ГлавнаяКлады вне категорийКольца Супрутского городища

Пятилучевое кольцо  относится к типу ажурных, впервые выделенному на материалах названного выше городища и который пока еще не представлен в археологических коллекциях других памятников. Это кольцо, отлитое из бронзы по восковой модели, найдено в жилище X в., у костяка погибшего там ребенка.

 

Сохранилось кольцо неполностью, но его форма и орнамент по оставшемуся фрагменту — большая половина нижней пластинчатой части с концом дужки — целиком восстанавливаются. Оно имело дужку и нижнюю пластинчатую часть с отходящими от валика пятью лучами. Крайние из них, ближайшие к дужке наиболее короткие, имеют вид пирамидки из трех маленьких кружков, с шариком ложной зерни внутри и в какой-то мере напоминают височное кольцо из погребения IX в. в Блучине[7]. Остальные три луча занимают место среднее между лучом и лопастью. Они имеют вид сильно вытянутого треугольника с шариками ложной зерни у боковых сторон и у вершины, заполненного рельефными линиями и точками, имитирующими зернь, и наложенного на плоский диск. По форме средние лучи отдаленно напоминают лопасти более поздних вятичских пятилопастных подзорчатых колец[8], что позволяет рассматривать данный тип височного кольца, происходящего с вятической территории, в качестве переходного от лучевых к лопастным. В середине дуговидного валика имеется треугольный выступ с поверхностью, заполненной тремя шариками ложной зерни, рядом с которым находится зооморфное изображение — возможно, сильно стилизованная фигурка птицы.

 

Семилучевые височные кольца (12 экз.) по различию в оформлении верха пластинчатой части делятся на 2 типа: простые и ажурные.

 

Тип I — простые (6 экз.), найдены в культурном слое, содержавшем обломки человеческих костей, поврежденных и растащенных при распашке. Для всех колец этого типа характерны следующие признаки: расширение основания дужек кольца, наличие шарика ложной зерни на конце лучей и зубцов, валик на лицевой поверхности пластинчатой части. Различия в оформлении пластинчатой части простых височных колец позволили подразделить их на 4 варианта. К. первому относится неорнаментированное кольцо асимметричной формы (рис. 1, 3). Ко второму — височные кольца с гладким валиком, украшенные рядами рельефных точек, имитирующих зернь — 3 экз. (Рис. 1, 1). К третьему принадлежит кольцо с валиком, покрытым ложной зернью (рис. 1, 2). Аналогичное оформление поверхности валика встречено на одном из височных колец Новотроицкого городища[9]. Четвертый вариант представлен кольцом, плоскую часть которого украшают три валика — простой, ложнозерненный и фестончатый с шариками ложной зерни в местах смыкания фестонов, лучи и зубцы сплошь покрыты псевдозернью. При этом у него меньшая вогнутость верхнего края пластинчатой части, чем у колец других вариантов, и иное число зубцов — не семь, а пять (Рис. 1, 4). Это лучевое кольцо, учитывая его особенности и сходство с кольцом из Крюково-Кужновского могильника[10], можно датировать рубежом X—XI вв.

 

Тип II — ажурные (6 экз.) (Рис. 1, 5). Все височные кольца этого типа найдены около женского скелета в комплексе с другими украшениями: 2 серебряными серьгами салтовского типа, стеклянными бусами (посеребреными многочастными пронизками, диаметр 0,4 — 0,5 см — 30 штук; одной черноглазчатой размером 1,1×0,5 см с белыми, красными, зелеными, желтыми глазками), датируемыми, попозднее первой половины IX в.[11]

 

Ажурные височные кольца, отлитые по восковой модели, отличаются от простых лучевых не только технологией изготовления, но и усложненностью формы и более пышным орнаментом. Дужки у колец этого типа, не имеющие утолщения у оснований, смыкаются с пластинчатой частью, завершающейся 7 лучами и украшенной ложной зернью. Крайние из лучей, образованные тремя шариками псевдозерни, имеют треугольную форму, как и зубцы из натуральной зерни моравских височных украшений[12]. Остальные пять лучей в виде вытянутых треугольников украшены шариками ложной зерни. В основании центрального луча нанесен рельефный фестон. Вместо зубцов верх плоской части ажурных колец оформлен парой симметрично расположенных птиц, обращенных головами к центральной сильно стилизованной фигуре (древу жизни или виноградной лозе). Судя по их пышным хвостам, это были павлины.

 

Как известно, композиции с симметрично расположенными птицами по сторонам древа жизни имели широкое распространение в произведениях искусства стран как христианского, так и мусульманского Востока[13]. Присутствие на ажурных височных кольцах Супрутского городища явно восточного сюжета свидетельствует о достаточно тесном общении населения городища со странами Востока, что подтверждается и другими находками (арабские дирхемы, каменные бусы и пр.).

 

Заметим, что изображение птиц у священного древа — сюжет, получивший широкое распространение в Древней Руси. Он встречается на ажурных вятических височных кольцах в XII—XIII вв., судя по находкам из Шмаровского клада Тульской обл.[14]

 

Рассмотренные выше материалы позволяют говорить о наличии среди ранних лучевых колец Супрутского городища неизвестных ранее типов ажурных пяти- и семилучевых, сочетающих признаки, сближающие их, с одной стороны, с моравскими украшениями (лучи в виде пирамидок из трех кружков или шариков, наличие валиков на пластинчатой части), с другой — восточные (обилие псевдозерни, изображение павлинов).

 

Супрутские лучевые кольца в целом датируются по условиям залегания VIII — началом XI в. Более узкую дату — первая половина IX в. — удается определить только для семилучевых ажурных колец.


На сайте есть: