Вокруг кладоискательства всегда удивительные дела. В 1815 году в Оханском уезде один крестьянин «по секрету» рассказал трем крепостным мастеровым графа Строганова о том, что знает место, где зарыт клад на 70 тысяч рублей. Сторожить клад приставлен «лесной» (леший), который требует за выдачу клада полторы тысячи рублей, ведро водки и рыбный пирог весом 10 фунтов (4 кг).
— Ничего себе аппетит у «лесного»!
Мастеровые зачесали в затылках: оно, конечно, что ж, не. без того ж, однако ж...
— Сходите сегодня ночью на место—точно своими гла-зами все увидите, ей-ей! — клялся мужик.
Ночью компания пошла искать клад. Долго пробирались лесом, наконец вышли к указанному месту на краю рощи, около большого муравейника у старой ели, и, действительно, на небольшой глубине в яме лежал окованный железом сундук... Как только кладоискатели попытались вскрыть его, из чащи леса раздался страшный трубный голос: «Эй! Не трожьте сундук! Не то смерть вам будет лютая! Если хотите получить клад, то в полночь принесите денег полторы тыщи, ведро вина хлебного и пирог рыбный в десять фунтов, а сейчас прочь отсюда: некогда мне тут с вами вожжаться, я на войну иду!»
Кладоискатели в страхе бросились бежать. Однако дома; рассудив на трезвую голову, решили, что дело-то стоящее, чай, не каждый день клады сами в руки даются. Велели бабам испечь пирог, сбегали в кабак за ведром водки, поскребли по сусекам, набрали четыреста сорок семь рублей, и в полночь, перекрестившись, понесли на заветное место дары «лесному».
— Дары ваши принимаю,— услышали они голос лешего, — но клада сегодня не дам: месяц сейчас молодой, клад брать опасно — будет вам сильное увечье. Через две недели приходите, да дары не забывайте, а то денег мало принесли.
Через две недели мастеровые явились за кладом вновь. Принесли 38 рублей, пирог и полведра вина. Леший все равно заупрямился, сказал, что отдаст клад, только когда они принесут недостающую до полутора тысяч сумму.
— Эх, мужики! — раздосадованно сказал один из кладоискателей. — Давайте хоть одним глазком на клад глянем.
Таясь от лешего, мужики забрались в яму и приоткрыли крышку. Сундук был полон... камнями, битым стеклом и мусором.
Мужики бросились в кусты, откуда вещал «лесной». Трещали сучья, хлестал кустарник — это леший в темноте со всех ног улепетывал от разъяренных кладоискателей. Но не ушел — поймали. И что же? При свете фонаря мастеровые опознали в «лесном» того самого мужика, который навел их на клад... Ох и били ж его!
Такие проделки с доверчивыми простаками были широко распространены среди сибирских кладоискателей. Но вера в клады основывалась в большинстве случаев на вполне реальных, часто совершенно случайных, но оттого не менее ценных находках.


На сайте есть: