ГлавнаяАлтайские кладыСкифская эпоха Алтая
Фролов Я.В.

 

Ритуальные \"клады-приношения\" у детских погребений староалейской культуры.

В 1995-96 гг. при проведении аварийный раскопок на могильнике Обские Плесы П была выявлена интересная деталь погребального обряда - клады-приношения у детских погребений староалейской культуры. Рядом с тремя детскими захоронениями на могильнике Обские Плесы II (далее м. ОП II) и одним на могильнике Фирсово XIV на уровне древней дневной поверхности были найдены предметы из бронзы (далее - \"клады-приношения\"). Во всех случаях они лежали в 50-70 см от юго-западного края погребения в головах умершего (рис. 1-7). Видимо, эти предметы были положены около могильной ямы во время совершения захоронения. В состав \"кладов\" входят: двухлопастной наконечник стрелы, колоколовидная подвеска, две пуговицевидные пронизи - застежки и две бабочковидные бляхи.

Пуговицевидные пронизи-застежки (м. 51 ОП II) (рис. 1-1, 2) типичная деталь сакского сбруйного набора VII - VI вв. до н.э. Встречены они. и в раннескифских памятниках Тувы и Горного Алтая [Вишневская, 1973, табл. V-15,VII-3 и др.; Ермолаева, 1986, с. 160; Акишев К.А., Акишев А.К., 1978, с. 58, рис. 5; Арсланова, 1964, с. 80, рис. 12; Демин, Гельмель, 1992, рис. 3-5; Абдулганеев, 1994, рис. 4-3; Грач, 1980, рис. 83-2,109-1]. В основном подобные изделия различаются оформлением щитка. На пронизях-застежках из ОП II щиток имеет каплеобразную, грибовидную форму. Наиболее близки этим предметам пронизи-застежки из могильника Машенка 1 (Горный Алтай). Там они датируются нач. VI в. до н.э. [Шульга, 1996, рис. 1]. Пронизи-застежки, найденные на ОП II, возможно, использовались не только как деталь конской упряжи, но и как портупейное приспособление или элемент одежды. Бронзовая колоколовидная подвеска (м. 50 ОП II) (рис. 1-3), входящая в состав \"кладов- приношений\", довольно массивна, имеет фигурные пронизи по сторонам. Две подвески близкого типа найдены в погребении N 17 ОП II. Подобные подвески распространены довольно широко от Причерноморья до Монголии. Наиболее близкая аналогия рассматриваемому предмету была найдена в могильнике Майма XIX и датируется она VI в. до н.э. [Киреев, 1992, рис. 3,6, с. 45-46].

Бронзовые двухлопастные бабочковидные бляхи из могилы 259 Фирсово XIV имеют брак при отливке и характерные затертости от долгого употребления (рис. 1-4, б). Эти изделия являются типичной находкой в захоронениях староалейской культуры (17 экземпляров). Единичные находки бабочковидных блях встречены в могильниках РЖВ Верхнего Приобья [Кирюшин, 1979, рис. 1; Уманский, 1991, рис. 1; Кунгуров, Кунгурова, 1982, рис. 2, 3, 4; Троицкая, Бородовский, 1994, табл. ХХП-15; XIX-14-16]. Известны они и в южно-таежных районах Западной Сибири [Плетнева, 1977, рис. 28-6-10, рис. 22-5; Окладников, 1955, с. 160, рис. 50; Привалихин, 1987, табл. 2-8-9]. По-видимому, с территории Верхнего Приобья происходит одна из самых крупных коллекций подобных предметов в Сибири. Датируются они в пределах VI - V вв. до н.э.

Четвертым \"кладом - приношением\" является бронзовый двухлопастной наконечник стрелы, с выступающей втулкой, грани лопастей параллельны друг другу и в верхней трети пера сужаются к острию. Концы граней опускаются ниже втулки и образуют шипы (рис. 1-6) (м. 32 ОП II). Бронзовые двухлопастные и четырехгранные наконечники стрел с двумя шипами встречаются редко. Известны они у саков Приаралья в VII - VI вв. до н.э., савроматов в VI в. до н.э., в Минусинской котловине V - III вв. до н.э. [Вишневская, 1973, табл. XXV-23; Смирнов, 1964, рис. 26-4; Кулемзин, 1976, рис. 1-8, 16]. Возможно прототипами для изготовления наконечника из ОП II являлись втульчатые наконечники стрел с асимметрично-ромбическим пером. У них такие же пропорции, лишь иная конфигурация пера. По-видимому, наконечник стрелы из ОП II можно датировать как и асимметрично-ромбические наконечники VII - V вв. до н.э.

В целом, вещи из староалейских \"кладов - приношений\" обнаруживают ряд параллелей с ранне- скифскими памятниками Казахстана, Тувы и Горного Алтая и, в меньшей степени, юга таежной полосы Западной Сибири. Датировать погребения с \"кладами-приношениями\", видимо, можно в пределах VII - V вв. до н.э. или более узко - VI в. до н.э.

Аналогий такой специфической детали погребального обряда староалейской культуры, как \"клады-приношения\", в Верхнем Приобье нам неизвестно. Похожие \"клады\" встречены в ранне-164 скифских памятниках Тувы. Там в ряде случаев около погребений были обнаружены наборы конской упряжи. Причем в них присутствуют и бронзовые пронизи-застежки [Грач, 1980, рис. 83-1, 2]. Подобная деталь погребального обряда встречена и у саков Приаралья [Вишневская, 1973, рис. 7]. Кроме того, большое количество кладов, в которые входят раннескифские предметы конской упряжи, известно для территорий Восточного Казахстана и Горного Алтая [Акишев К.А., Акишев А.К., 1978, с. 38-39; Арсланова, 1974, с. 77-78; Бородаев, 1993, с. 150-151].

Вполне возможно, что \"клады-приношения\", обнаруженные на староалейских памятниках, являются несколько трансформированной деталью раннескифского погребального обряда, заимствованной населением Барнаульского Приобья у их более южных соседей. Использование бронзовых предметов (в основном в качестве приношений) в культовых целях является одной из ярких черт обрядности финно-угорских народов Западной Сибири и Приуралья, о чем свидетельствуют находки кладов бронзовых предметов. Кроме того, многочисленные предметы из бронзы, найденные на поселениях, могут быть своеобразными \"мини - кладами\" [Ширин, 1993, рис. 1; Плетнева, 1977, рис. 7, 10-1, 2; 12, 22; Привалихин, 1987.

Сейчас еще трудно определенно говорить о происхождении и этнической принадлежности населения, оставившего памятники староалейской культуры. Но уже видно, что в материалах этих памятников наблюдается смешение раннескифских традиций населения Казахстана, Тувы и Горного Алтая и традиций более северного таежного населения (кижировская, богочановская и др. культуры). Об этом, возможно, и свидетельствуют \"клады-приношения\" в детских погребениях староалейской культуры.

Сейчас площадь практически всех памятников археологии используются в хозяйственных целях, в основном, как пастбище или пашня. В результате этого часто уничтожается верхний почвенный слой. Многие археологические артефакты, которые находятся на небольшой глубине, зачастую не сохраняются. Например, таким образом, может быть разрушен и ряд \"кладов-приношений\" у погребений, в результате чего будет утрачена информация о важных деталях погребального обряда. В заключение следует еще раз подчеркнуть необходимость полного прекращения хозяйственного использования территории археологических памятников.

 

http://new.hist.asu.ru/


На сайте есть: