ГлавнаяКлады УкраиныКлады НКВД в Крыму

\"Перед войной Крым смело можно было назвать «полуостровом сокровищ». Музеям было чем гордиться: в них хранились древности, найденные при многочисленных раскопках, коллекции, пожертвованные собирателями, редкости, выкупленные у «счастливчиков», грабящих древние могилы. С началом войны ценности начали эвакуировать — но далеко не все вернулись назад. Судьба их — до сих пор как таинственный и запутанный детектив без окончания. Некоторые свидетели — участники вывоза музейных сокровищ, были арестованы сразу после войны, другие всю жизнь боялись говорить, что были хоть как-то причастны к этому. И до сих в Крыму ходят легенды о ненайденных «захоронках» военного времени, причем во многих действительно есть зерно правды.\"

 

 

Что прятали энкаведешники?
— Дыма без огня не бывает, — улыбается заместитель председателя Ассоциации музеев и заповедников Крыма Сергей Пушкарев. — В этом здании до войны размещался Центральный музей Крымской АССР, в литературе не единожды упоминается, что здесь были оборудованы тайники, в которых спасал музейные экспонаты — те, что не успели вывезти за пределы полуострова. Правда, почему-то потом никто из старых сотрудников так и не смог указать, где именно они были.
Симферополец Юрий Полканов считает себя последним живым свидетелем, который лично видел эти самые тайники: в 1941 ему было 9 лет.
— Мой отец имел самое непосредственное отношение к эвакуации ценностей нескольких крымских музеев, — вспоминает он. — Так получилось, что, занятый этой работой, он не успел эвакуироваться. Вернулся в Симферополь за день до прихода немцев, сразу пошел в музей. Поскольку директора уже не было, оставшиеся сотрудники попросили его возглавить коллектив. И чуть ли не в одну ночь были сооружены несколько тайников: один под лестницей, замаскированный ложной стенкой, второй — у оранжереи в угольной яме, третий — под полом одного из залов. Знали о них отец и еще несколько человек. Прятали туда в основном советскую символику, ценные книги, и другие экспонаты.
Кстати, список этих вещей сохранился: «26 бюстов Ленина и Сталина и других вождей, 3 барельефа «Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин», 10 медальонов гипсовых с изображением Ленина и Сталина, 60 портретов вождей в рамках под стеклами, 20 больших лозунгов на красной материи, 15 больших гипсовых гербов республик, свыше 100 картин по истории СССР». Правда, и настоящие ценности перечислялись в этом акте — «несколько картин Айвазовского и Богаевского из Алупкинского музея, количество неизвестно, ценный фарфор, археологические и этнографические экспонаты».
Симферополь освободили 26 апреля, а 1 мая центральная улица города была украшена флагами и портретами — из тех самых тайников.

 


Груз принял работник Наркомпроса Александр Шиндель, и довез его до Армавира. Официально о 41 ящике из Крыма известно, что они погибли при бомбежке — то ли в том самом пакгаузе, то ли в эшелоне, куда их успели перегрузить.
В архиве сохранилась записка, «сведения о положении дел от т. Шинделя» — написанная черным карандашом, очень неразборчиво. Писал Шиндель ее 6 июля 1944 г., через полтора месяца после освобождения Крыма:
«Довез отпр до станц Армавир 25.Х.41. Слож в пакгауз. Цел ряд вещь у жители Армави. Плиты возле ешм вокзала. Часть ящиков был перевезен — рев. ул. в Керчь из 30 — 14 ящик в ритр в Симфер через Шевелева. 16 ящ. потом».
Погибла ли вся коллекция — или что-то удалось спасти, сдав уцелевшее местным жителям, неизвестно до сих пор. Самое загадочное, что потом в Крыму «вспыли» некоторые экспонаты, якобы уехавшие в эвакуацию и погибшие при бомбежке.
А у западных берегов Крыма лежит затонувший караван с военной техникой и якобы сокровищами Бахчисарайского дворца, которые так и не успели увезти. В Черноморском районе ходили легенды, что еще в начале 50-х годов, море выбрасывало на берег вещи из разбившихся во время штормов ящиков — ковры, расшитую золотом одежду, кувшины, и многое другое.
— Эти ценности были: есть акт Бахчисарайского музея, что было подготовлено для эвакуации какое-то количество экспонатов. Это факт. И то, что корабль затонул в этом месте — тоже есть достоверные сведения, — подытоживает Сергей Пушкарев. — А то, что сразу после войны их не стали искать… До начала 70-х Черноморский район был закрытой зоной, вьехать туда можно было только по особым пропускам, и вообще там планировалось создать военно-морскую базу. И кто позволил бы здесь искать музейные сокровища?
Так и не раскрыта до сих пор тайна керченского золота — черного чемодана с украшениями и монетами из драгметаллов, которые были найдены в курганах. Он благополучно попал в Краснодарский край, оттуда — в партизанский отряд, действовавший у станицы Спокойная. По одной версии весь чемодан был надежно припрятан командованием, и где-то лежит до сих пор. По другой — этим же самым командованием расхищен, поделен на части и спрятан в разных тайниках. В пользу последней версии — не только показания свидетелей, которых с пристрастием допрашивало НКВД, но и находка 1946 года — местные мальчишки сдали в милицию золотую скифскую пряжку, найденную в лесу. Было установлено, что она — из того самого чемоданчика.

 


Алуштинский историк Вадим Девяткин когда-то занимался поиском пропавшей орнитологической коллекции довоенного музея Крымского заповедника. Было известно, что ее вроде бы прятали вместе с архивом — интереснейшими документами, фотографиями: несколько ящиков закопали в лесу. Где они, видимо, и лежат до сих пор.
— Я опросил десятка полтора людей, так или иначе связанных с заповедником, — вспоминает Вадим Девяткин, — Собирал факты, слухи, байки — в общем, все, что хоть как-то могло помочь в поисках. Сложилась примерно следующая картина: когда осенью 1941 года немцы взяли Перекоп, была дана команда спрятать коллекцию — очевидно, вместе с архивами. И выполняли приказ двое сотрудников заповедника, мужчина и женщина. И якобы спрятать-то они спрятали, а потом сами… исчезли. После войны были попытки отыскать эту «захоронку», но безуспешно. Женщина вроде бы погибла во время оккупации, а мужчину якобы видели в 70-х — в составе… немецкой делегации из ФРГ, приехавшей на Южный берег. Вряд ли кто-то сейчас занимается поисками этого архива: а как обошлось время с коллекцией, представить нетрудно — вот что останется за шестьдесят пять лет от чучела птички? И сохранились ли документы, пролежав столько лет в земле, тоже большой вопрос.
Среди обширного ассортимента баек и легенд, рассказывающих о «захоронках» военного времени на Южном берегу Крыма, есть и такая: там, где каменная осыпь под Ай-Данилем, от оккупантов тоже были спрятаны какие-то ценности. Сейчас народная молва говорит о килограммах золота и редчайших экспонатах. Однако зерно истины проще: сразу после войны в этих местах искали Гурзуфскую библиотеку. Сколько именно книг пытались укрыть от немцев, сколько из них действительно были редкими и ценными, неизвестно.
— Еще когда я учился в университете, заинтересовался этой историей, — признается Вадим Девяткин. — Вроде бы тоже не успели вывезти библиотеку и какую-то документацию: вот и припрятали в гроте, а вход завалили взрывом. Места там дикие, кругом нагромождения камней — в общем, прятать есть где. Я вместе с коллегой таки нашел одну лазейку: прошли метров 15, дошли до разлома в скале, вниз уходил колодец. Лезть туда не решились — не один десяток метров.
Все байки и легенды о крымских «захоронках» времен войны перечислить просто невозможно. Одни их опровергают, другие смеются. А третьи — не теряют надежды найти.

На сайте есть: