ГлавнаяКлады УкраиныКлады Херсонской области 2
При д. Гулаковой лет 10 тому назад какой-то кладоискатель раскапывал курган, наняв для этого рабочих. Не найдя клада, предприниматель бежал, не заплатив рабочим.
В 1893 г. в м. Дмитровке, на площади вблизи волостного правления один прохожий ногою выковырял 30 екатерининских пятаков: лежали они в земле не глубже вершка. В присутствии исправника (И.Г. Якунина) место это было разрыто, но ничего больше не найдено.

В 70-х годах между м. Дмитровкой и ст. Знаменкой кладоискатели разрыли курган и нашли в нем вместо клада шесть человеческих скелетов, глиняный горшок и гранитный толкач. Вещи эти хранятся в Университете св. Владимира.

В 4 в. к ю.-з. от м. Елисаветградки кладоискатель Шевцов изрыл весь „городок” в поисках клада, но ничего не нашел.
Вблизи с. Звенигородки лет 10 тому назад крестьянин Василий Безпечный копал курган, надеясь найти клад: нашел он там стремя и саблю.

В с. Иванковцах одним крестьянином случайно найден клад из 15 серебряных старинных рублей.
В мае 1889 г. раскопан крестьянами курган у деревни Ивановки-Миллерса, на владельческой земле; в кургане найдены сгнившия бревна, под ними большой плоский камень, под камнем много истлевших человеческих костей и три
горшечка: один разбитый, другой разбит рабочими, третий доставлен исправником И. Г. Якуниным в Херсонский Археологический Музей (рис. 25).
В одном из курганов вблизи с. Ингульской Каменки найдена кладоискателями железная кольчуга, которая хранится в коллекции елисаветградскаго реальнаго училища.

В версте от с. Каменно-Потоцкаго, над берегом р. Днепра, вблизи „Острой могилы” и „Волошинаго леса”, будто-бы есть в земле драгоценный клад, зарытый жившими там когда-то запорожцами. Поиски этого клада ни к чему не привели. Какой-то кладоискатель из с. Васильевки разрыл курган к югу от Каменно-Потоцкаго, в 2-х верстах от Днепра; нашел в нем медный сосуд и каменный молоток. Сосуд он взял себе, а молоток передал священнику В. Брилеву, который вскоре умер.

Крестьянин Платон Владимиров искал клад в кургане вблизи с. Макарихи. Нашел он человеческия кости, черепки, золу и сгнившее дерево.
Между двумя деревнями Мамайками — Большой и Малой — стоит высокий курган, называемый „Мамаева могила”: в нем, по преданию, погребен разбойник, прозванный Мамаем за свою жестокость. Ходит в народе легенда о кладах, будто-бы зарытых в Мамаевой могиле или в окружающих ее малых. Пробовали местные крестьяне разрывать те могилы, но клада не нашли.

Между с.с. Марто-Ивановкой и 3венигородкой есть кольцеобразное городище с выходом, защищенным двумя парами валов. В 70-х годах прошлаго столетия неизвестные люди искали клад у входа в это городище: нашли золу, угли и обломки кресала.
Два больших кургана в окрестностях с. Митрофановки раскапывали крестьяне, мечтавшие найти в них клады: ничего в тех курганах они не нашли. Один из них находится в 6 в. к северу от села, другой — в 4 в. к западу.

В пос. Новой Праге ходят легенды о кладах, будто-бы зарытых в окрестных курганах. Местные крестьяне: Родион Крячко и др., по указаниям какой-то ворожеи, пробовали-было их добывать, но безуспешно. В имении кн. Кугушева, ныне г. Бобошко, в 12 в. от посада, найдены в небольшом кургане: скелет человека верхом на оседланной лошади; на всаднике были остатки шелковой одежды, обшитой позументом; седло было с костяными украшениями; у ноги человека найдена металлическая стрелка в 1 Ѕ в. длины. В другом кургане найдены человеческия кости и медный кувшин, взятый затем кн. Кугушевым.
В 5 в. к югу от посада, на балке Берестоватой есть камень длиной и шириной около 5 аршин, на нем выбит крест и рука. Крестьяне уверены, что это — примета клада. Разрыли они несколько окрестных курганов, но вместо кладов находили заржавелое оружие и остатки сбруи. А между тем случайныя находки кладов и здесь бывают. В 1880 году крестьяне Василий Бояр и Иван Заруба пахали в пос. Новой Праге место, служившее ранее ярмарочной площадью; плугом они выворотили глыбу, под которой лежало 97 серебряных рублей. В 1 Ѕ верстах от посада Новой Праги, в 50 саженях от большого „Николаевскаго” кургана в 1868 г. выорано железное ведро, вместимостью в 2 ведра, а в нем был клад.

В окрестностях г. Ново-Георгиевска, на берегу р. Тясмина размыта была водою возвышенность, и из нея вывалился большой клад серебряных римских монет: денег было так много, что пастухи носили их шапками. О. Г. Пищевич пожертвовала из этого клада 7 монет в коллекцию елисаветградскаго реальнаго училища. Монеты эти оказались императоров: Нервы (96-98 гг. по Р. Хр.), Траяна (98-117 гг.), Адриана (117-138 гг.), Антонина Пия (138-161 гг.), Марка Аврелия (161-180 гг.) и Луциллы (164-183 г.). Здесь-же находили клады польских монет XVII и XVIII столетий.
В Ново-Cтародубской волости, по мнению крестьян, зарыт клад. Бывший н.-стародубский волостной судья кр. с. Чечелеевки Линник хранит план, по которому, будто-бы, можно отыскать этот клад. Клад искали, но его не оказалось.

Вблизи д. Песчаный Брод есть кольцеобразное городище с двумя противоположными выходами — на восток и на запад; вокруг него следы рва. Под северною частью городища крестьяне предполагают подземелье, а в нем, разумеется, клад. Предположение о существовании подземелья основано на том, что при ударе там слышится гул; лисиц из нор в том месте не удается выкуривать.
В степи близ сел. Плоскаго в 1883 году крестьянин Емельян Крышель, расчищая картофель, нашел 25 фунтов медных русских монет XVIII столетия.

В центре местечка Софиевки есть довольно высокая могила, в которой, по мнению крестьян, зарыт запорожский клад; к раскопке его они приступили-было, но получили запрещение. В „Куминой балке” есть в скале пещера, вход в которую обвалился во время грозы. Толкуют крестьяне, что в этой пещере скрыт боченок золота.

Много курганов разрыто кладоискателями в окрестностях села Спасова: в тех курганах оказались покойники. В одной обложенной камнем могиле (меньшей из двух, расположенных в 2 в. от Спасова по новопрагской дороге) кладоискатели нашли склеп, обложенный по стенам камнем, а в стенах найдены два хода, засыпанные землею; дальнейшия раскопки прекращены. В 2 Ѕ в. к юго-западу от села, над варваровской дорогой, кладоискатели разрыли две могилы: в них нашли скелеты, — в одной три скелета, а четыре черепа, в другой — три скелета, а черепов два.
В с. Стецовке существует предание, что один из „городков” вблизи села был козацким укреплением; говорят, что под этим городком есть „лех” с козацким скарбом. По народным разсказам, есть и другие клады в окрестностях Стецовки. Один из них находится „на Старому шляху”, на так называемом перевале в казенном лесу. В селе Ластухиной, Александрийскаго уезда, живут „наследники” этого клада, если можно так выразиться, прадеды которых положили-де между собою клятву не брать его в одиночку до девятаго поколения. Нынешнее поколение — четвертое не решается взять этот клад.
Были охотники вырыть его, но лесная стража воспрепятствовала раскопкам. Клад этот, по мнению народа, состоит из „десяты казанив”, по одному разсказу — золота, по другому — серебра и двух — „доброго намыста” (жемчуга). Другой клад, будто-бы, находится также в лесу, в так называемой „Паньковий диброви”; он состоит из одного большого котла серебра. Разсказывают, что
этот клад был вырыт и привезен домой одним крестьянином, котораго в живых давно уже нет. Не мог он ничего поделать со своей находкой, так как „грошы морочылы” его (род помешательства при виде такой массы денег). Отвез он деньги обратно в лес и зарыл их на прежнее место. Умирая, он, как говорят, оставил своим детям „прекметы” (указания), где зарыт клад. Вообще в окрестностях с. Стецовки очень развито кладоискательство: крестьяне разрывают древния могилы; но нет никаких достоверных сведений, чтобы кто нибудь нашел клад. Вместо желанных денег кладоискатели находят камень целыми возами и человеческия кости. При раскопке кладоискателями „Шкарбованой могилы”, в 6-ти верстах от Стецовки, вблизи казеннаго леса Лебедянская дача, найдено три скелета: мужской, женский и детский, лежавшие ниц на „нехворощевой постели”, головами к востоку; по сторонам черепа мужчины стояли два сосуда, которые доставлены учителем С. Заколодяжным в Херсонский Археологический Музей. В 4 в. от Стецовки, в ложбине, осенью 1895 г. раскопал крестьянин могилку, в ней нашел человеческия кости, кувшин наполненный золою, в котором оказались: медная пряжка и 4 каменных грузила . Вещи эти, за исключением разбитаго крестьянином кувшина, доставлены учителем С. Заколодяжным в Херсонский Археологический Музей.

По склонам горы вдоль берега Днепра у сел. Табурища находят татарския монеты. Это, видимо, и послужило основанием народных разсказов, будто-бы в окрестностях Табурища скрыты несметныя богатства. Кладоискатели усердно здесь поработали, испортили не мало древних курганов.
Так, вблизи самаго села они раскопали могилу, в которой оказались мины с уступами. На склоне горы в 1894 году нашли в земле котелок красной меди; собирались копать и выше, на горе, между двумя дубами, где, будто-бы, зарыто много золотых и серебряных вещей, — но не решились, так как земля та находится в казенном лесничестве. За то на возвышенности, в четырех верстах отсюда, разрыли одну из трех небольших могил, нашли в ней камни и уголь. Каждый камень необычнаго вида дает крестьянам основание начать поиски клада. У одного из местных жителей стоит на дворе большая гранитная глыба, на которой высечена кисть человеческой руки; из г. Черкасс приезжали к тому хозяину два человека с „описью”, в которой сказано, что вблизи камня с изображением руки есть „лех”, а в нем зарыта лодка, наполненная кожанными мешками с деньгами, золотой и серебряной посудой. Кладоискатели пробовали найти этот легендарный клад, но ничего не нашли.

При д. Троянке есть вал и курган „Довгая могила”, в котором, по мнению крестьян, существует погреб, наполненный козацкими деньгами. Местный крестьянин Николай Маслов по какому то „плану” раскапывал этот курган. Дорывшись до материка, он обнаружил грунтовую могилу, плотно забитую глиной. На дне могилы стоял больших размеров горшок, который он разбил, так как денег в нем не оказалось. Становой пристав, узнав о раскопках, запретил их и отобрал у Маслова „план”.

Вблизи д. Тясминки есть поросший деревьями городок, по преданью — запорожский, круглой формы, окопанный рвом в сажень ширины. Вблизи него на скале высечены три знака в роде человеческих ступней. Крестьяне утверждают, что это знаки зарытаго в городке запорожскаго клада. Кладоискатели там копали, но бросили работу, ничего не найдя.

Прежним владельцем д. Христофоровки г. Горбачевым со слов стариков составлено было описание кладов, зарытых будто-бы в этом имении. Между прочими описаниями есть и такое: „В яру стоит берест и дуб над ричкою, на дубу зуб желизный, а на бересту крест. Шукай: там яма буде, або лех копанный”. Осенью 1894 года, как сообщил нам нынешний владелец имения Н. Н. Шедевр, в стволе стараго береста (120-150 лет: 1 ј арш. в поперечнике) оказался совершенно явственный рельефный отпечаток креста, имеющаго форму георгиевскаго или мальтийскаго, длиною 6 Ѕ вершк., шириною 4 вершка. Самый крест рубившие дерево рабочие скрыли. По всему видно, что когда-то крест этот был врублен в дерево и заложен куском дерева, которое совершенно срослось со стволом.

Курган „Ляхова могила”, высотою в 5-6 саж., обнесенный валами и рвом, находится на земле г. Кнорринга, в 2 верстах от дер. Xрусталевой. Владелец копал этот курган, но вместо клада, по слухам, нашел броню.
В Чутовском лесу есть два „городка”. По словам местных жителей, в одном из них имели „пристановище” гайдамаки и „награбованное добро хоронили”; разсказывают, что внутри этого городка есть погреб, в котором скрыты деньги, богатая одежда и другия ценныя вещи, что клад этот охраняет гайдамака в полном вооружении. Трудились и здесь кладоискатели понапрасну.


По легендарным разсказам, в окрестностях д. Шамовки скрыты несметныя сокровища, награбленныя ,,на польской стороне” запорожцем Саввой Самодригой и его преемником Шамом, по имени котораго названа и самая деревня. Сокровища эти будто-бы скрыты в трех лехах. Один из них, по этим разсказам, находится против места, где был двор Саввы и Шама, вблизи нынешней хаты крестьянина Ивана Музыри; другие два — по одному сказанию — вблизи Шамовки, у могилы Саввы, на скалах, нависших над Ингулом, по другому варианту — при подошвах этих скал. Разыскивая первый лех, Музыря копал в упомянутом месте: нашел зерна овса, древесный уголь и железныя петли, повидимому, от дверей. Другой кладоискатель, Симон Шульженко, искал лехи с сокровищами на месте сада Шама, но ничего не нашел. Третий проник в склеп Саввы, но и там, кроме гроба со скелетом, ничего не было. Все эти раскопки велись, по обыкновению, ночью, и такой страх обуял кладоискателей, что один из них, Шульженко, со страху умер, а другой закаялся лазить по ночам в могилы. Один Музыря все еще мечтает найти заветный лех. Выпахал он плугом из земли железную цепь, настолько еще крепкую, что он на нее привязал дворовую собаку. И вот эта цепь (собака с нею убежала) не дает теперь покоя шамовцам: умныя головы додумались, что вытащил Музыря только часть ея, а вся цепь должна быть длинная — до самой железной двери, составляющей вход в лех с запорожскими сокровищами. Бросились искать в земле продолжения цепи, да Музыря позабыл то место, на каком ее нашел. Ходят легенды и про клад, зарытый, будто-бы, в „Цариной могиле”, вблизи Шамовки. Уверяют крестьяне, что внутри ея пустота, что по ночам горит на ней огонь, выходит из могилы какая-то белая фигура; косари утверждают, что они видели, как из кургана показалась церковь, что внутри его слышится колокольный звон…. Не перечесть всех этих сказок! А на самом деле, при раскопке одного из здешних курганов найдено было 8 человеческих скелетов, лежавших попарно в четырех направлениях, в виде креста, в средине между ними помещался грубой работы горшок. В „Козацкой могиле”, вблизи с. Федоровки, на земле помещицы Канивальской, лет 25 тому назад кладоискатели рыли клад, — безуспешно.


На сайте есть: