ГлавнаяВладимирские кладыКлад деревни Екатериновки

О кладе монет XIX века, найденном в деревне Екатериновка Владимирской области

опубликовано 01.04.2006, по материалам 2001 г.

Это история о том, как в 2001 году простой житель деревни Екатериновка Селивановского района Владимирской области выкопал 8 золотых и 109 серебряных монет и продал их за 1400 рублей.

Небольшая деревенька Екатериновка Владимирской области ничем не напоминает экзотический остров в Тихом океане, куда так стремятся в поисках сокровищ пираты и прочие искатели приключений. Однако именно здесь найден самый настоящий клад.

Находка случилась почти при обычных обстоятельствах: 13 сентября перекапывал себе местный житель Александр Николаевич Гусаров личный огород, как и положено по осени. До этого, весной, он решил расширить свой огород, выкорчевал из земли кусты, посадил картофель. Ну, а осенью собрал урожай — наткнулся на непонятный сверток. В свертке оказался полуразвалившийся от времени глиняный горшок, набитый — вот тут повседневность заканчивается и начинаются чудеса — золотыми и серебряными монетами царской чеканки (117 золотых и серебрянных монет, отчеканеных в период с 1802-го по 1836 год). Ну чем не Стивенсон?

Вот только распорядился сокровищем счастливчик как-то не по-умному. Ночь думал, а утром сбыл монеты заезжему дачнику, молодому человеку из Москвы, за 1400 рублей. Святая простота! Тут же нашлись доброжелатели и сообщили куда надо, в РОВД. Информация о кладе дошла до милиции в лице участкового Кашицына. Он клад изъял, описал и увез в райотдел. Начальник Селивановского РОВД Николай Демидов достал из сейфа простенький целлофановый пакет — и по столу дробно застучали монеты: 109 серебряных и 8 золотых червонцев. То, что монеты не ушли в частные руки, заслуга сотрудников Селивановского РОВД и музейщиков.

Самая «старшая» из серебряных монет датирована 1802 годом. Есть еще монеты 1812-го, 1829-го годов. А золотые — от 1818-го до 1856 годов. «Серебро» разного достоинства, больше всего тех, на которых значится «Государственная Российская монета рубль» («чистаго серебра 2 золотн. 21 доля»). Есть серебряные полтины («чистаго серебра 2 золотн. 10 долей») и монеты достоинством в 20 копеек. Пара польских злотых, по размеру не уступающих российским рублям.

На скромных с виду золотых пятирублевиках (ну совсем как наша трехкопеечная монета образца 1961 года) читаем: «чистаго золота 1 золотник 30 долей». А старинные рублики — не чета нынешним: большие, увесистые. Положишь такие в кошелек — мигом порвется.

Кто же собирал по денежке эту схоронку, для чего? Говорят, на месте того огорода, где был найден клад, стоял дом одного зажиточного торгового крестьянина. После революции его раскулачили, а в 30-х отправили в Сибирь.

О том что это был имеено ккрестьянин, говорит то факт, что для купца или зажиточного помещика сумма всё же незначительная, а для вольного хлебопашца в самый раз. Клад был сформирован не позднее 1836-го года, как раз накануне финансовой реформы Канкрина. Министр пытался на бумажные депозиты выменять у населения золото и серебро, а народ в ответ прятал денежки в землю. Наиболее ценные монеты клада — серебряные банковские, чеканки Санкт-Петербуржского временного монетного двора.

Двор существовал недолго и монет, на нем отчекакеных, сохранилось очень мало. 8 золотых монет нумизматы считают тоже редкими. Они обладают необычной чеканкой. Есть монеты с двойным номиналом — русским и польским. Их стали выпускать после того, как Николай Первый урезал польскую автономию.

Несколько монет с дырочками — может быть, их носили как украшение или вешали на иконы. Любой клад для специалистов представляет большую ценность. Не материальную, историческую. По нему можно делать выводы о торгово-экономических отношениях того времени, когда горшок с монетами был спрятан в земле.

Полная неясность и с тем, кому должен достаться клад. По новому Гражданскому кодексу, все, что найдено в земле, находящейся в частной собственности, принадлежит собственнику. Но никто не отменял и ст.192 УК РФ («Нарушение правил сдачи государству драгоценных металловѕ»), которая предусматривает ответственность за утаивание кладов. И если ценность клада превышает 500 минимальных размеров оплаты труда, то кладоискателю грозит либо штраф, либо лишение свободы.

Передавал клад музею лично Александр Гусаров. Для такого дела Саню почистили, помыли, одели во что получше. Правда, вот приличных ботинок у него не нашлось, и пришлось ехать за своим счастьем в худых. В музее Гусарову назвали приблизительную сумму, на которую он может рассчитывать, – 70 тысяч рублей.

Представитель сельской администрации при этом едва в обморок не упал. Очнувшись, сельская власть тут же захотела стать распорядителем доставшегося Гусарову богатства. Типа, что он понимает в деньгах, ему что 1400, что 70 тысяч — пропьет в момент. Но номер не прошел.

Тем не менее пока Владимиро-Суздальский музей-заповедник стал богаче ровно на один монетный клад, он был передан на определение и оценку в музей. Полюбоваться кладом воочию владимирцы смогут еще не скоро. Сейчас главная задача — его оценить, и, возможно, выплатить нашедшему положенные 50% – половину от его материальной и культурной стоимости. Музейщики счастливы — ведь ценный исторический памятник теперь общественное, а не частное достояние. Это 4-й найденный в области клад монет первой половины XIX века. В сумме монеты составляют 114 рублей.
Будем надеяться, что клад займет достойное место на стендах краеведческого музея. Увы, но до сих пор нет полной ясности, когда Гусаров получит деньги и кто их будет выплачивать. В музее убеждены: это забота налоговых органов. Но во Владимирской областной инспекции Министерства по налогам и сборам от такой миссии явно не в восторге. Там считают, что коли клад передан музею, то пусть он и выплачивает Гусарову его долю.

Вот и отдавай после этого клады государству…

Источник

 


На сайте есть: