ГлавнаяВладимирские кладыКлад в деревне Волнино Владимирской области

опубликовано 10.03.2006, по материалам 1999-2004гг.

по материалам В.Зайцева, С.В.Кочеткова (Москва) и ГИМ

В конце 1990-х гг. на небольшом, внешне ничем не приметном селище, расположенном на мысу левого берега р. Ушна в Муромском районе Владимирской области были найдены два клада русских монет XV в. Случай весьма редкий и примечательный. Как оказалось, оба клада состояли, преимущественно, из серебряных денег, чеканенных в Москве, и были упрятаны в землю в период правления внука Дмитрия Донского великого князя Василия Васильевича Темного (1425—1462). Однако вряд ли возможно допустить, что причиной их сокрытия стало одно и то же событие, либо, что их владельцем мог быть один человек.

Монеты первой трети XV века во Владимирской области находят не так часто. Однако недавний клад, найденный неподалеку от деревни Волнино, поступивший в ноябре в собрание Отдела нумизматики Государственного исторического музея, значительно расширил представление о монетном обращении во времена правления Василия Темного.

Девятого мая 1999 года искатель кладов, Сергей Кочетков, при помощи миноискателя нашел потрясающий по научному значению клад, первой трети XV века, времени княжения Великого князя Московского Василия Темного. Подобных кладов целиком до нас еще не дошло ни одного. Кочетков предложил находку Историческому музею за 5 тысяч долларов, и она стоила этих денег. Только их у музея не было. Счастье еще, что немцы, которые организовывали в залах нашего музея выставку, в виде компенсации за наши услуги выделили искомую сумму. А так уплыли бы монетки за рубеж.

И в ноябре 1999 г. Государственным Историческим музеем благодаря активному содействию А.И.Шкурко, П.Г.Гайдукова, С.В.Кочеткова и спонсорской поддержке компании «Винтерсхалл» (Германия) приобретен уникальный клад русских серебряных монет первой половины XV в.

Это ценный клад был обнаружен на территории древнего поселения близ деревни Волнино Муромского района. Окраинный участок поселения, где когда-то был сокрыт клад, в настоящее время порос кустарником и молодыми деревьями, однако в недавнем прошлом он подвергался распашке. Очевидно, по этой причине значительное количество монет (около 150 экземпляров) оказалось в переотложенном грунте вблизи поверхности земли. Остальные монеты, не задетые плугом, выявлены в виде компактного скопления на глубине около 40—50 см. Никаких явных следов вместилища клада при этом прослежено не было, а общее количество найденных монет составило 312 экземпляров.

Большая часть монет клада имеет хорошую сохранность, однако все они в той или иной степени были покрыты окислами и нуждались в реставрации. Эта работа с успехом проделана реставраторами ГИМ К.А.Кудрявцевым и А.Д.Тарасовым. Предварительный осмотр клада показал, что его основу составляют московские денги, чеканенные в 20-х — начале 30-х гг. XV в. (рис.1—8). При этом значительная часть комплекса представлена безымянными монетами с подражаниями «татарской» легенде на о.с. (рис.5—8). Именно монеты этой группы выглядят наиболее «новыми» и, за редким исключением, почти не несут на себе каких-либо следов пребывания в обращении.

Монеты удельных княжеств, очевидно, составляют не более 2% от всего комплекса. На момент написания тезисов в кладе было выявлено только 5 таких монет. Это денги Петра Дмитриевича Дмитровского (1400—1428), чеканенные в последние годы его княжения (рис.9 — 2 экз.), денга Семена Владимировича Боровского (1410— 1426) (рис.10), «союзная» денга Андрея Дмитриевича Можайского (1400—1432) (Мец Н.Д. 1974. Табл. 4. № 8) и денга Ростовского княжества. Монета Ростова сильно потерта, что существенно затрудняет ее атрибуцию. Однако сохранившиеся фрагменты круговых надписей лицевой и оборотной сторон, содержащие обрывки имен князей Сретенской и Борисоглебской линий династии, позволяют ограничить возможный период ее чеканки отрезком времени от 1404 до 1415 г. Ростовская денга, таким образом, может считаться наиболее старой монетой комплекса.

Младшей монетой клада, возможно, является денга князя Звенигородского и Галицкого Юрия Дмитриевича (1389—1434) с великокняжеским титулом в легенде о.с. (рис.11). Н.Д.Мец считает денги данного типа «последними монетами, чеканенными в Москве Юрием Дмитриевичем», в период кратковременного овладения им в 1434 г. великокняжеским столом (Мец Н.Д. 1974. С.54). В то же время нельзя исключать, что эта монета чеканена несколько раньше и не в Москве, а в Галиче, на что указывает фактура ее изображений, отсутствие «штемпельных связей» с московским чеканом и ряд других признаков.

Исходя из всего сказанного выше, сокрытие Волнинского клада предварительно может быть датировано временем не позднее середины 30-х гг. XV в. Изучение состава этого клада, при сопоставлении его с составами других монетных кладов XV в., позволит скорректировать имеющиеся представления о хронологии и типологии финальных денежных выпусков Василия Дмитриевича Московского (1389—1425) и начального периода чеканки его сына и преемника на престоле Василия Васильевича Темного (1425—1462).

 

Данная находка — первая из предыдущих обнаруженных кладов, подобных по составу и времени захоронения, который целиком сохранился до наших дней. Монеты клада отражают непростую ситуацию, сложившуюся в XV веке, когда Москва укрепила свое главенство среди прочих русских княжеств, а большинство удельных князей стали вассалами Великого князя Московского.

Проведенная московская денежная реформа 1425 года положила начало образованию единой общерусской денежной системы. В кладе представлены первые выпуски единой русской монеты, которая была обязательна к приему во всех русских княжествах, и притом свою монету они должны были чеканить по образцу и подобию московской. Среди монет клада обнаружено документальное свидетельство подмосковной чеканки в уделах — очень редкая монета удельного князя Дмитровского, чеканенная по московскому образцу.

Однако далеко не все удельные князья сразу признали главенство Великого князя Московского Василия Васильевича, и в 1433 году дядя великого князя — удельный князь Юрий Галичский выступил против племянника и занял московский престол. Во время своего недолгого правления Юрий Дмитриевич стал выпускать монеты со своим именем и титулом \»Великий князь\». В кладе найдена одна такая чрезвычайно редкая монета, которая к тому же является и самой поздней. Время захоронения клада относится к середине 1433 года, т.е. к самому началу правления Великого князя Юрия Дмитриевича.

В найденном кладе насчитывается 312 монет (3 рубля 4 алтына), что для XV века составляло значительную сумму. К примеру, рабочую лошадь в то время можно было купить за 50 копеек, а 6-8 пудов ржи — за 5-6 копеек.

По мнению сотрудников Государственного исторического музея, так как монеты клада отличаются очень хорошей сохранностью, следует исключить принадлежность его торговому человеку, так как монеты явно не участвовали в денежном обращении, иначе они были бы более потертые. Сотрудники считают, что скорее всего это была казна кого-то из приближенных Великого князя Московского Василия Темного, бежавшего из Москвы в 1433 году от преследований князя Юрия. Вероятнее всего, обладатель этого богатства погиб в междуусобной войне, так и не воспользовавшись своим кладом, который остался лежать в земле до наших дней. …………………………………………………………………………..

В мае 2000 г. в Отдел нумизматики Государственного исторического музея поступили на экспертизу ещё 27 серебряных русских монет середины XV в. Монеты, найденные незадолго до этого на территории средневекового поселения близ д. Волнино Муромского района Владимирской области, несомненно, представляли собой часть нарушенного распашкой кладового комплекса.

В числе принесенных в музей монет оказались только московские денги, отчеканенные в период правления в.к. Василия Васильевича Темного (1425-1462). Это был ужё второй Волнинский клад. На территории этого же селища (в 25-30 м от данного скопления) 9 мая 1999 г. уже был найден клад серебряных монет Московского великого княжества, также почти полностью состоявший из денег Василия Темного.

Однако клад 1999 г. включал в себя исключительно ранние (тяжелые) денги этого князя, весовая норма которых составляла не менее 0,7 г. При этом, основа комплекса была представлена анонимными монетами, имевшими на оборотной стороне нечитаемое подражание \»татарской\» надписи. Эти монеты являлись одновременно и наиболее поздними в первом кладе. Чеканились они, очевидно, на рубеже 20-х-30-х гг. XV в., когда юный московский князь и оспаривавший у него права на престол, Юрий Дмитриевич Звенигородский условились передать решение вопроса о великом княжении на волю хана Золотой Орды. Сокрытие Первого Волнинского клада, таким образом, должно быть датировано временем не позднее середины 30-х гг. XV в. Второй Волнинский клад, напротив, состоял лишь из более легких денег (средний вес около 0,50 г), чеканка которых, как принято считать, началась в Москве в 1446 г. Достаточно резко различаются клады и в отношении типологии составлявших их монет. Так, во Втором Волнинском кладе не встречены денги с изображением всадника с соколом, представлявшие большую часть монет клада, обнаруженного в 1999 г. В то же время, в нем заметно преобладали денги с изображением всадника, поражающего копьем змея, составлявшие не менее двух третей всего комплекса. Из 27-ми монет клада, поступивших на экспертизу в ОН ГИМ, 23 несли на себе такое изображение.

Впоследствии удалось установить, что впервые монеты из Второго Волнинского клада были найдены еще весной 1997 г. Тогда на распаханном поле было собрано более 80-ти экземпляров серебряных денег. После каждой новой распашки, на этом же месте ежегодно удавалось обнаружить еще от пяти до пятнадцати монет. Общее количество собранных монет, таким образом, составляет от 110 до 140 экземпляров.

Использование при поиске металлодетектора дает основание предположить, что найденные монеты составляют большую часть кладового комплекса, размеры которого изначально, вероятно, составляли около 200 денег. К сожалению, клад разошелся по рукам. Однако имеющиеся сведения позволяют утверждать, что его состав был достаточно однообразен. Основу клада составляли денги Василия II. При этом едва ли не половину комплекса составляли монеты одного типа. Денги Василия II других типов, как и монеты удельных княжеств, составляли незначительный процент комплекса.

Источник


На сайте есть: