ни одной фальшивой монеты, иногда же отсекаешь не меньше половины.
Впрочем, есть и фальшивки, которые имеют не меньшую, а порой и большую историческую ценность, нежели сами оригиналы. И речь здесь идёт не о современных новоделах, а о подделках, над которыми трудились мастера-фальшивомонетчики века этак 18-19-го.
— На Западе есть даже коллекционеры, которые специализируются исключительно на фальшивых монетах. Это ведь тоже раритеты, причём гораздо более редкие. Что же касается российских денег, то не секрет, что фальшивые монеты чеканили за Уралом даже сами Демидовы. В желании сэкономить они не поставляли добытое серебро на государев монетный двор, а производили собственные денежные знаки.
Фальшивомонетчиками были знамениты и развалы Хитровского рынка в Москве. В конце 19 века вместо подлинной старинной монеты коллекционеры зачастую приобретали там поддельные пятаки.
Ещё один критерий оценки — редкость. Она напрямую зависит от тиража и его дальнейшей судьбы. История Российской империи пестрит переворотами. И нередко, выпуская собственные деньги, новый государь попросту уничтожал монеты прежнего правителя. К примеру, взошедшая на престол Екатерина взяла и перечеканила монеты Петра III, который правил Империей чуть больше года. Естественно, петровские рубли и медь (так называемая «арматура»), оставшиеся неприкосновенными, имеют сегодня высокую ценность.
— Перечеканка монет была в России весьма распространенной практикой. Металла не хватало, и столь нехитрым способом монету достоинством в пять копеек частенько превращали, скажем, в десяток. У меня в коллекции была монета, которая, будучи елизаветинским пятаком, стала впоследствии петровским десятком.
И последний немаловажный критерий оценки — состояние монеты, иначе говоря её сохранность. Чем меньше на денежном знаке дефектов и потёртостей, тем выше его стоимость. И если не первой свежестью отличаются чаще всего трофеи кладоискателей, то монеты из частных коллекций радуют, как правило, хорошим состоянием.

Профессиональное чутьё.
На своём веку Валерий Киселёв перевидал сотни интересных вещиц, по-настоящему ценных старинных монет. Но и сегодня, когда он берёт порой в руки необыкновенно редкий экземпляр, сердце видавшего виды коллекционера не остаётся равнодушным. Под конец беседы Валерий Киселёв, эксперт Сибирского монетного аукциона, добавил:
— Есть в арсенале специалистов и ещё один немаловажный помощник. Профессиональное чутьё, а если проще — интуиция. Берёшь в руки вещь, закрываешь глаза и чувствуешь — либо она греет, либо нет. Потом изучаешь, смотришь, выясняешь детали — однако первое впечатление редко бывает ошибочным.
— Настоящих профессионалов, специалистов старой советской школы, становится всё меньше. Как, впрочем, и самих монет, — уверен эксперт.
— Интернет, конечно, значительно облегчает поиск интересных экземпляров и делает процесс обмена и купли-продажи быстрым и удобным. Но вместе с тем старинных монет становится всё меньше, они оседают в частных коллекциях. Кто-то, конечно, вскрывает бабушкины кубышки, но их осталось немного. Вот и получается, что основным поставщиком «новых» старинных монет выступают кладоискатели.
— А когда наши советские рубли будут представлять хоть какую-то ценность?
— Лет этак через 100, не раньше, — улыбается Валерий Киселёв, отвечая на мой дилетантский вопрос. Уж очень большой тираж и малоинтересная чеканка.
 
источник: Журнал \"Кладоискатель\" № 22

Дина Оккерт


На сайте есть: