ГлавнаяКурские кладыОтчет о раскопках городища “Крутой курган”

Б.А. Рыбаков

Отчет о раскопках городища “Крутой курган” близ с. Гочева

 

Курской области в 1937 г. *

            Городище “Крутой курган” является частью большого комплекса археологических памятников, находящихся близ селения Гочева Беловского района Курской области.

 

            Здесь, на высокой террасе реки Псел имеется два небольших городища, отстоящих друг от друга на 400 метров, обширное селище на плато, защищенное с напольной стороны валами и, наконец, огромное курганное кладбище, начинающееся непосредственно за валами.

 

            Всего курганов насчитывалось около 3 000.  Весь комплекс носит у местного населения название “Гочевок”, а отдельные его части называются: Предгородье (площадь селища), Загородье (мыс, примыкающий к селищу), а два городища, укрепляющие углы поселения, носят названия “Царский дворец” (северное городище) и “Крутой курган” (южное городище).

 

            Гочевские памятники неоднократно привлекали внимание исследователей. Раскапывались преимущественно курганы. Курганы имеют большой хронологический диапазон – от X до XIII вв. и интересны по составу инвентаря. Встречены погребения с оружием. Среди вещей есть северянские, радимические и половецкие. Очевидно, “Гочевок”, расположенный на границе степи, был пограничным городком Курского или Переяславского княжества [Л. 1].

 

            Раскопкам подвергались не только курганы, но и те или иные участки поселения. [Д.Я.] Самоквасов [в 1909 г.] раскопал (в пяти местах) площадь около 400 квадратных метров, но в дневнике лишь перечислены основные находки […].

 

            Как показывают архивные материалы ИИМК, раскопки на Крутом Кургане производил и [В.Н.] Глазов [в 1913, 1915 гг.], который заложил три параллельные траншеи поперек городища. Следы южной траншеи, оставленной, очевидно, незасыпанной, хорошо видны и теперь (Они отражены в нивелировке). Отчетности о раскопках Глазова нет [в распоряжении Б.А. Рыбакова. См.: Глазов В.Н. Отчеты о раскопках в Обоянском уезде… // Рукописный архив СПб. ИММК. Ф. 1. Оп. 1913 г. Д. 123; Оп. 1915 г. Д. 93]. Шурф, заложенный нашей экспедицией для проверки глазовских раскопок, показал, что Глазов вскрыл только очень незначительную часть культурного слоя и бросил раскопки, не дойдя до древних сооружений, лежавших значительно глубже. Помимо раскопок, ведшихся с научной целью, городище Крутой Курган разрушалось одним религиозным шарлатаном – [слепым] “старцем Ионою” [Никитичем Есиповым], который около 30 лет (до 1927 г.) рыл на территории городища “пещеры”, в которых жил и устраивал молебствия. По счастью, его колодцы и ходы залегали обычно глубже культурного слоя, в грунте и потревожили лишь часть городища (тыльный вал и прилегающие к нему участки).

 

            В одном случае вал городища обвалился из-за подземного хода “старца Ионы”. Этот ход был обнаружен нами при зачистке  [Л. 2] разреза вала (См. восточный угол разреза вала Я).

 

            Городище “Крутой Курган” представляет собой мыс береговой террасы, вытянутой с С–З на Ю–В. Верхние пласты мыса – плотный песок и глина; подстилающий материал – известняк. Высота над пойменной долиной р. Псел – 40–42 м. Городище имеет седлообразную форму. От плато оно отделено широким рвом глубиной до 6 м. Тыльный вал достигает 8 метров высоты. Боковые валы сохранились неравномерно: на западной стороне вал сильно оплыл, но все же хорошо заметен. На восточной стороне вал разрушен раскопками Самоквасова. Передний вал возвышается над площадью городища на 1 метр. Этот участок вала сильно ополз вниз и, кроме того, наклон площади городища к концу мыса способствовал наплыванию культурного слоя к этой части городища. Площадка внутри валов невелика – длину она имеет 50 метров, а в ширину 15 м. (в средней части). Наклон с С–З вниз к Ю–В – 6 м. Склоны городища очень круты (местами до 60 [градусов]). С городища очень хорошо просматривается окружающая местность. На Юг и Ю–В видимость до 18 километров. Несколько лет назад площадь городища распахивалась под бахчу.

 

            Экспедиция 1937 г. организована на средства Курского Областного музея.

 

            Начальник экспедиции – Б.А. Рыбаков (МОГАИМК).

 

            Сотрудники: И.И. Ляпушкин (аспирант ГАИМК), Е.Т. Гученко (Курский областной музей), П.С. Ткачевский (Курский областной музей) и Л.А. Литошенко (Курский областной музей). Все материалы поступили в Курский областной музей. Раскопки продолжались с 11 июня [Л. 3] по 4 августа.

 

            Всего было вскрыто 160 кв. метров с мощностью культурно слоя от 1,5 до 7 м (в валу).

 

            Выбор городища “Крутой Курган” из всего комплекса гочевских археологических памятников объясняется следующими причинами: детальное обследование селища с многочисленными шурфами показало, что вся территория селища распахивается глубокой тракторной вспашкой. Культурный слой на селище – 15–20 см и сильно нарушен. Вести раскопки селища было нецелесообразно. Задачей же экспедиции являлось исследование поселения, связанного с хорошо известными уже курганами.

 

            Городище “Царский Дворец” сильно поросло крупным орешником и представляло много затруднений для раскопок. Наиболее благоприятным местом для раскопок оказалось городище “Крутой Курган”, хотя северная часть его и потревожена “старцем” и раскопками Глазова, а северо-восточные склоны – раскопками Самоквасова.

 

            В основу методики раскопок был положен принцип послойной раскопки широких площадей. Раскопка мощного культурного слоя велась пластами по 20 см каждый. Такое математическое членение культурного слоя велось лишь до тех пор, пока не попадались те или иные определенные объекты (печи, ямы, землянки, кострища и т.д.). Тогда производилась зачистка древней поверхности данного объекта и изучалось его взаимоотношение с соседними, налегающими и подстилающими объектами [Л. 4].

 

            Для получения промежуточных профилей, могущих ускользнуть при раскопке широкой площадью, оставлялись контрольные бровки. Направление и длина бровок определялись в зависимости от обстоятельств: при раскопке перепутанного верхнего слоя бровкой пересекался весь раскоп; при исследовании землянки узкая бровка шла от центра землянки к краю по радиусу (см. фото №  [? номер негатива не указан]).

 

            Объекты, входившие в границы раскопа этого года лишь частично, до конца не исследовались и не разрушались – для того, чтобы в дальнейшем при расширении раскопа детально изучить их.

 

            До раскопок была проведена тщательная нивелировка местности (превышение измерялось через 1 метр), на основе которой составлена микросъемка с горизонталями, проведенными через 10 см.

 

            Для раскопок было выбрано непотревоженное место (без видимых следов повреждений) близ вала. Основной раскоп, ориентированный по сторонам света, имел 8х8 метров. В дальнейшем было прирезано еще 32 кв. метра. Помимо основного раскопа, имевшего целью выяснение жилых и хозяйственных комплексов, был заложен шурф 5х2,5 м для контроля траншеи Глазова (шурф 3).

 

            Вне площадки городища было произведено два разреза вала. Один из них (разрез Я) являлся зачисткой осыпавшегося вала, перерезанного ранее ходом Ионы. Длина этого раскопа – 12 метров. Раскоп имел лишь одну стенку.

 

            Второй разрез (разрез Ю) был осуществлен траншеей шириной в 1,5 м, длиной в 13 метров, глубиной (от вершины вала) в 4 метра [Л. 5].

Основной раскоп (квадраты А, Б, В, Г, Д, Е)

            Глубина 0–20 [см].

 

            1. Характер слоя: чернозем с примесью мелких камней (песчаник) и небольших кусков железной руды.

 

            2. Остатки сооружений: нет.

 

            3. Находки: 1) керамика, лепная и гончарная; 2) кости животных; 3) шлак; 4) куски обожженной глины; 5) серп железный (Г 2).

 

            Глубина 20–40.

 

            1. Характер слоя: чернозем с включением камней (песчаник, кварцит и др.), постепенно переходящий в чернозем с примесью супеска. На квадрате Б – чернозем, переходящий в супесок с пятнами песка и вкраплениями отдельных угольков.

 

            2. Остатки сооружений: нет.

 

            3. Находки: 1) керамика, лепная и гончарная; на квадрате Г 2 кроме того лепная, тонкостенная с отверстиями на венчике; 2) кости животных и птиц; 3) куски руды (А и Д); 4) шлак; 5) кусок глиняной обмазки (А); 6) куски обожженной глины (Д) [Л. 5].

 

            Глубина 40–60.

 

            1. Характер слоя: чернозем с примесью песка и супеска; на квадрате Б – супесок с пятнами песка. На кв. А и Б вкраплены угольки. На кв. В и Г с включением камней и кусков железной руды. На кв. А с С–В на Ю–В – узкая песчаная полоса шириной 10 см.

 

            2. Остатки сооружений: на участке Г 2 обнаружено скопление камней (песчаник) и немного углей.

 

            3. Находки: 1) керамика, лепная и гончарная; на квадратах А и Б кроме того лепная, тонкостенная с углублениями на венчике; 1 А — глиняная лепная сковородка с защипным краем; 2) кости животных; на кв. Б кроме того кости птиц; 3) проколка костяная (кв. Б); 4) два железных ножа малых размеров; оба сломанные (кв. Б); 5) кремень (кв. Б); 6) щиток рыбий (кв. Б); 7) рыболовный железный крючок (Г 2); 8) железная стрела (Г 1); 9) кресало (Г 3); 10) нож железный (Д 3) [Л. 7]. 

 

            Глубина 60–80.

 

            1. Характер слоя: на квадрате В и частично Б 3 – чернозем с примесью супеска и включением мелких камней (песчаники). На квадратах А и Б 1 и частично Б 2 – супесок с песчаными и зольными пятнами и с вкрапленными углями. На квадрате А 1 – А 2 полоса бурой земли. На границе кв. В 1 и В 2 и в юго-зап. углу кв. В – скопления серого песка.

 

            2. Остатки сооружений: на квадрате А 2 среди желтого песка (без какой-либо примеси) – обожженное бревно; слой А 5 как с углями; на квадрате Б в сев.-вост. части его обугленное бревно, а левее его крупные  [линзы] с углями; на кв. Б 1 в западной части остатки кола; на квадратах В 1, В 4 и Г 2 кучи камней, песчаник.

 

            3. Находки: 1) керамика, лепная и гончарная; на квадрате Б кроме того, лепная тонкостенная с отверстиями на венчике и глиняные легкие сковороды с защипными краями; 2) глиняное пряслице (кв. Б 2); 3) шиферное пряслице (кв. Б 4); 4) часть глиняной игрушки (Б 2); 5) железный крючок (Б 2); 6) 2 бочкообразных глиняных грузила (Г 4); 7) железный топор, найден в полосе бурой земли на кв. А 1; 8) на квадратах А 2, Б – рыбья чешуя [Л. 8]; 9) кости животных (кв. Б, В, Г); 10) кусочек обожженной глины (В); 11) бронзовый предмет неизвестного назначения (кв. Е 4); 12) пряслице глиняное (Е 4); 14) кусок обгорелого дерева (Е 2).

 

            Глубина 80–100.

 

            1. Характер слоя:  чернозем с примесью супеска и песка, с вкрапленными углями; с В на З квадрата А проходит песчаная полоса желто-серого цвета, перебитая в некоторых местах пятнами чернозема (А 4–А 3); посредине квадратов А и Б в северной их части пятно большое серо-желтого песку с глинистыми кусками; в верхней части пятна заметна обожженная земля и спрессованная зола; весь квадрат Г, за исключением северной части кв. Г 1 и Г 2, юго-западной части кв. Г 3 и юго-восточной части кв. Г 4, в нижней части слоя переходит в желто-серый песок, захватывающий восточный угол кв. В 2; в юго-западном углу квадрата В 3 во всех толщах слоя – серый песок; в верхней части квадратов Д и Е слой желтого песка; в кв. Д 4 – нора.

 

            2. Остатки сооружений: на квадрате В 1, в южной его части обнаружена куча камней (песчаник); на квадрате Г 2 найдена подобная же куча камней; в середине квадрате Д, ближе к его восточной части и в северо-западном углу кв. Е обнаружены обожженные бревна и глина  (желтая и красная);  в юго-восточном углу кв. А 1 – кусочки угля на границе квадратов А 1 и А 2 на кромке песчаного пятна – кучка углей [Л. 9]; на квадрате Г 2 на восточной стороне песчаного пятна – угли; на квадрате Г 1 – куски обожженной глины.

 

            3. Находки: 1) керамика, лепная и гочарная; 2) рог оленя; (Б 2); 4) железный крючок (Е 2); 5) глиняное пряслице, недоделанное (Е 4); 6) бронзовая стрелка (Е); 7) 2 железных ножа (Е 1 и Е 4); 8) кости животных и птиц; 9) рыбьи кости (кв. Б); 10) шлак (кв. А и Б); 11) кусочки руды.

 

            Глубина 100–120.

 

            1. Характер слоя: в основном супесок и чернозем, с вкраплениями мелких углей; северо-восточная часть кв. А 2 и северо-западная часть кв. Б 1 и Б 2 – желтый песок, переходящий на кв. Б 3–4 в пятна; почти весь квадрат Г и северо-восточный угол квадрата В 2 занимает полоса серо-желтого песка, широкая на кв. Г 4 и постепенно суживающаяся к кв. В 2; в юго-западном углу кв. В (В 3 и частично В 1) пятно серого песка; в северной части кв. Д большое пятно желтой земли (Д 1 и Д 2), переходящее на кв. Е в пятно обожженной глины (местами докрасна).

 

            2. Остатки сооружений: вся центральная часть квадрата В – обожжена особенно сильно на квадрате В 1 и северо-восточном углу кв. В 3; здесь же скопления углей, обгоревшие [Л. 10] куски дерева и обожженная глина; в юго-западном углу кв. Б (Б 3) – очаг (груда обгоревших камней с углями и перегоревшие кости); от очага на юг идет кладка длиной 35 см камней песчаника, промазанная желтой, обожженной глиной; около камней обугленная плаха (длина 45 см); в конце плахи и кладки – зола; длина очага 20 см, ширина – 50 см, высота кучи камней до 40 см. Около очага, в южном направлении, разбросаны угли и в небольшом количестве кости; очаг уходит вглубь (подробное описание его см. особо); на квадрате Б 4, захватывая край квадрата Г 2, куча камней песчаника; на южной границе квадрата Д пятно обожженной земли и вблизи куча камней; в восточной части квадрата Ж (Д 2 и Д 4) и Е частью на черноземе с примесью супеска, частью на желтой земле, которая на квадрате Е переходит в слой обожженной глины толщиной в 20–23 см, обожженные бревна и обожженная глина с углями; на квадрате Е, в южной части его, разрушенный очаг – камни, глиняная обмазка на сильно прожженной земле; на квадрате Е 2 на слое пережженной глины – яма; размеры [ее] 1,3 х 1,3 м, глубина 2 м 45 см; на дне ямы, в золе и углях – рыбьи кости, чешуя, кости животных и птиц; поверх этого большое количество битой глиняной посуды (яма № 4); от краев ямы легко отделяется насыпная земля; подробное описание ямы см. особо [Л. 11].

 

            3. Находки: 1) керамика лепная, гончарная в очень небольшом количестве, встречена лишь на квадрате В; на квадрате Б черепок лепной с отверстиями на венчике; 2) глиняное грузило (Б 4); 3) кость со следами обработок; 4) шлак (В); 5) позвонок рыбы и чешуя (Б 4); 6) кости животных (В и Г); 7) куски руды.

 

            Глубина 120–140.

 

            1. Характер слоя: чернозем с примесью супеска; почти на всем квадрате В чернозем обожжен, за исключением восточной части; в юго-западном углу квадрата В (В 3) – песчано-землистый слой с кусками обожженной глины и угля; восточная часть квадрата Г (Г 2 и Г 4) – полоса желто-серого песка; пятна такого же песка небольшого размера выделяются в середине квадрата Г 3.

 

            2. Остатки сооружений: на границе квадратов А 1 и А 2 (северная часть кв. А) – очаг (обожженные камни и глина); на квадрате Б в юго-западной части его, захватывая небольшую часть северо-западной части квадрата Г 1 (продолжение очага (см. предыдущий слой); подробное описание см. особо; в северо-восточной части квадрата Е – яма ( № 3, оказавшаяся пустой) [Л. 12]; по середине квадратов А – Б – В – Е – яма диаметр[ом] 1,5 х 1,5 м, глубина 65 см от зольного слоя; на дне ямы угли, зола, выше черепки, камни и небольшое количество костей; на границе квадратов Е и Б – яма ( № 11) под камнями (слой которых достигал 25 см); диаметр 1 м, глубина от культурного слоя 25 см; яма пустая.

 

            3. Находки: 1) керамика лепная, кроме одного венчика, сделанного на гончарном кругу (кв. В); 2) олений рог с зарубками и отбитыми концами (кв. А 1); 3) железный предмет (кв. А 1); 4) костяная проколка (кв. А 1); 5) кости животных.

 

            Глубина 140–160 [см].

 

            1. Характер слоя: чернозем и супесок; квадраты А 1, А 2 и А 4 – желтая земля; почти весь квадрат В занят пережженным черноземом с примесью угля; восточная часть квадрата В и юго-западный угол квадрата Г 3 заняты узкой полосой желтого песка; весь квадрат Г – чернозем с сильной примесью серо-желтого песка, что придает [ему] желтоватую окраску; восточная часть квадрата – желтый песок; весь квадрат насыщен углем и имеет пятна обожженной земли; на кв. А 3 – зольное пятно и угли.

 

            2. Остатки сооружений: на границе квадратов А 1 и А 2 (северная часть квадрата А) продолжение очага, открытого в II слое [Л. 13]; яма, обожженные камни; на квадрате Б в юго-западной его части и кв. Г продолжение печи, открытой в предыдущей слоях; см. [их] описание.

 

            3. Находки: 1) керамика лепная; 2) железный нож; 3) олений рог со следами обработки (В); 3) небольшой точильный брусок (В); 5) кости животных; 6) небольшой лепной горшок (целый) на границе квадратов Г 1 и Г 3 [Л. 14].

 

            Фиксация процесса раскопок  производилась поквадратно-послойно. Раскопочной единицей (в смысле учета) являлся квадрат 4х4, имевший литерное обозначение (от А до Е), разделенный в свою очередь на четыре метровых квадрата, обозначавшихся цифрой. Глубина обозначалась цифрой 20-сантиметрового пласта. Так, например, находка в юго-восточном углу квадрата Е на глубине 95 см обозначалась шифром Е 4–5. Для определения глубины более точно (для важных находок) были протянуты через раскоп контрольные шнуры, от которых производились замеры. Форма дневника – карточная. На каждый квадрат – отдельная карточка для пласта 20 см. Карточка имеет план квадрата в масштабе 1/20 на клетчатой бумаге, куда цветными карандашами по разработанной шкале условных обозначений точно наносится каждый предмет, характер слоя, прослойки, сооружения и т.д. Сбоку записывается описание слоя и находок. Профили зарисовываются отдельно и не на 20 см, а на большую глубину. Комплексы, выходящие за пределы отчетных квадратов, описываются особо.

 

            Всего составлено 42 схемы (из дневника), 21 чертеж (обобщающие планы, профили) и сделано 76 фотоснимков. В результате раскопок на квадратах А, Б, В, Г, Д, Е выяснилось, что материк сильно понижается в направлении к острой части мыса, культурный слой несколько сползал вниз к валу и в силу этого заполнял нижнюю часть площадки городища, уменьшая разницу высот между материком и валом. Толщина культурного слоя в северных квадратах 140 см, а в южных – 270, разница в 130 см. должна быть отнесена отчасти за счет оползания слоя [Л. 15]. Необходимо также учесть, что центральная часть городища вычерпывалась во время насыпки валов, когда землю брали с середины городища. Как можно было убедиться, культурный слой был сильно перемещен, дневная поверхность обнаруженных землянок повсеместно нарушена. Здесь необходимо учитывать постройку валов. Интересно отметить, что чем ближе к валу, тем больше в этом месте вычерпано земли. Как увидим ниже, при рассмотрении структуры вала, вал насыпался и из культурного слоя, и даже из материка. Следовательно, уже в давнее время на территории городища происходили такие крупные земляные работы, которые затрагивали материк. Как видно из разрезов вала, сооружение его относится ко времени более позднему, чем основные комплексы городища. Поэтому-то они и пострадали при насыпке довольно мощного вала.

 

            Землянка на квадрате В.  Из поздних сооружений, относимых к X веку, в раскоп попала только одна землянка на квадрате В. Эта землянка прикрывала собою более древнюю землянку с печью, которая была прикрыта песком, глиной, и на этой выравненной площади было создано новое жилище, примыкающее вплотную к валу (землянка сделана после вала и опиралась на него). Окончательно решать вопрос о хронологическом соотношении вала и этой землянки можно будет лишь после исследования вала, который на этот раз раскопок затронут не был.

 

            Блюдообразное дно землянки было покрыто рыбьей чешуей, зернами проса и черепками. Посуда почти вся лепная, толстостенная с гребенчатым орнаментом. Найден лишь один черепок с волнистым орнаментом, сделанный на кругу. Пряслице [Л. 16] здесь найдено глиняное, хорошей выработки; найдена круглая железная пряжка. Наиболее интересная находка – литейная форма (половина, из глины, для медалевидной подвески). Наличие пластичных литейных форм можно было предполагать – исходя из анализа литейной продукции. Данная находка является первой глиняной формой для этого времени. В этой же землянке обнаружено два куска железного шлака. Насколько данная землянка была связана с металлургическим производством, судить трудно. Дата ее устанавливается по глиняному пряслицу и гончарному черепку – рубеж X и XI вв. Против середины XI в. говорит отсутствие шиферных пряслиц и стеклянных браслет[ов].

 

            Других сооружений, одновременных землянке, на территории раскопок нет. Это объясняется тем, что как раз в X веке население городища стало заселять обширное плато. Здесь же были возведены валы и бывший поселок превратился в убежище. Керамики XI–XIII вв. в культурном слое чрезвычайно мало. Единичные находки фрагментов гочарной керамики в других местах едва ли можно связывать с теми комплексами, около которых они найдены.

 

            Жилища, печи, ямы. Основное содержание раскопа составляют остатки жилых сооружений, стратиграфически залегающих ниже землянки X–XI вв. Все они объединены общностью керамики и конструкции. Керамика в них лепная, по форме близкая к позднейшей курганной, но несравненно грубее. Остатки жилищ покрыты горелыми бревнами, лежащими в беспорядке. Возможно, что жилища совсем не были углублены в землю. Очаги и печи этих жилищ расположены очень тесно и близко [Л. 17]. По линии, отделяющей квадраты Д и Е от А и Б на расстоянии 6 метров имеется 4 очага. На границе между АБ и ВГ на протяжении 5 метров имеется 3 печи.

 

            Очевидно, эти сооружения, несмотря на кажущуюся однородность вещей, относятся к разному времени, но хронологическая разница не была особенно велика.

 

            Судя по остаткам пола, присыпанного песком (С–В угол кв. Д и С–З угол кв. Б, а также соответственно углы А и Б), жилище имело четырехугольную форму. Прослеживается эта форма плохо. Внутри жилища (не в центре) помещался сложенный из камней очаг или печь и несколько ям различного назначения. Очаги делались очень примитивной формы из нескольких кусков песчаника. Иногда очаг делали в яме. Ямы имели различную форму: бочковидную или грушевидную. Дно ям всегда плоское, некоторые ямы (например, № 13) имели значение хранилищ. В яме № 8 сохранились зерна проса. Другие ямы предназначались для мусора. Так, например, яма № 4 наполовину была заполнена мусором: кости, камни, черепки. Сюда же попал один вылепленный, но не обожженный глиняный сосуд.

 

            Назначение некоторых небольших мелких ям (например, № 5, 22) неясно.

 

            Большой интерес представляют найденные печи. Печь на квадрате Б (частично входит и в Г) представляет довольно сложное сооружение. Одна стенка ее сложена из тесаных плит известняка, затем к этой стенке примыкает яйцевидная камера, сделанная из глины и камней. Кроме камней, употреблялись конические глиняные кирпичи. Камера эта сверху закрыта камнями. Внутри яйцевидной камеры найден целый горшок, стоявший на дне в середине. Никаких следов горения внутри камеры нет. Сбоку [Л. 18] камеры вмазан большой кусок толстой глиняной корчаги таким образом, что образует как бы перекресток. Над камерой найдено большое количество обугленных длинных плах, огороженных каменной кладкой, и в стороне куча прокопченных камней. Очевидно, печь эта топилась сверху, а камера играла роль духового шкафа, в который ставили горшки через боковое отверстие, перекрытое вмазанной в печь корчагой. Длина печи – 2 м.

 

            Рядом с этой печью, на юго-запад от нее имелась другая печь, совершенно иной конструкции. Массивная, четырехугольная, она сложена из небольших камней и глиняных конических кирпичей. Сопло ее и самая топка обмазаны глиной. Под печи также глиняный. Внутренняя часть ее выложена очень ровно с прямыми углами. Высота ее 70 см, длина 130, ширина 120 см. Датировка этих жилищ с печами и хлебными ямами представляется затруднительной. Поскольку часть этих комплексов прямо перекрыта землянкой X – начала XI вв., можно думать, что последним верхним пределом их является IX век. Но учитывая долговременность их существования, древнейшую, нижнюю дату можно отодвинуть предположительно в VII столетие н.э.

 

            Характер керамики, являющейся прототипом позднейшей курганной, конические кирпичи, глиняные сковороды, костяные проколки и ряд других вещей сближают основной слой городища “Крутой курган” с городищами “роменского” типа, известными на Ворскле, Суле, Сейме. Кроме того, есть много точек соприкосновения с Боршевским городищем, раскопанным П.П. Ефименко [Л. 19].

 

            Подстилающим слоем для этих комплексов является керамика баночного типа с отверстиями (или выпуклостями) по венчику. Этой керамики немного, она встречается преимущественно в нижних горизонтах, но связать ее с каким-либо определенным комплексом не удалось. Известный процент такой керамики имеется почти на каждом городище Курской области (материалы Курского музея).

 

            Возможно, что по времени она не очень далеко отстоит от керамики роменского типа ([и относится к] IV–VI вв.). Древнейшим предметом, найденном при раскопках, является бронзовая втульчатаая стрела скифского типа. Найдена она в верхних слоях (T 3) на 40 см. выше славянских горшков с клеймами XI–XII вв. н.э.

Разрез вала, траншея Ю

            Вал был насыпан на жилую поверхность. В траншее на уровне подножья вала были обнаружены следы плотной обмазки пола, состоявшей из извести и соломы. В пол втоптаны были зерна проса, мелкие угли и чешуя. Всё, что находилось поверх этого древнего пола, является искусственной насыпью. На внешний край вала насыпали культурный слой с городища. Он содержит самые разнообразные находки, включая гончарную керамику. Из находок наиболее интересны медное височное кольцо волынского типа с висячей гроздью крупной зерни (IX–X вв.) и игла для плетения, сделанная в виде змейки **.

 

            В середине вала насыпан материковый песок, а с внутренней стороны вал укреплен большими массивами и тонкими прослой [Л. 20] ками плотной, утрамбованной, обожженной глины (В 1939 г. выяснилось, что глина необожженная [Приписка к машинописному тексту отчета]). Высота вала от древнего пола до вершины 260 см. То обстоятельство, что удалось проследить подошву вала, является очень важным для датировки сооружения вала. Обмазка пола прослежена на протяжении 8 метров, толщина ее 15–20 см. Местами на этом полу встречены беспорядочно лежащие бревна. Возможно, что это остатки избы, снесенной при постройке укрепления. Под полом имеются крысиные норы. Непосредственно под полом идет культурный слой с грубой гончарной и лепной керамикой. Эта керамика может быть датирована X – началом XI вв.

 

            Под полом, который датируется XI в., начинается целый ряд различных сооружений. На глубине 230 см от поверхности вала (30 см под полом) была найдена печь сферической формы, сложенная из камней и из конических кирпичей. Здесь впервые удалось установить настоящее назначение этих загадочных [прежде] глиняных конусов. Они служили для конструирования свода. Коническая форма была очень удобна для этого. Промежутки между кирпичей промазывались глиной. Часть кирпичей найдена в самой печи, а часть представляет обрушенный свод.

 

            В центральной части траншеи под стерильной прослойкой материкового песка в углублении находится очаг с керамикой древнейшего (для этого города) типа. Очаг лежит непосредственно на материке. В восточной части траншеи имеется яма глубиной в 180 см. Керамика очага соответствует основному слою площади городища.

 

            В нижних слоях лепная керамика роменского типа всё больше уступает место керамике с отверстиями по венчику [Л. 21].

 

Разрез вала. Зачистка Я.

            Вал в этом месте мощнее, чем в траншее Ю. Схема конструкции его несколько отличается. Вершина вала также обложена обожженной глиной, но насыпанию самого вала предшествовало создание на краю обрыва мыса деревянных клетей. С внутренней стороны к клетям вплотную был положен большой массив плотной серой глины. В задней части разреза видна деформация слоя, вызванная ходом Ионы.

 

            Под глиной и бревенчатой конструкцией идет слой чернозема. В нем найдена лепная керамика роменского типа. Один горшок имеет присохшие к нему органические остатки. Слой чернозёма чередуется со слоями известняка, наверху оказались более древние слои. Пола, состоящего из специальной смеси, здесь нет, но древний горизонт очень хорошо определяется по слою кострищ.

 

            В основании вала найдены железные ножи, бронзовое височное кольцо, шиферное пряслице, глиняное пряслице, каменный жернов. Керамика гончарная и лепная. Кострище в основании вала датируется XI в. Странно отсутствие стеклянных браслет[ов]. Высота вала от основания до вершины 380 см. На высоту в 340 см вал несомненно насыпался в один прием. Так как в отношении хронологии вещей разрез вала дает “зеркальную”, обратную картину: вещи наиболее близкие ко времени сооружения вала, попали вниз, а вещи более древние, взятые вместе с землей на большой глубине, попадают на вершину вала. Под слоем XI в. – яма, содержащая лепную керамику с отверстиями по венчику [Л. 22].

 

 Шурф 3 (контрольный)

            Шурф заложен поперек глазовской траншеи. Выяснилось, что Глазов провел раскопки на глубину всего лишь 60 см и вскрыл только перепаханный культурный слой.

 

            В шурф целиком попала большая хозяйственная яма (диаметр – 95 см) бочковидной формы, часть землянки и частично две ямы. Яма в юго-западном углу содержала миниатюрные лепные сосудики.

 

            Керамика в культурном слое над этими ямами смешанная – лепная и частично гончарная.

 

            Толщина культурного слоя в шурфе – 213 см.

 

                                                                        Б. Рыбаков [Факсимиле].

 

            ГАКО. Ф. Р–3139. Оп. 8. Д. 2. Л. 1–23 (По др. нумерации: 191–213).


На сайте есть: