ГлавнаяАрхеология РоссииСолоха — клады причерноморских скифов

СОЛОХА

Чертомлык, поразивший мир богатством своих сокро­вищ, был далеко не единственным большим курганом на берегах Днепра, Здесь расположены сотни курганов; не­которые по величине немногим уступают Чертомлыку. Однако в течение долгого времени археологи, при всей соблазнительности богатых находок, неохотно брались за их раскопки. Богатый опыт, накопленный в течение XIX в., показывал, что большинство курганов разграб­лено и вероятность блестящих находок весьма невелика. М. И. Ростовцев писал: «Тяжел и часто неблагодарен труд ученого, открывающего заступом и киркой остатки прошлой жизни. Неделями копают землю десятки рабо­чих и часто находят давно уже разграбленную могилу».

 

В 1865 г. И. Е. Забелин раскопал 14-метровый кур­ган Козел. Он был ограблен. В 1891—1894 гг. Н. И. Веселовский раскопал 20-метровый курган Огуз, один из крупнейших в Скифии. Оп был ограблен...

Особое внимание археологов привлекал огромный курган, стоящий на левом берегу Днепра, неподалеку от Никополя, вблизи села Большая Знаменка, на наделах крестьян Трофима Грязева и Ивана Боренко. Окрестные жители почему-то окрестили его Солохой, и под этим именем он вошел в мировую науку.

Исследования Солохи начались в 1912 г., спустя полвека после открытия Чертомлыка. Раскопки кургана связаны с именем профессора Петер­бургского университета Николая Ивановича Веселовского (1848-1918).

Курган был столь грандиозным (высота его превы­шала 18 м), что за один год его исследование оказалось не под силу археологам. Раскопки длились два сезона — в 1912 и 1913 гг. Ужепервый внешний осмотр Солохи показал, что и она не избежала участи большинства кур­ганов: на склонах курганной насыпи были заметны ямы и западины — остатки заплывших грабительских ходов, верные свидетели хозяйничанья злоумышленников. По всем признакам, курган был ограблен. Это, однако, не смутило П. И. Веселовского. Богатый опыт археолога подсказывал ему, что грабителям редко удавалось огра­бить могилу начисто, что-нибудь да оставалось ими не­замеченным — тайник ли, боковая ли могила или что-нибудь еще. Кроме того, исследователь знал, что под столь могучей насыпью чаще всего бывает не одно, а не­сколько захоронений, и маловероятно, почти исключено, чтобы ворам, орудовавшим под толщей земли вслепую, подобно кротам, да притом еще в страшной спешке из-за боязни быть застигнутыми на месте преступления, а то и погребенными заживо, удалось найтии опустошить сразу все могилы.

 

Раскопки велись еще по старинке, так называемой «глухой траншеей». В центральной части кургана как бы вырезалась широкая полоса до его середины, и ее углуб­ляли постепенно до материкового грунта. По бокам этой траншеи оставались, таким образом, высокие отвесные земляные стенки (в данном случае их высота достигала 18 м), грозившие обвалом. Для его предотвращения стенки делались наклонными: чем ближе ко дну, тем уже становилась траншея, а следовательно, тем больше сокращалась исследуемая площадь кургана. Для раско­пок иным способом, для полного сноса всей насыпи кур­гана — единственного способа полного и окончательного его исследования — не было в то время еще технических возможностей. Они появились лишь в наши дни, в век техники, когда в распоряжении археолога имеются мощ­ные землеройные машины — бульдозеры с широкими железнымн пожами-лопатами, скреперы с огромными ков­шами и т. д.

 

Вернемся, однако, в 1912 год, к началу ис­следований Солохи.

Когда в результате долгого и изнурительного труда была наконец снята часть насыпи кургана и достигнут уровень материка, в нем обнаружились очертания огром­ной могильной ямы, площадью около 27 м . Извлечение засыпавшей могилу земли заняло много сил и труда — глубина ее достигала 6 м. Когда могила была наконец очищена, оказалось, что она, как и следовало ожидать, ограблена, О былом ее богатстве давали представление оброненные грабителями золотые нашивные бляшки от одежды, золотая иголка, а также серебряная чаша для питья вина — килик с греческой падписью на нем. Судя по найденной игле, здесь была похоронена знатная жен­щина, возможно, скифская царица. В боковом подземелье могилы археологи нашли большой медный котел для варки мяса и небольшую железную тележку на колесах с сеткой для поджаривания мяса и его развозки между участниками пиршества. Рядом с центральной могилой обнаружили захоронения двух коней в богатом уборе: здесь были найдены золотые налобники в виде рыб, нащечники в виде крыльев и т. д.

 

Многие признаки, однако, подсказывали, что откры­тыми погребениями тайны Солохи не исчерпывались.

Можно было предполагать, что под курганом должна быть по меньшой мере еще одна могила. В 1912 г. средства и время не позволили продолжить раскопки, и к ним приступили вновь лишь в следующем году.

Второй год исследований Солохи принес сенсацион­ные открытия. Раскопки показали, что через некоторое время после насыпки кургана (его высота тогда состав­ляла 15 м) над могилой, открытой в 1912 г,, часть кур­ганной насыпи сбоку была снесена до основания и вы­рыта новая, не менее грандиозная могила. После совер­шения в ней погребения курган был досыпан уже над обеими могилами и еще более увеличен в размерах. В этой второй, боковой могиле был похоронен скифский царь. Его могила, как и могила царя, похороненного в Чертомлыцкой кургане, представляла собой сложное подземное сооружение. Длинный (более 10 м) подзем­ный коридор вел из глубокой шахты, или колодца со ступеньками, в обширную погребальную камеру — пе­щеру с тремя боковыми нишами. В самую большую из этих ниш и был помещен труп царя, а две другие предназначались для погребального инвентаря: сюда были положены различные предметы, главным образом посуда. Кроме того, в боковой стенке главной ниши был вырыт еще и тайник, в который были спрятаны особенно цен­ные вещи. Царское погребение оказалось совершенно не­потревоженным — все лежало здесь в том порядке, как было положено тысячи лет тому назад.

золотой гребень

Снова, как и при раскопках Куль-Обы и Чертомлыка, исследователи были ослеплены обилием золота и сере­бра. Оружие царя было сплошь украшено обкладками из благородных металлов. Его горит, в котором оказа­лось 180 бронзовых наконечников стрел (их древки ист­лели и не сохранились, так же как и лук), был обит серебряной пластиной, украшенной рельефными изобра­жениями. Как обычно, обкладка горита имеет несколько поясов украшений. На верхнем — уже знакомая по дру­гим памятникам сцепа: лев и грифон терзают оленя. Осо­бенно интересен средний, широкий фриз. Здесь изобра­жена сцена схватки конных и пеших воинов. Однако если всадники бородаты, то пешие воины все безбороды. Вероятно, художник изобразил здесь сцену битвы между воинами двух различных скиф­ских племен.

Надо полагать, что и сцена, изображенная на горите из Солохи, отображает какой-то неизвестный нам сюжет из скифского героического эпоса или мифологии.

 

Как и в других скифских царских погребениях, рядом с погребенным лежал его меч с золотым эфесом в обло­женных золотом ножнах, украшенных изображениями зверей. На руках его были пять золотых браслетов, на шее — золотая гривна, с украшенными цветной эмалью львиными головками на концах. Одежда расшита золо­тыми бляшками с рельефными украшениями. Здесь мы снова встречаем бляшки с изображением обряда побра­тимства, знакомого нам по бляшкам из Куль-Обы: двое скифов пьют из одного рога. Здесь же стояла и парадная посуда — шесть серебряных сосудов и большой де­ревянный, обитый золотыми рельефными пластинками.

У головы царя лежал греческий бронзовый шлем. Вместе со своим владыкой были похоронены и его насиль­ственно умерщвленные слуги — оруженосец и виночер­пий, а также пять царских коней с конюшим. В больших медных котлах лежали кости животных — остатки на­путственной мясной пищи; здесь же стояли глиняные ам­форы, в которых некогда было вино. Одним словом, в Солохе все соответствовало описанию Геродота похорон скифского царя.

 

Но самой выдающейся находкой в кургане, просла­вившейся на весь мир, был золотой гребень, лежавший у изголовья царя.

Массивный гребень весит 294 г, его высота 12.3, а ши­рина 10.2 см. Девятнадцать длинных четырехгранных зубьев соединены фризом из фигур лежащих львов. А над ним — иаумительная скульптурная группа трех сражаю­щихся воинов. С первого же взгляда не остается сомнения в том, что это скифы. Они длинноволосы и бородаты, одеты в характерные скифские одежды — кафтаны, длин­ные шаровары, а обуты в мягкие сапоги.

Отдельные фигуры — воины, кони, а также предметы вооружения и т. д. — чеканены из кусочков золота, а за­тем спаяны. После этого весь гребень был отполирован и дополнительно отделан при помощи острого резца.

Солохинский гребень — уникальпый шедевр древне­греческого искусства, не имеющий себе равных во всем мире. Он, как и другие замечательные золотые изделия на скифских царских курганов, является произведением вы­дающегося греческого мастера, работавшего в Северном Причерноморье, прекрасно знакомого с жизнью и бытом скифов и выполнявшего заказы окруженной неимоверным богатством и роскошью аристократической верхушки скифского общества.

 

Сокровища Солохи вызвали огромный интерес и от­клик во всем мире. Ученые разных стран предлагали свое толкование сюжетов, изображенных па драгоценных вещах. Говоря о Куль-Обе, мы уже указывали, что этот курган, по-видимому, был сооружен в последней чет­верти IV в. до и. э. Солоха, очевидно, несколько древнее и относится к середине IV столетня, а Чертомлык, веро­ятно, несколько моложе Куль-Обы и датируется концом IV в. до п. э. Эти три кургана рассказали нам очепь мно­гое о скифах, которые жили в причерноморских степях две с половиной тысячи лет тому назад. Они позпакомили нас с непревзойденными творениями античного искус­ства, которые восхищают миллионы людей, имевших воз­можность видеть их в витринах Эрмитажа, а теперь и на выставках во многих городах разных континентов.


На сайте есть: