ГлавнаяРязанские кладыАрхеологические исследования в Рязанском кремле в 2004 г.
 

История исследования Кремля Переяславля Рязанского

Рязанский кремль
 
Переяславль Рязанский (современная Рязань) был основан на холме при слиянии рек Трубежа и Лыбеди примерно в двух
километрах от впадения Трубежа в Оку. Название города Переяславль Рязанский сохранялось до конца XVIII в. (официально город переименован в 1778 г.).
В настоящее время Рязанский кремль (рис. 100) в плане представляет собой неправильный четырёхугольник, ограниченный с запада р. Трубеж, с севера и востока – р. Лыбедь, с юга – валом и рвом. Размеры территории, занятой архитектурным ансамблем кремля, составляют 690 х 540 м, площадь – 12 га [Ерошина и др., 1995, с. 65].
Рельеф кремлёвского холма характеризуется относительно ровной (крутизна 1-3 градуса), спланированной поверхностью в центральной части, с абсолютными отметками 114-116 м. Со всех сторон холм окаймляет древний эрозионный склон, крутизна которого составляет от 15 до 40 градусов. С южной стороны холма проходит древний искусственный вал, возвышающийся над нижней отметкой рва на высоту около 10 м. Протяжённость сохранившейся части вала 290 м. За многовековую историю рельеф холма сильно изменён антропогенной деятельностью [Романова, 1995, с. 72].
Переяславль Рязанский впервые упоминается в Лаврентьевской летописи под 1301 г., когда Даниил Юрьевич приходил на

Рязань ратью и бился у Переяславля. Однако в более позднем источнике – следованной Псалтыри второй половины XV –

начала XVI в. – есть сведения о заложении Переяславля Рязанского в 1095 г. С 1340 г. имеются несомненные свидетельства о том, что город был местом пребывания рязанских князей.

Территория кремля Переяславля Рязанского археологически исследована слабо. Первые раскопки были проведены В.А.

Городцовым в 1924 г. В 1929 и 1931 гг. несколько шурфов в Кремле заложил Н.П. Милонов. Им же заложены и исследованы небольшие по площади раскопы в 1945 г. [Милонов, 1945]. Планомерные исследования Кремля начаты в середине 50-х гг. XX

в. А.Л. Монгайтом. Им проведены раскопки четырёх небольших участков в центральной части кремля. В результате этих
работ установлено, что культурные напластования переяславль-рязанского кремля содержат материалы домонгольского
времени. Наиболее богатый находками слой относится ко времени после середины XIII в. В слое хорошо сохраняются
находки из органических материалов. В раскопах встречены остатки срубов и деревянных конструкций [Монгайт, 1955; 1956; 1957; 1961].
В 1981 г. В.П. Челяповым обследована верхняя часть культурного слоя у Гостиницы черни [Челяпов, 1982]. Общая вскрытая площадь составила 36 м2. Работы были остановлены на глубине 2 м, поскольку был перерезан водоносный слой. В результате проведённых наблюдений выяснена стратиграфия верхних напластований культурного слоя: на глубину 0.6-0.8 м от дневной поверхности слой представлен строительным мусором, а ниже располагался чёрный культурный слой, насыщенный щепой и навозом. В этом слое встречены остатки деревянных конструкций, керамика XVI-XVIII вв. [Челяпов, 1982, с. 12].
В 1983-1990 гг. археологические работы проводились на участке между колокольней Успенского собора и юго-восточным
въездом в Кремль вдоль вала (руководители раскопок М.М. Макаров и В.В. Судаков). Вскрыто около 400 м2. На основной
площади мощность культурного слоя не превышала 2 м, а сам слой в значительной степени перекопан [Макаров, 1984; 1988;
Судаков, 1987; 1989; 1991]. Кроме того, имеются материалы многочисленных архитектурно-археологических наблюдений и раскопок верхних напластований культурного слоя, проводившиеся в 60-70-х гг. XX в.

 
 
 
Археологические исследования в Рязанском кремле в 2004 г.
 
Но, несмотря на проведённые работы, культурный слой кремля Переяславля Рязанского остаётся слабо изученным.
Отсутствуют данные по исторической топографии и планировки города, не выявлено первоначальное ядро поселения. Слабо документирован археологическими находками один из периодов расцвета Переяславля Рязанского, приходящийся на XVII в.
Кроме того, археологические материалы прошлых лет почти не обрабатывались с привлечением методов естественных наук (археоботаники, палинологии, дендрохронологии, металлографии и т.д.). Это вызвало необходимость новых археологических исследований культурного слоя кремля Переяславля Рязанского.

 

Методика раскопок

Раскоп разбит на территории Архиерейского двора между Певческим корпусом и Амбарами («Гостиница черни») (рис. 1; 2; 3). Архитектурный комплекс этой части Кремля стал складываться во второй половине XVII в., когда здесь возводятся каменные здания Певческого корпуса, Амбаров («Гостиница черни») и Солодовенной палаты. Таким образом, возникает своеобразный хозяйственный двор Архиерейского двора, отделённый с запада от парадной части Певческим корпусом. Судя по планам XVIII в. и письменным источникам, между этими зданиями другой каменной застройки не было (рис. 4; 5), т.е. можно предполагать, что культурный слой не сильно испорчен позднейшими перекопами.

Раскоп ориентирован по сторонам света, его размеры 16 м по линии запад-восток и 10 м по линии север-юг. Раскоп разбит на квадраты 2 х 2 м (рис. 6; 7). Нумерация квадратов ведётся от северо-западного угла с севера на юг. По середине раскопа по западной линии квадратов 21 – 25 оставлена бровка шириной 0.5 м (к западу от линии), для фиксации дополнительного стратиграфического профиля. Таким образом, раскоп оказался разделённым на две половины – западную и восточную. В дальнейшем после снятия дёрна и техногенного мусора разборка культурного слоя велась отдельно по каждой из частей раскопа (т.е. сначала снимался пласт на западном участке, затем работы перемещались на восточный участок и т.д.). Начиная с 6 пласта, отбор керамического и остеологического материала вёлся отдельно по каждому из участков (а по западному участку – дополнительно по линиям квадратов с севера на юг: 1-5, 6-10, 11-16, 16-20). Такой принцип отбора массового материала обусловлен падением слоя.

За нулевой репер принята отметка крышки канализационного люка, высотная отметка которой 112.81 м от уровня моря.
Расстояние от северо-западного угла раскопа до нулевого репера составляет 23.5 м, а до северо-восточного угла
Певческого корпуса – 11.9 м (рис. 2). Нивелировка дневной поверхности показала, что площадь, на которой расположен
раскоп, имеет уклон по линии запад-восток (рис. 8). В пределах раскопа перепад высот составляет около 1 м с запада на
восток.

После снятия дёрна (рис. 9; 10; 11; 12) площадь раскопа была вновь пронивелирована (рис. 13). Разборка культурного слоя велась по квадратам по условным пластам в 20 см. За начало первого пласта принята высотная отметка –30 см от нулевого репера. Таким образом, нивелировочные отметки пластов от нулевого репера составляют:
I пласт – 30-50 см
II пласт – 50-70 см
III пласт – 70-90 см
IV пласт – 90-110 см, и т.д.

В тех случаях, когда в толщине пласта прослеживались прослойки, разборка слоя внутри квадрата проводилась по этим
прослойкам, не выходя за мощность пласта. После снятия грунта лопатой слой тщательно перебирался непосредственно в квадрате, перебранный слой удалялся из раскопа в отвал. Индивидуальные находки фиксировались в трёхмерной системе координат (с помощью нивелира и рулетки), отмечались на плане раскопа и заносились в опись.
Из-за падения уровня дневной поверхности первые пласты разбирались не на всей площади раскопа. Так, первый пласт
присутствует в кв. 1-20 и частично в кв. 21-23; второй пласт в кв. 1-25, частично в кв. 26-29; третий – в кв. 1-30, частично в кв.

31-35; четвёртый в кв. 1-36, частично в кв. 37-40. Пятый пласт присутствует уже по всей площади раскопа.
По данным геологического бурения на территории между Певческим корпусом и Гостиницей черни, почвенные воды
находятся на исследуемом участке на глубине от 0.6 до 1.5 м. В связи с этим были предприняты работы по осушению
раскопа: вдоль северной, восточной и южной границ раскопа с его внешней стороны вырыты дренажные канавы шириной 0.5 м, а у юго-восточного угла – колодец размерами 1 х 1 м. Глубина канав поддерживалась таким образом, чтобы она была на 0.5 м ниже уровня исследуемого пласта. Глубина колодца доведена до отметки около 3.15 м от нулевого репера. На этой глубине встречены остатки настила или сруба с хорошей сохранностью древесины, которые пока не позволяют углубить колодец. Слой из траншей тщательно просматривался по глубине залегания.

Исследования культурного слоя

Первый и второй пласты (30-70 см)
В кв. 1 обнаружены кости человека (фрагменты черепа и таза). По определению д.и.н. М.В. Козловской, кости принадлежали
мужчине 50–60 лет, погребённого непродолжительное время назад (в пределах 100-200 лет?). По всей видимости, эти останки никак не связаны с формированием культурного слоя и были занесены на исследуемую территорию с грунтом для выравнивания площадки.

Третий пласт (70-90 см)


Культурный слой третьего пласта сильно перемешан. На это указывают находки: наряду с фрагментами современных
железных изделий и фарфором конца XIX - 40-60-х гг. XX в. (преобладает поздний фарфор)2 здесь встречены чёрнолощёная керамика и стеклянные браслеты (рис. 18).

 

Четвёртый пласт (90-110 см)

В четвёртом пласте в северо-западной и юго-западной частях раскопа тёмно-серый дерновый слой постепенно переходит в тёмно-коричневый более плотный слой, в котором по всей вскрытой площади фиксируются включения битого кирпича.
Характер фарфорового комплекса в четвёртом пласте почти не изменился по сравнению с предыдущим пластом). Встречено несколько фрагментов фарфора 70-80-х гг. XIX в. В основном фарфор представлен подмосковными заводами, одно донце с клеймом 30-40-х гг. XX в. Новгородского фарфорового завода (пос. Пролетарка).

Слой четвёртого пласта перемешан. Об этом свидетельствует комплекс находок, включающий два стеклянных браслета, железный ухват, чугунное ядро, монеты советского периода

---------------------------------------------------------------------------------------------------

Пятый пласт (110-130 см)

Пятый пласт снимался уже на всей площади раскопа.

В западной линии квадратов характер культурного слоя существенно меняется. Он приобретает тёмно-коричневый цвет (как уже отмечалось, этот слой начался в нижней части предыдущего пласта), в слое присутствует битый кирпич и мелкий белый щебень. Находки фарфора, фаянса и битого стекла единичны. Керамика представлена мелкими фрагментами.
В юго-восточном углу кв. 17 зафиксирована яма, плотно забитая современным битым оконным стеклом. Яма круглая в плане, диаметр в верхней части около 1 м. Дно ямы располагается на глубине 114 см (рис. 34).
В пятом пласте сохраняется переотложенность материала: наряду с керамикой XVII-XVIII вв. здесь встречены осколки современного оконного стекла, единичные фрагменты фарфора, монеты советского периода.
Западный участок (кв. 1-20)

Шестой пласт

В основном культурный слой шестого пласта сходен со слоем пятого пласта. Это плотный суглинок тёмно-коричневого цвета с включениями кирпичной крошки и белого щебня. На отдельных участках в слое фиксируются включения палевого суглинка. Они отмечены в кв. 1, 4, 16.
Восточный участок (кв. 21-40).
Характеризуя культурные напластования шестого пласта, следует отметить, что на западном участке раскопа слой слабо перемешан. Он более плотный по сравнению с вышележащими слоями, комплекс находок не имеет такого большого хронологического разброса как в 3-5 пластах. Современный техногенный мусор отсутствует. Фрагменты фарфоровой и фаянсовой посуды в шестом пласте на западном участке раскопа не встречены.
Основа культурного слоя восточного участка раскопа – перемешанный дерновый слой. В нём встречается современный техногенный мусор (битое стекло), предметы XIX-XX вв. (монеты, свинцовые пломбы).

***

Таким образом, до шестого пласта культурные напластования исследуемого участка сильно перекопаны и переотложены. Возможно, какая-то часть слоя перенесена с другого участка для выравнивания поверхности (присутствие в верхних слоях фрагментов человеческого скелета). С этой же целью проведена подсыпка песком, прослеженная в верхних пластах раскопа. Культурные напластования в целом параллельны дневной поверхности и повторяют уклон местности в восточном направлении. Отмеченная в слое примесь строительного мусора в виде битого кирпича, кирпичной и известковой крошки, белого щебня, по всей видимости, связана со строительными работами по перестройке Певческого корпуса в конце XVIII – начале XIX в.


Находки

Индивидуальные находки малочисленны (рис. 87). Заметно увеличение числа находок, как и массового материала, с углублением раскопа. Как уже отмечалось, для 3-5 пластов характерна хронологическая неоднородность вещевого комплекса. Лишь начиная с шестого пласта (на западном участке раскопа) находки становятся более-менее одновременными.

Керамика

Следует отметить, что пласты 3-5 наряду со средневековой керамикой включали современный материал, фарфоровую и фаянсовую посуду советского периода, что говорит о значительной переотложенности этих напластований. Керамика шестого пласта в основной массе относится к XVIII в. с небольшой по объёму примесью как более позднего, так и более раннего материала.
Фрагмент красного рамочного изразца происходит из пл. 6, кв. 4, № 35. Изразец относится к сюжетной линии изразцов с двуглавыми орлами в геральдических позах . Судя по круглой рамке, разделённой зубчиками, находку можно датировать началом XVII в. [Розенфельдт, 1968, с. 62].
Два грузила найдены в пласте 3 (кв. 10, № 3 и кв. 8, № 5).
Фрагмент чернолощеной керамики с граффити (буква «И») происходит из пл. 5, кв. 14.
Из шестого пласта (кв. 26) происходит ручка чернолощеного сосуда.
Керамические пряслица из беложгущейся (пл. 5, кв. 25) и красножгущейся (пл. 6, кв. 31) глины.

Стекло

Стеклянные браслеты найдены в пластах 3 и 4. Их попадание в слой связано с перекопом или принесением грунта с другого участка.
Находками из стекла3, которые могут датировать слой, являются фрагменты горлышек бутылок с клеймами. Найдены они в шестом пласте (кв. 2 и 7). Одно из них, судя по характеру литер, может быть датировано концом XVIII в. (пл.6, кв.7, № 33), а другое – началом XIX в. (пл.6, кв.2, № 32).
В пятом и шестом пластах встречены фрагменты изделий из стекла, украшенных разноцветными стеклянными палочками. Изготовлены эти сосуды по венецианской технологии [Векслер, Лихтер, 2001, с.370]. Незначительность обнаруженных фрагментов не представляет возможности определить тип сосудов.
Голубая пастовая бусина (найдена в пласте 5, кв. 6.

Кость

Из костяных изделий следует остановиться прежде всего на двух предметах, которые можно интерпретировать как игральные шашки. Одна шашка (пл.5, кв.11) круглая, с отверстием в центре покрыта циркульным орнаментом . Аналогичная шашка XVII в. из раскопок В.В.Судакова у вала Переяславль-Рязанского кремля представлена в экспозиции Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника.
Другая шашка подпрямоугольная, также покрыта циркульным орнаментом (пл.6, кв.21).
Рукоятка ножа происходит из пл.5, кв.30. Фрагмент накладной рукоятки, сохранивший бронзовую заклёпку, найден в 3 пласте кв. 2.
Костяная накладка, украшенная параллельными валиками, происходит из пласта 5, кв. 21.
Костяной наконечник стрелы из пл.6, кв.4 относится к типу килевидных с плоским черенком (тип 7 по А.Ф. Медведеву). По форме близок железным наконечникам типа 38. Датируется XII – первой половиной XIII в. [Медведев, 1966, с. 88].
Круглая костяная пуговица с двумя отверстиями из пл.5, кв.29 может быть датирована концом XIX первой половиной XX в.

Цветной металл

Изделия из цветных металлов немногочисленны. Из 4 пласта происходит фрагмент бронзового котелка (кв.3) и бронзовая ручка (кв.26). Как уже упоминалось, в 3-5 пластах встречаются монеты советского периода, а в пласте 6 (кв.30) - деньга 1743 г. с орлом типа 1730 г.

Железо

Предметы из железа имеют хорошую сохранность. Они покрыты коррозией охристого цвета.

Найдены два ножа (пл. 4, кв. 10, № 13 и пл. 4, кв. 25, № 16). Нож № 13 представлен обломком клинка длиной около 9 см. Клинок второго ножа обломан, но сохранился шиловидный черенок. Переход от клинка к черенку выражен в виде уступов. Из них верхний (со стороны спинки) выражен отчётливо (угол составляет около 90о), нижний сглажен, что может быть следствием сточенности лезвия.

Звено удил (пл. 6, кв. 6, № 46).
Ключ (пл. 6, кв. 25, № 38) относится к типу В.
Ухват (пл.4, кв.7, № 10). Максимальное расстояние между рогами ухвата составляет около 23 см. Ухват насаживался на древко при помощи незамкнутой втулки.
Ручка (пл.3, кв.12, № 7). Судя по размерам – ручка от двери или от ворот. Рукоятка кручёная.
Сечка (пл.4, кв.15, № 15). Рубящая часть имеет треугольную форму с лезвием около 18 см. Концы лезвия подняты вверх и закручены. Противоположный конец переходит в стержень длиной около 20 см, оформленный в верхней части в виде незамкнутой втулки для насаживания деревянной рукояти.

Массивное долото найдено в кв. 33 пл. 6.

Ромбовидный наконечник стрелы с упором и расширением в нижней части (тип 40 по А.Ф. Медведеву) происходит из кв. 16 пл. 6. Датируются подобные наконечники широко – в пределах X–XIV вв. [Медведев, 1966, с.65].
Подковы. Подкова в форме трёхчетвертного овала с тремя шипами из четвёртого пласта (кв. 24, № 19). Относится ко второму типу по А.Н. Кирпичникову [Кирпичников, 1973; Двуреченский, 2004]. Эти подковы датируются XVI-XIX вв., причём в XVIII-XIX вв. они полностью вытесняют другие виды. К этому же типу относится и обломок подковы № 44 (пл. 6, кв. 24). Подкова № 56 (пл. 6, кв. 36) относится к первому варианту первого типа (сегментовидные). Она имеет один передний шип и четыре отверстия подпрямоугольной формы для гвоздей. Такие подковы бытовали в XV-XVII, но наибольшее распространение получают в XVI в. [Двуреченский, 2004, с.240-241]. Обувная комбинированная широкая низкая без кромки подковка имела для крепления три отверстия и два шипа на концах (пл.6, кв.11, № 36). Появляются такие подковки в XVI в., но наибольшее распространение получают во второй половине XVII – XVIII в. [Векслер и др., 1997, с. 116-117].

Предметы бытового назначения представлены пряжкой и кольцом.

Камень

Находки из камня представлены изделиями из обработанного кремня (по-видимому, ружейные кремни) и пряслицем из светлого сланца.

 

www.archeologia.ru


На сайте есть: