ГлавнаяКлады БелоруссииКакие деньги зарыты в земле Беларуси

Кревская уния, объединившая Польшу и княжество Литовское под властью одного монарха, действовала до конца правления Казимира IV (1492 г.), который разделил свои владения между двумя сыновьями. Польша досталась Яну Ольбрахту, Великое княжество Литовское— Александру Ягеллончику. По смерти Яна, последовавшей в 1501 г., личная уния между двумя государствами возобновилась: Александр, оставаясь литовским князем, объявлен и польским королем. Это событие не отразилось сколько-нибудь заметным образом на положении Великого княжества Литовского, сохранившего полную государственную самостоятельность как в политике, так и в экономике.

На границах княжества располагались многочисленные таможни, контролировавшие поездки за рубеж и обратно. В ноябре 1516 г. откупщик ряда таможенных пошлин Данько Ескович посылает своему коллеге Михе-лю Юзефовичу письмо, содержащее перечень основных («вечистых») торговых дорог, а также сведения о путешествиях белорусских купцов за границу и посещении Белоруссии иноземными купцами.

Торговцы, которые «хаживали з Литвы до Прус (Пруссии.— В. Р.)», платили пошлины на таможнях Дро-гичина и Цеханович. Мозыряне, пинчане и кобринцы, отправлявшиеся в «Лядское» (Польшу) до Люблина, Познани, Варшавы, Гнезно и на Волынь «до Володиме-ра», не имели права обходить таможенников Бреста. Купцы, отъезжающие «ку Москве або к Туркам», должны были платить побор как при вывозе своих товаров за рубеж, так и при возвращении с иноземными товарами домой. В качестве меры защиты внутренней торговли от конкуренции зарубежных купцов пошлины за доставку и продажу иностранных товаров взимались намного большие, чем за местные товары. Так, брестчане, дрогичане, ниленцы и другие купцы княжества, проезжавшие на пути и Мазовию и Волынь таможню местечка Мосты, платили с поза по четыре гроша, а при возвращении — уже по восемь. Следует отметить, что белорусские купцы, продавая свои товары в Западную Европу, не всегда прибегали к посредничеству торговцев Польши или Пруссии. Нередко они сами отправлялись в крупнейшие транзитные центры международной торговли. Например, в 1542 г. некий Захарий Маркович «гнал волы свои с Клецка до Кгданьска».

Из иноземных купцов письмо Данько Есковича упоминает греков («Туркове Кофинцы») и русских («Москвичи»), платящи\'х мыто по три гроша от копы. Великокняжеское послание 1525 г. разрешает «купцом Московским и иным чужеземцом» торговать не только в Вильно, но и во всех других городах государства.

В 1569 г. в городе Люблине была заключена уния, провозгласившая создание нового государства — Речи Посполитой, включившей в себя как княжество, так и Польшу.

Речь Посполитая, обладавшая, помимо власти над Пруссией и Курляндией, такими важными портовыми городами, как Гданьск, Крулевец (Кенигсберг), Эль-блёнг, Рига (с 1581 г.), получила благоприятнейшие возможности для захвата ведущей торговой роли в восточной части Прибалтики. Польша и Великое княжество Литовское становятся важнейшими поставщиками на рынки Европы хлеба, меда, воска, скота, поташа, золы, мехов, овчин, льна, пеньки, леса и крупнейшими импортерами меди, железа, серебра, сукон, сельди, галантереи и других товаров западноевропейского происхождения. Одновременно ширятся экономические связи Речи Посполитой с Россией и восточными странами, откуда поступали изделия из дерева и железа, выделанные кожи, полотно, сукна, меха, шелк, бархат, бумажные материи.

С XVI в. в Белоруссии, важнейшей территориальной и экономической части Великого княжества Литовского, а затем и Речи Посполитой, заметно возрос объем товарной продукции. Стремление феодалов использовать развитие товарно-денежных отношений в своих интересах привело к ломке многих традиционных форм ведения феодального хозяйства.

Уже в первой половине века на территории великокняжеского домена в западной, а в 1560—1561 гг. и в восточной Белоруссии осуществлялась замена значительной части натуральных и отработочных повинностей крестьян чиншем. Одновременно большее, чем прежде, значение приобрели натуральные повинности, выраженные в продуктах (главным образом, в хлебе), имевших постоянный спрос на рынках.

Наблюдался интенсивный рост городских, центров Белоруссии: если в середине XVI а их няшитыаалась 150. к концу века - 382, то в середине XVII в.— уже 462 [из них — 37 городов и 425 местечек). Королевская власть и феодалы поощряли выгодное для них создание новых торгово-ремесленных пунктов, давая желавшим поселиться на месте основания нового города различные льготы и привилегии.

В денежном обращении Белоруссии рассматриваемого периода прослеживаются два основных этапа, примерные хронологические рамки которых определяются концом XV в.— 70-ми гг. XVI в. и 80-ми гг. XVI в.— 50-ми гг. XVII в.

Конец XV в.— 70-е гг. XVI в. Финансовая политика иольско-литовских правителей характеризуется, с одной стороны, безуспешными попытками создания единой для Великого княжества Литовского и Короны (королевства Польского) монетной системы, с другой — введением новых разменных и полноценных номиналов.

Конституция 1501 г. в специальном разделе, посвященном финансам, заявила, что литовские и польские монеты должны быть «одинаковыми и равного веса». Тем не менее, стоимость польского (коронного) гроша составляла лишь 4/5 литовского. Неудивительно поэтому, что «Устава» 1508 г., потребовавшая для коронной монеты равных прав с литовской, повисла в воздухе.

Виленский монетный двор, открытый Александром Ягеллончиком, вел массовую эмиссию серебряного полугроша и более низкого номинала — денария; незначительным тиражом были выпущены грошовики. Краковский двор чеканил в это время полугроши и, кажется, золотой дукат.

Сигизмунд I, наследовавший Александру в 1506 г., продолжил производство как литовских, так и польских монет. В 1508 г. Виленский монетный двор после годичного перерыва возобновил работу. Было начато интенсивное производство литовских полугрошей, продолжавшееся до очередного закрытия двора в 1529 г.

Указ, подписанный Сигизмундом I в 1535 г., повелевал «в Великом Князстве Литовском новую монету у мынцы бити, гроши, плоскии, который бы были браны по два полугрошки». Эмиссия «плоских» грошей (свой эпитет они, очевидно, позаимствовали у грошей пражских) была непродолжительной и прекратилась уже в следующем, 1536 г. Во внешнем оформлении этих монет имеется довольно необычная в практике мирового монетного дела деталь — начальные буквы названий месяцев их чеканки: 5 (лат. зер^етЬег — сентябрь) и N (лат. ЫоуешЬег — ноябрь) в 1535 г.; Р (лат. ГеЪгиапз—февраль), А (лат. Аи§из1:и5— август), Л (лат. Лапиапа, Литпиз или ЛиНиа — январь, июнь или июль) и М (лат. МагШз или Машз — март или май) в 1536 г.

Коронная чеканка Сигизмунда I не была, как и литовская, бесперебойной. Она открылась в 1507 г. выпуском полугрошей, битых по 1511 г. В 1526—1529, 1545— 1548 гг. велась эмиссия грошей, в 1528 г.— тройных грошей и шестигрошовиков, в 1528—1535, 1548 гг.— дукатов.

В 1545 г. Сигизмунд I, оставив за собой польский престол, передал Великое княжество Литовское сыну — Сигизмунду II Августу, получившему в 1548 г. и польскую корону. Основной монетой как княжества, так и Польши стал литовский полугрош, чеканенный в 1545— 1565 гг. в Вильно и в 1566 г. в Тикоцине.

Во второй половине 40-х — конце 60-х гг. Виленский двор выпустил значительное количество единичных и двойных денариев (последние — преимущественно 1569— 1570 гг.), между 1545 и 1566 гг. с перерывами бились гроши, с 1547 по 1571 г. велась нерегулярная чеканка дукатов, в 1546—1547, 1556 гг.— тройных грошей. В 1564— 1565 гг. был впервые осуществлен выпуск самой крупной серебряной монеты — талера (в 1564 г. отчеканен также полуталер).

Ведение Ливонской войны потребовало от правительства новых денежных затрат. Послание Сигизмунда II к князю Корецкому от 18 августа 1562 г. сообщает: «Иж (так как.— В. Р.) потребы земские для обороны границ паньства и подданых Наших на скарб пришли, про то, абы в мынцы работа поспешнейшая была... для того рассказали (приказали.— В. Р.) есьмо у мынцы нашой другую монету бити с такового ж пакгаменту (такого же сплава.— В. Р.), яко и на той час (как и сейчас.— В. Р.) в мынцы идеть, пошостные и потригрошные гроши, то ест по 3 гроши також литовских». В 1562— 1569 гг. в Вильно были отчеканены трехгрошовики нового образца, шестигрошовики, двухгрошовики и четы-рехгрошовики.

Собственно польская монета при Сигизмунде II не\' выпускалась. Даже выбитые Виленским двором в 1546— 1548, 1566—1568 гг. гроши для обращения в Польше несут на себе герб Литвы и легенду, провозглашающую их принадлежность Великому княжеству Литовскому.

Источник: книга \"О чем рассказывают монеты\"

Автор: В.Н.Рябцевич


На сайте есть: