ГлавнаяСправочник кладоискателяПервооткрыватели подземной России

Колумб подземной России

 

Имя выдающегося русского археолога-спелеолога Игнатия Стеллецкого упоминается в связи с поисками библиотеки Ивана Грозного. Действительно, поиску царской «либереи» Стеллецкий посвятил многие годы своей жизни. Но подлинная научная заслуга Стеллецкого в том, что он открыл новый, дотоле неведомый мир, полный тайн и загадок, — мир «подземной России»... В детстве его больше всего интересовали книги о путешествиях и приключениях, дальних странствиях, загадках истории и тайнах подземного мира.
После окончания семинарии и духовной академии, после двух лет работы, он поступает в Московский археологический институт, одновременно работая в Московском архиве Министерства юстиции. И теш, в архиве, Стеллецкий впервые натолкнулся па документы, свидетельствующие о том, что в загадочных огромных подземельях под Боровицким холмом укрыта библиотека Ивана Грозного... «Здесь я нашел ключи к знаменитой своей романтической легендарностью библиотеке Грозного... Я решил найти последнюю любой иеной», — вспоминал Стеллецкий.
Но. изучая историю библиотеки, Стеллецкий неожиданно для себя подошел к более широкой теме — теме подземной Москвы. Еще во время своих работ в Палестине Стеллецкий обратил внимание па то, что подземелья и подземные ходы — обязательный элемент многих древних сооружений. Москва, часто подвергавшаяся осадам иноземных захватчиков, тоже должна иметь систему подземных сооружений, полагал Стеллецкий. Сначала он обследовал подземную часть дома Археологического общества па Берсеневской набережной в Москве — бывшие палаты дьяка Аверкия Кириллова постройки XVII века. Во дворе дома Стеллеикий раскопан остатки белокаменной лестницы, которая уходила куда-то под Москву-реку... Но дальше продвинуться не удалось: графиня Уварова, глава археологического общества, категорически запретила раскопки.
Но Стеллецкий уже почувствовал, что он на верном пути. При его участии была создана комиссия «Старая Москва». Под ее эгидой Стеллецкий изучал московские монастыри и древние здания. Он нашел и обследовал подземные ходы в Донском и Новодевичьем монастырях и некоторые дома постройки XVI—XVII веков. Работа комиссии пошла свое отражение в многочисленных протоколах обследования старинных подземелий. «Эти протоколы — сущий клад для будущих спелеологических вторжений в подземную Москву, а также в тайники Кремля», — писал Стеллецкий. Поиски подземелий распространялись и на другие города — Стеллецкий ездил по древним русским городам, искал и находил подземные сооружения в Пскове, Изборске, Новгороде, Выборге, изучал пещерные монастыри Крыма.
Всего Стеллецкий располагал данными о 350 подземных объектах в Москве, из них около двухсот были им изучены и описаны.
После работ на Украине, Стеллецкий вернулся в Москву и снова спустился в ее подземелья. Им обнаружены и изучены подземные ходы под Сухаревой башней, Юсуповским дворцом, Симоновым монастырем. Он работал вместе со строителями метрополитена и Библиотеки им. Ленина. И снова открытия — новые подземелья, подземные ходы, лазы, замуровки, провалы... Подземная Москва как на ладони раскрывалась перед ученым.
В 1933 году по личному разрешению Сталина Стеллецкий начал работы в Московском Кремле. В течение года шли раскопки в подземельях Арсенала и Арсенальной башни. Стеллецкому удалось обнаружить многое — остатки подземного хода, построенного Аристотелем Фиораванти, каменную цистерну для воды, устроенную Пьетро Солари в Арсенальной башне. Но библиотека Ивана Грозного снова осталась недосягаемой.
Война поставила точку в поисках неутомимого искателя. Он еще верил, что после войны вернется к своим поискам и обязательно найдет библиотеку. Официальная наука по-прежнему неприязненно относилась к поискам ученого. (Такие чувства остро переживал, пересматривая свой 10-летиий труд, изложенный на бумаге, о подземной Москве... Как никогда меня охватила злость, раздражение. Почему мне долгими годами зажимают рот и я ничего не могу напечатать о своих открытиях, которые, безусловно, наделали бы шум?» — писал Стеллецкий.
Летом 1942 года началась бесконечная череда болезней. Стеллецкий продолжал работать, много писал, а летом 1945 года в Риге последний раз спустился в подземелья, которым посвятил всю свою жизнь.


На сайте есть: