К числу амулетов-оберегов относятся различные изображения птиц и зверей, часто находимые в курганах в наборе с амулетами в виде предметов быта и оружия.
Рис. 8, 7. Плоские стилизованные коньки. Наиболее распространенным зооморфным амулетом было изображение плоского стилизованного конька с загнутым вверх хвостом и ушами в виде колечек. В Новгороде найдепо два таких конька — в слое начала XI в. (25-30-133) и в слое второй четверти XIII в. (15-11-670). Привески отлиты из меди в двусторонних каменных фор­мах **. Конек начала XI в. выделан тщательно, на лицевую сторону его на­несли кружковый пунсопный орнамент, характерный для этой категории вещей. Конек XIII в. сделан грубо, пе орнаментирован: видимо, традиция ношения подобных амулетов уже вырождалась. Время распространения коньковых привесок — X—начало XIII в. Ареал их охватывает северные земли восточнославянской территории (Брянская, Калужская, Москов­ская, Смоленская, Ленинградская, Псковская, Новгородская, Калинин­ская, Вологодская и Ярославская области) м, а наибольшая концентрация приходится на области расселения смоленско-полоцких кривичей 3\'. В. В. Седов считает, что появление коньковых амулетов связано с балтским субстратом смоленско-полоцких кривичей. Отсюда становится понятным распространение коньковых амулетов также в памятниках древних латыш­ских племен 33.
Рис. 8, 5у 6. Плоские прорезные уточки. Встречено пять таких привесок в слоях рубежа X—XI-копца XIV в. (26-30-13; 23-22-1097; 19-21-1571: 9-15-2141; 7-8-1967). Изготовлены они способом литья по восковой модели Спектральное исследование одной привески показало, что материалом служила оловяпистая бронза эо. У птиц сильно выгнутая грудь, посреди тела — завиток, изображающий крыло, загнутый вверх хвост.
Прорезные привески в виде водоплавающих птиц появляются в памят­никах Приладожья с X в. В XI—XII вв. они широко распространяются на северо-западе Новгородской и Псковской земель, в Костромском По­волжье, бассейне Северной Двпны, Прикамье, в Латвии, Швеции и Фин­ляндии 31. В погребениях они встречаются в наборе с другими амулетами — коньками, ложками и т. д. Трижды они найдены с западноевропейскими мо-нетами-привескамм XI в.за Весь археологический материал свидетельствует, что время наибольшего бытования прорезных уточек — это XI — XII вв., так что находка двух привесок Неревского раскопа в слоях XIV в. (ярусы 9 и 7) настораживает. Обе эти привески обнаружены в квадратах (1967 п 2141), примыкающих непосредственно к стенам раскопов, поэтому можно предположить, что они попали в слой случайно. Три другие новгородские привески хронологически хорошо укладываются в пределы рубежа X—XI—середины XII в. (ярусы 26, 23, 19). Видимо, время бытования в Новгороде плоских прорезных уточек — конец X—XII в.
Рис. 8, 9. Несколько отличается от описанных плоская фигурка уточки с рельефным орнаментом в виде крестов и полос на туловище, отлитая из бронзы по восковой модели (19-23-23). Она найдена в слое 30—50-х годов XII в. Подобные амулеты известны по материалам из курганов южного Приладожья.

 

 

Зооморфные привески
 
 
 
 
Рис. 8. Зооморфные привески
1 — 19-24-140; 2 — Тигв18-7в; а — 25-30-133; 4 — 15-11-670; б — 9-15-2141; 6 — 19-21-1571; 7 — 18-19-974; а — 14-15-1791; 9 — 19-23-23 10 — Ил25-240; и — 4-9-1135Б

 

Рис. 8, 1, 2. Плоские прорезные чрогатые» упючки. В слое второй-третьей четверти XII в. найдены плоские прорезные привески в виде фантастических «рогатых» уточек с выпуклой грудью, широко расстав­ленными ногами, загнутым вверх хвостом (19-24-140; Тихв18-76). Привески отлиты из бронзы в двусторонних литейных формах м. Аналогичные привески характерны для Новгородской земли и отражают связи Новгорода с соверо-западом Водской пятины, где они широко употреблялись в XI — XII вв. Распространены они были также на территории Литвы, Латвии, Эстонии, Карелии, Финляндии, так что появление их в Новгороде и Новго­родской земле может быть объяснено торговыми связями с прибалтийскими землями 35.
Рис. 8, 7  Плоская привеска-конь. О прибалтийских связях свидетель­ствует и находка привески-коня со слегка подогпутыми ногами, загну­тым хвостом и изображением двух кругов — символов солнца — на туло­вище (18-19-974). Датируется этот тип привесок XI—XII вв. Новгород­ская найдена в слое 60—70-х годов XII в.36

Рис. 8, 8, 10, 11. Плоские двуголовые привески. Встречены в количестве грех. Древнейшей из них является бронзовая ажурная коньковая привеска (Ил25-240). Облик ее типичен для Костромского Поволжья XII в.87. В Нов­городе привеска найдена в слое, датирующемся 10—30-ми годами XII в. Аналогичные привески есть в Белоозере зн.
В слое 30—60-х годов XIII в. найдена двуголовая коньковая привеска оригинальной формы, отлитая из бронзы в двусторонней литейной форме (14-15-1791). Она не имеет отверстий для шумящих подвесок, а лишь ушко для крепления шпура. Четко обрисованы выпуклые груди коней и согнутые ноги. Ближайшими аналогиями этому типу коньковых привесок являются привески из курганов южного Приладожья (XI в.) 39 и могиль­ников Верхнего Прикамья (X—XI вв.)40.
К позднему периоду (первая половина XIV в.) относится плоская шумящая привеска, изображающая весьма стилизованного двуголового конька (4-9-1135Б). Лицевая сторона ее украшона тремя вписанными друг в друга углублениями, повторяющими контуры привески.
В заключение отметим следующее: зооморфные привески служили амулетами. Они отражают идеологические представления их обладателей. Ареал этих амулетов — в основном северо-запад Восточной Европы, заселенный западнофинскими и балтекими племенами. В Новгороде боль­шинство этих привесок (и коньки, и уточки, и «рогатые» уточки) встречено в ранних слоях — конца X—XI—начала XII в. Любопытно, что за исключением двуголовой коньковой привески (рис. 8, 10), обнаруженной на Ильинском раскопе Торговой стороны, все остальные найдены на Неревском и расположенном рядом с ним Тихвинском раскопах. Вероятно, такая концентрация находок не случайна и связана с тем, что на раппом этапе истории Новгорода в Неревском конце (носящем финское название) оселп выходцы «чудского» населения Прибалтики и Водской пятины, а воз­можно, и Приладожья.


На сайте есть: