ГлавнаяКлады УкраиныКлады Херсонской области 6

Близ Херсона, по дороге на Рожновы хутора, в начале марта 1896 г. кладоискателями был разрыт курган, в котором найдены при скелете: золотое ожерелье древнегреческой работы и три золотые перстня, бронзовая статуетка и, повидимому, несколько мелких бронзовых вещей. Золотое ожерелье было продано и сплавлено; статуетка также продана. По получении известия о раскопке, хранитель Херсонскаго Археологическаго Музея, пересеяв землю, выброшенную кладоискателями из могилы, нашел: разломанныя человеческия кости, пращные камни, железныя и бронзовыя стрелки, обломки двух глиняных сосудов и круглаго металлическаго зеркала, кусочки алой краски, бронзовый перстень и золотыя вещи: кольцо, свернутое из толстой золотой проволоки и подвеску в виде полумесяца, украшенную треугольниками из мелких золотых шариков. Все эти предметы, а также и статуетка отосланы в Императорский Эрмитаж. Статуэтка — лучшая из всех находок изображает богиню Кибелу в хитоне и коротком плаще; левой рукой она поддерживает свой хитон, в правой держит птицу с человечьим лицом. На голове ея два льва, терзающие быка, по плечам карабкаются двое каких-то четвероногих. Эта статуетка служила рукояткой металлическаго зеркала, обломки котораго, как сказано выше, были найдены в просеянной земле из могилы.

 

На Потемкинском острове вблизи Херсона есть закрытое со всех сторон зарослями камышей козацкое городище, в котором заметны остатки каменных и кирпичных построек и погреба, валяются толстые черепки от кувшинов из красной глины, человеческия кости. По преданию, здесь жила шайка запорожцев, грабившая проходившия турецкия суда. В пасхальную ночь все они пьяные были перерезаны турками, которых провел в это скрытое убежище изменник — их товарищ.

 По ходячей в Херсоне легенде, в городище зарыты запорожцами клады. Пробовали копать, но безрезультатно.
На Карантинном острове у Херсона в 1900 году найдена мещ. Р. Соловьевым медная монета босфорскаго царя Раскупориса VII или VI чеканенная в… г. Поступила в Херсонский Музей.

В Херсоне, по Успенскому переулку нами поднята с мостовой медная византийская монета имп. Анастасия I (491-518 гг.); передана в Херсонский Археологический Музей.

Стодесятилетний старец Евсей Моисеев Бондаренко, поныне живущий в Херсоне, утверждает, что в старых резнях, в известном ему месте зарыта запорожцами „несметная сила грошей“. По его словам, целый боченок с деньгами кто-то там уже вырыл.

В последних числах февраля 1893 г. на таврическому берегу Днепровскаго лимана крестьянин с. Рыбальчьяго Алексей Рыхфа нашел аптечную бутылку, плотно закупоренную пробкой. В бутылке была писанная карандашем записка следующаго содержания: „Я, раб Божий Михаил, прежде чем отойди в царство вечности, желаю все мое состояние передать тебе, нашедшему. Пойди в Херсон; на углу Воронцовской и Эрделевской улиц, против дома Левина стоит фонарь. С правой стороны фонаря (если идти с берега), зарыты мною 9.000 рублей серебром. Возьми и владей ими, и помолись за душу раба Божьяго Михаила“. Рыхфа заявил о своей находке Херсонскому Губернатору, по распоряжению котораго вскрыта была почва в указанном месте (и самый фонарь переставлен на другую сторону улицы), но ничего не найдено.

Херсонский мещанин Никодим Федоров Давыдовский ходатайствовал о разрешении ему вырыть клад в степи за Военным форштадтом. Разрешения не получил.

26 октября 1901 года на Привозном базаре в Херсоне один из рабочих, перемащивавших мостовую, наткнулся на большия медныя монеты, лежавшия кучкой на небольшой глубине. Монеты хранились в мешечке или тряпке, совершенно сгнившей от времени. Все оне — медные пятаки чекана от 1758 по 1783 г.

По дороге из Херсона в с. Белозерку., за городскими скотобойнями есть раскопанный курган на городской земле. Существует легенда, что за этим курганом, не доезжая второго креста, что стоит над дорогою, по правую от него сторону зарыто три „полухуры“ золотых и серебряных монет. Понапрасну и здесь копали кладоискатели.

По народным разсказам, много запорожских кладов зарыто на побережьи Днепра, Днепровскаго и Бугскаго лиманов, на пространстве от Херсона до посада Богоявленска. Поиски этих кладов ни к чему не приводили.
Крестьянин с. Шестерни Роман Гаркуша в поисках клада раскопал две могилы вблизи этого села. В каждой оказалось по склепу; в одном, по его словам, находился скелет человека.

По разсказам стариков, у д. Широкой, на Золотом мысе находили в прежнее время золотыя монеты.
Крестьяне-кладоискатели весною 1893 г. вскрыли еле заметный курганчик в версте к северо-востоку от деревни Федоровки, Любомирской волости. В нем оказалась круглая яма с покойником, повидимому, сидячим; при нем был горшочек, который поступил в Херсонский Археологический Музей

Ананьевском

В окрестностях г. Ананьева кладоискатели, по каким-то приметам, разрыли курган, но вместо денег нашли в нем золу, угли и человеческий череп.

По убеждению жителей с. Ахмечетки, почва вокруг села переполнена кладами: на „Поповой даче“- клад, на левой стороне Буга клад, против паромной скалы — клад, в овраге „Страшном“, влево от терновника — клад, на балке „Мечетной“ чуть-ли не на каждом шагу зарыты турецкия сокровища и т. д. При этом нередко передают, кто, когда и как положил тот или другой клад. Например, по поводу клада, зарытаго на „Поповой даче“, разсказывают следующее. „На балке Бакшале, именно на том месте, где теперь находится дача священника, жил некогда гайдамака Дуброва, который особенно славился своими хищническими набегами. Во время одной из войн (чуть-ли не во время Суворовских походов) Дуброва напал на русский транспорт, шедший к месту военных действий; но при транспорте оказался довольно сильный отряд, который и перебил храбрую дружину Дубровы, а сам он спасся бегством. Опасаясь, чтобы все его добро не попало в руки „москалив“, Дуброва собрал все свое золото и серебро, награбленное в течение многих лет, ссыпал все в лодку, оббил лодку войлоком и, прибив конец цепи к корню вербы, опустил лодку с другим концом цепи в находящийся тут-же обрыв, на глубину двух или трех сажен. Потом велел то место засыпать, заровнять, оставив в виде приметы три вербы, а между ними камень с забитым в него каменным-же клином; а цепь должна была служить путеводною нитью, по которой можно было-бы скорее найти засыпанную лодку с деньгами. После этого Дуброва бежал в Бессарабию и там чрез потомство передал беглецам „ахмечетской барщины“ свой секрет о зарытом им золоте. Давние старики передают, что, действительно, росли там когда-то три вербы и стоял даже камень, расколотый клином, но в настоящее время ничего этого нет. Предания о других кладах отличаются еще большим баснословием, а о некоторых — просто грубым суеверием. Верность своих предположений на счет зарытых кладов народ основывает на том, что лет 60 тому назад в маленьком ручейке, протекавшем через конец с. Ахмечетки, случайно найдено было несколько десятков червонцев, занесенных туда водой с горы во время дождя.  

В плавнях гор. Березовки, по побережью бывшей когда-то речки Тили-Гюль (Тилигул) стоит курган высотою в 3 Ѕ сажени. Крестьяне верят, что в нем зарыт турками клад. Копали тот курган кладоискатели; сокровища не напили.

В населении м. Валегоцулова и его окрестностей живет предание о каком-то разбойнике Гуцуле, жившем здесь в пещере в старыя времена, от имени котораго („вале“ по молдавски значит долина) и произошло название местечка. Среди жителей Валегоцулова ходят легенды о несметных сокровищах, награбленных и зарытых Гуцулом в самом местечке или в его окрестностях.

В поисках этих кладов крестьяне отыскали пещеру, в которой, по преданию, жил Гуцул со своей шайкой. Вход в эту пещеру теперь засыпан и застроен. Он находился в западной части местечка, в месте соединения долины Б. Куяльника с балкой Валегоцулово. Сообщаем следующия сведения об этой пещере со слов старожилов. Входом в пещеру служило небольшое круглое отверстие, за которым скрывалась круглая яма, сажени в две глубиною. На дне этой ямы было в стене другое входное отверстие, в виде низенькой, не выше 1 Ѕ арш., арки, за которой следовал, по направлению к востоку и к подошве горы, постепенно углубляющийся прямой корридор, шириною около аршина и высотою около 2 Ѕ аршин. Длина этого хода саженей сто; на всем его протяжении находится 36 ступенек. На половине корридора, направо, вход в комнату, площадью около 25 квадр. арш. и около 3 Ѕ арш. высоты. В потолке ея круглое отверстие, кверху постепенно суживающееся. Среди комнаты помещался круглый стол из твердой глины, а вокруг него — глиняные-же стулья со спинками. Немного далее по главному ходу был вход налево, ведущий в другую такую же комнату, с варистой печью, земляным столом и несколькими земляными табуретами; в стенах сделаны углубления в виде шкафиков. Некоторые разсказывают, что они видели еще третью комнату, с кроватью, столом и табуретами, сделанными также из земли. Постепенно углубляясь, ход оканчивался колодцем с замечательно вкусной водой. Подземелье это было изследовано, и клада в нем не нашли. Принялись искать его в окрестностях.

 Лет 45 назад всем крестьянским обществом был раскопан большой курган в самом местечке, по левой стороне Куяльника. Вместо желаннаго клада нашли: скелет человека, три лошадиных скелета, стремена и кинжал. В 1894 г. разрыт был курган при дороге из Валегоцулова в Ананьев, невдалеке от казеннаго Журавскаго леса. В кургане нашли деревянный сгнивший сруб, высотою в сажень и в поперечнике 2 Ѕ арш. Раскопка не продолжалась. Также безуспешны оказались поиски клада у м. Валегоцулова. А случайно, как говорят, и здесь был найден клад: лет 20 назад один местный крестьянин на левом берегу рч. Сухого Куяльника выорал деньги.

В имении В. Н. Корчак-Котовича, при дер. Владиславке Зигмунтовой, по преданию, зарыт клад. Владельцем имения летом 1896 г. предприняты были поиски этого клада, но безуспешно.


На сайте есть: