ГлавнаяКлады в ИвановоЛегенды Ивановской области

Подземные ходы, клады, привидения, оказывается, все это есть и в нашем современном торговом Иванове. Про подземный ход Бурылина ходит немало слухов и легенд. Давайте и мы попутешествуем по нему, а нашим экскурсоводом будет заведующая музеем ивановского ситца Галина Карева.

Вперед, под землю!

— Из Музея ивановского ситца ведут три подземных хода, — рассказывает Галина Алевтиновна. – До настоящего времени хорошо сохранился один проход, соединяющий здание Музея ивановского ситца и здание музея имени Дмитрия Бурылина. Построил этот ход Дмитрий Бурылин в 1915 году. Ход вел от дома Дмитрия Геннадьевича (сейчас здание Музея ситца) к зданию, которое Бурылин построил специально под музей на Александровской улице (сейчас проспект Ленина). Кстати, к идее прорыть подземный ход, городские власти отнеслись весьма неоднозначно. С Дмитрия Бурылина: если ход будет угрожать безопасности жителей города, то его необходимо будет засыпать за собственный счет…

Вход под землю удивляет всякого приближающегося к нему. Ожидаешь увидеть мрачные стены с плесенью и сочащейся водой, темноту. А вместо этого… Красивые витые колонны, выложенная плитка и – современная система отопления. Вниз ведут ступени. Восемь ступенек – и небольшая площадка. На одной из последних ступеней протяжка медной или латунной проволокой: «Музей Д. Г. Б.». Стены отделаны темно-красной и оранжевой плиткой с рисунками изображающими древних египтян и вишенки.

— Это подлинная египетская плитка, — комментирует Галина Карева. — В 1912 году Дмитрий Бурылин путешествовал по Египту и привез оттуда плитку, мумию, саркофаг и древние коптские ткани. Что же касается плитки с изображением вишенок — скорее всего, она была произведена в России в конце позапрошлого — начале прошлого века…

Далее — интересные барельефы. На них изображены обнаженные мужчина и женщина. Кавалер, чуть склонясь, целует даме руку.

— Сведений об этих барельефах на данный момент не обнаружено, — говорит Галина Алевтиновна. — Большая степень вероятности, что они являются подлинными, древними. Для точного определения этого необходима экспертиза. Но изображение на барельефе интересно и само по себе. Оно очень необычно по динамике, по пластике: у мужчины статичная поза, женщина же динамична, посмотрите как она изогнулась, стоит в вполоборота. Многие трактуют это изображение как отношение господин — вассал между полами…

Заканчивается первая площадка красивой кованой решеткой, непосредственно отделяющей подземный ход. Как пояснила Галина Алевтиновна, эта решетка сделана уже в наше время.

Туннель с кладами и привидениями

Дальше — вновь каскад ступеней. Пять ступенек — небольшая площадка. Четыре ступеньки — площадка. Три ступеньки и — подземный ход. Длина его около 40 метров. Вверху – сводчатый потолок. Высота – три метра. Через определенные промежутки вверху можно увидеть круглые проемы, ведущие на улицу, закрытые решетками и старинными железными люками. Пол выложен цветной плиткой, создающей посредине туннеля своеобразную дорожку. Рисунок «дорожки» выполнен в стиле модерн с меандрами (греческим орнаментом) по краям.

В подземном ходе очень хорошая акустика. Шаги гулко раздаются в другом конце коридора. Постоянно слышны какие-то шорохи, «потусторонние» гулы, скрипы… Как пояснила Галина Алевтиновна, эти необычные звуки создают глинобитные трубы внутри стен — вентиляция, а также огромные пустоты, которые в большом количестве наличествуют в стенах подземного перехода. Их два вида. Небольшие квадраты на высоте около полутора метров, закрытые ажурными решетками, — это вентиляция. Их длина около 70 сантиметров. Сантиметрах в двадцати от пола есть огромные прямоугольные входы размером 40 на 70 сантиметров. Причем, они были заложены плиткой еще при строительстве подземного перехода.

— Для чего были сделаны нижние пустоты — пока неизвестно, — рассказывает Галина Карева. – Мы нашли их, простукивая стены. На данный момент обнаружены и вскрыты четыре подобные пустоты.

Наличие этих пустот и породило многочисленные легенды о кладе, который, якобы, спрятал здесь Дмитрий Бурылин, ходящие среди ивановцев.

— Насчет клада золотых монет и ценных вещей это навряд ли, — улыбается Галина Карева. – Свою коллекцию Дмитрий Геннадьевич завещал городу, когда ни музея, ни подземного хода еще и в помине не было. Хотя… может быть и найдут здесь клад, к примеру из масонской атрибутики. Известно, что у Бурылина была целая коллекция вещей, связанных с масонством (мастерки, ковры с зашифрованными девизами, грамоты… так как он, возможно, был причастен к деятельности одной из масонских лож). Сейчас ее большей частью владеет Эрмитаж. Куда подевалась другая часть – пока остается загадкой…

Ну и какой же подземный ход без привидений. В бурылинском они также есть. Ночные сторожа рассказывают, что иногда из подземного хода слышатся чьи-то шаги, шорохи.

— Согласно одной из многочисленных легенд, в коллекции Бурылина было три мумии: одну он привез из Египта (сейчас она в Ивановском художественном музее), другую купил у коллекционера Дурова, а третья, возможно, была мумифицированной в колоде с медом славянкой. Она стала часто сниться Дмитрию Геннадьевичу, поэтому он решил предать ее земле и захоронил в этом подземном переходе, — полушутя-полусерьезно рассказывает директор музея Галина Карева.

Многие сотрудницы музея слышали стук каблучков по зданию. («Однажды я тоже попалась на этот стук, — делится Галина Алевтиновна. — Сижу в кабинете, вдруг слышу, кто-то идет, вышла встречать, но — никого нет. Только наша кошка Зося бежит по лестнице, вытаращив глаза, шерсть дыбом, хвост трубой».)

Наиболее впечатлительные сотрудницы даже видели в подземом переходе женщину в старинном голубом платье. По местной легенде – это бродит неприкаянный дух женщины из семьи Бурылиных.

— Это и неудивительно, — сокрушается Галина Карева. — Ведь то, что с останками семьи сделали – страшно сказать. Раньше фамильный склеп Бурылиных располагался на месте завода РИАТ. Когда завод начали строить, бывший директор музея Агриппина Александровна Додонова стала добиваться перезахоронения останков. Но удалось перезахоронить на кладбище в Балино только самого Дмитрия Геннадьевича. Его дед – Диодор Андреевич, отец – Геннадий Диодорович, жена, мать, остались неупокоенные под фундаментом здания и асфальтом. Отсутствие исторической памяти у общества – это очень страшно…

Загадки продолжаются

Подземный ход привел нас прямо к зданию Музея имени Д. Г. Бурылина. Здесь стены также выложены интересной плиткой – изразцовой русской с изображением природы и бояр — князей, и непонятного происхождения с изображением гербов и надписями на латинском языке. Разгадывание ее тайн ждет своих исследователей. Рядом с выходом из тоннеля есть маленькая комнатка с множеством закутков. Открыв дверь одного из них, можно увидеть помещение высотой метра три и площадью около полутора метров. Сотрудники музея рассказывают, что в числе проектов Бурылина было строительство лифта. Может быть, каморка и подготавливалась как раз для этого?

Каково может быть практическое использование подземного хода?

— О том, чтобы установить здесь экспозиции, мечтали многие поколения музейщиков, — комментирует Галина Алевтиновна. — К примеру, выставить маски. У Бурылина была большая (более двух десятков) коллекция посмертных масок литераторов. Но, прежде чем водить сюда экскурсии посетителей, необходимы исследования перехода на предмет безопасности. Все-таки ему более 90 лет. Трасса, которая проходит вверху, очень оживленная. Так что подземный ход – один из будущих этапов развития музея…

Но загадки подземных ходов на этом не заканчиваются. Под зданием Музея ивановского ситца есть еще два подземных хода. По времени создания они – более ранние. Их, возможно, строил дед Диодор Бурылин в 1848 году вместе со зданием. Поэтому, когда в 1903 году Дмитрий Бурылин стал расширять дом, они оказались внутри.

Один из них ведет в сторону ЗАГСа, другой – в противоположную. Куда выходят – непонятно, так как посередине замурованы. Последний раз их исследовали в 1998 году перед работами по укреплению фундамента здания. Руководила исследовательской группой преподаватель строительной академии Валентина Ивановна Селиванова.

Автор материала Анна Парышева, «Рабочий край»

 

источник


На сайте есть: