ГлавнаяКлады УкраиныО кладах Крыма
Кто находит клады, сокровища, драгоценности, где они хранятся, и скоро ли мы их увидим?


Раньше золото в Крыму не оставалось. В советское время подобные археологические находки уезжали в центральные музеи страны. Потом из провинциальных музеев вытряхивали «самое интересное», в том числе и вещи из драгметаллов, уже для Киева. Золотые коллекции полуострова сравнительно молоды — это то, что обнаружено за последние двадцать-двадцать пять лет. Теперь находки оседают в музее «родного» региона.
Клад — это то, что когда-то припрятал человек: свои сбережения, военные трофеи, украшения — скажем, будущее приданое для дочери. В общем, зарыл или замуровал в тихом месте, когда-нибудь планируя вернуться за своим добром. До революции судьба найденных кладов была незавидной: как правило, натыкались на них земледельцы, огородники — люди простые и неискушенные в оценке древностей — если, конечно, дело не происходило в Керчи: там выросла каста народных «самородков», охотящихся за подобными ценностями. Скажем, из знаменитого Таракташского клада (это нынешнее село Веселое в Судакском районе), случайно обнаруженного в 1908 году во дворе одного из домов, до специалистов дошло около двух сотен монет — а было их больше двух тысяч. Датировка — первая половина IV века. «Не занес ли их в наши горы какой-нибудь беглец из Боспорского царства при нашествии гуннов?» — задавался вопросом известный краевед Арсений Маркевич.
В советские времена клады торжественно сдавали государству. Время от времени находили «захоронки» римских монет, принадлежавшим, видимо, легионерам, к которым, видимо, судьба отнеслась не очень благосклонно. Знаменитый Симферопольский клад, относящийся к позднему средневековью, до сих пор считается богатейшим из найденных на полуострове. Его посчастливилось отрыть рабочим во время земляных работ. …………..

В Республиканском краеведческом музее хранится Тешклибурунский клад — золотой крест  с гранатовой вставкой, золотые треугольные трубчатые подвески, серьги, украшенные зернью со вставками из стеклянной пасты, литые бронзовые застежки. Все это было найдено при исследовании средневековой крепости Мангуп экспедицией крымского археолога Александра Герцена. Владелец украшений спрятал свое богатство в стене дома — а вернуться за ним не смог. В Симферополь передали и клад, относящийся уже к новейшему времени — глиняный горшок с бронзовыми, золотыми и серебрянными монетами, принадлежавший, видимо, купцу-меняле — иначе никак не объяснить тот пестрый набор разнообразных монет. Горшок нашли при раскопках подземной галереи у караимской крепости Чуфут-кале.

 

Кое-что о сокровищах

«А так и понимайте это слово, буквально: то, что должно быть скрыто от посторонних глаз, — объясняет заведующая отделом археологии Ялтинского историко-литературного музея Наталья Новиченкова, — Не просто, извините, «заначка» чья-то, а сокрытие предметов, имеющее другой, более глубокий смысл». С авторитетом Натальи Георгиевны относительно сокровищ спорить не имеет смысла: она руководила раскопками на перевале Гурзуфское седло (1981-1993 годы). По перевалу должны были тянуть трассу газопровода Ялта-Алушта. Результаты их оказались просто ошеломляющими. Ничего необычного археологи не надеялись найти в этом глухом месте, на вершине горы — и вдруг наткнулись на древнее святилище. Впрочем, с какого времени это место почиталось святым — неизвестно. Каждый новый народ ставил свой храм на остатках предыдущего. Открытое святилище относится к времени, которое до этой находки могло считаться «белым пятном» в истории Крыма: с середины первого тысячелетия нашей до нашей эры до поздней античности. Памятники, которые могли рассказать о жизни обитателей этих мест — тавров — отсутствовали полностью, к этому времени они уже перестали хоронить своих близких в огромных каменных ящиках. Так вот, при раскопках святилища и обнаружились сокровища: серебряные и бронзовые статуэтки греческих богов, монеты — римские, Боспорского царства, Херсонеского государства, украшения. Обычай приносить жертвы, закапывая предметы в землю, есть у многих народов. Но обычно поступали «дешево и сердито», делая глиняные статуэтки и подсовывая их богам. Но жители крымских гор не мелочились: каждая из статуэток (скорей всего, купленная у греков) — настоящее произведение искусства, и даже тогда должна была стоить очень дорого. Около двух десятков греческих божеств разного ранга и величины нашла экспедиция. Ямки, в которых они лежали, располагались в определенном порядке: на севере, который считался враждебным, ибо с севера приходили пришельцы, с севера накатывали волны завоевателей — находились молодые боги: Гермес, Афродита. Центр занимало «начальство» пантеона — Зевс и Посейдон. На третьей «линии обороны» оказалась небольшая фигурка лошади. Возможно, она символизировала место человека с этой сложной системе: тавры были скотоводами. И скот они тоже приносили в жертву, костей в святилище нашли много. Поразила и почти уверила ученых в «особенности» этого места такая деталь: время пощадило серебряные и бронзовые фигурки, они совсем не пострадали, не окислись — а ведь находились на глубине от 10 до 40 сантиметров от поверхности земли.

 

Могилы

Однажды сотрудник Ялтинского историко-литературного музея Наталья Турова решила обследовать небольшую полянку — урочище Алония, оно неподалеку от городского автовокзала. В поисках осколков керамики, она подошла к склону, который слегка задел бульдозер при проведении каких-то работ. И увидела кости: нож машины задел немного костяки, срезав ступни ног. Новый средневековый алано-готский могильник так и назвали: Алония. Погребение оказалось женским (а значит, более богатым): золотые подвески-колты,  массивные литые серебряные браслеты, бронзовые застежки-фибулы, серебряная пряжка с орлиной головой. Дальнейшие раскопки на этом некрополе тоже порадовали археологов интересными находками. Серебряные украшения из другого готского могильника, у поселка Голубой залив, обнаруженного при строительных работах в 1987 году, тоже остались в Ялте.
Вещи из драгметаллов есть практически во всех региональных музеях: в Бахчисарае, скажем, немало украшений из могильников скифского времени — чего стоят, например, находки экспедиции под руководством Александра Пуздровского из одного только Усть-Альминского некрополя. Керчи и Феодосии тоже есть чем гордится — особенно коллекциями монет. В Республиканском краеведческом музее богаче не только коллекция (несколько тысяч изделий из золота и серебра), но и география драгоценных находок. На аланском могильнике Дружное, исследованном экспедицией крымского археолога Игоря Храпунова в 90-е годы были найдены: серебряные перстни, пряжки, браслеты, детали пояса, застежки. В одном из женских погребений обнаружили золотые серьги с сердоликовыми вставками, браслеты из серебра, покрытые золотой фольгой. Храпунов работал и на некрополе Нейзац, тоже аланском, и в музей его экспедиция передала среди прочих предметов, серебряные пряжки, римские монеты, золотые бляшки-подвески. Когда говорят о богатом погребальном инвентаре, обязательно вспоминают алано-готский некрополь в Лучистом (IV-XIII века), который исследуется экспедицией под руководством А. Айбабина. Находки помогли практически полностью реконструировать женский костюм того времени. Жительницы этих мест щеголяли в золотых височных подвесках со стеклянными или каменными вставками, налобных повязках из золотой фольги — впрочем, наверняка  только самые знатные дамы могли себе позволить подобное украшение. Одна такая повязка состояла из 264 золотых деталей!

 

Дороже золота
 
1 июля все желающие смогут полюбоваться на «золотую кладовую» в Ялтинском музее, там будет выставлено около 250 предметов. Пока коллекцию продемонстрировали только журналистам. Вроде бы в Керчи и Феодосии тоже планируют вскоре дать возможность жителям и гостям города полюбоваться найденными в этой земле богатствами.  Конечно, такая выставка привлечет одним только названием. Но это, как справедливо говорит хранитель фондов Крымского краеведческого музея Людмила Храпунова, «всего лишь отдельные золотые капли среди множества других музейных предметов, не менее значимых и интересных». Бывают находки дороже золота и серебра — те, что дают уникальную информацию: кусочек ткани от одежды человека, похороненного много веков лет назад, хрупкий стеклянный сосуд, которому от роду две тысячи лет. В том же святилище на Гурзуфском седле ученые ухватили за хвостик  одну древнюю тайну. Почему-то при раскопках нашли много деталей римского военного снаряжения, предметов, похожих на тех, что раскапывают на местах стоянки римлян в Западной Европе. Откуда?

В этих местах никогда не было, говоря современным языком, их военного присутствия. Возможно, считает Наталья Новиченкова, это было все, что осталось от пропавшей римской экспедиции времен правления императора Августа. О ней были какие-то глухие намеки в литературных источниках. Можно только догадываться, как римское снаряжение оказалось в таврском святилище — не принесли ли вооружение в жертву, как украшения или статуэтки? И если оно оказалось здесь, какова была участь его хозяев, столкнувшимися с таврами? Так вот, о том, что дороже золота — на огромной территории, бывшей когда-то Римской империей, найдено всего восемь фрагментов римской кольчуги особого плетения, из мелких колечек. А на Гурзуфском седле нашли почти целую.


На сайте есть: