ГлавнаяКлады ПоволжьяРусские монеты в кладах среднего Поволжья
Русские монеты в кладах среднего Поволжья XIV - первой половины XV в.

 

Исследование связи русского денежного обращения с денежным обращением соседних регионов в XIV - XV в. является достаточно важным при изучении всего комплекса экономических отношений данного периода. Особенное место по вполне понятным причинам занимает вопрос о взаимоотношениях русской и татарской денежных систем.

На протяжении более чем ста пятидесяти лет эта проблема остается актуальной для исследователей истории и культуры княжеств Северной Руси и Московского государства. Анализируя состав денежного обращения Золотой Орды, П.С. Савельев обращал внимание на присутствие русских монет в Поволжье (Савельев П.С., 1858). Достаточно остро данный вопрос был поставлен в работах А.В. Орешникова “Окуловский клад русских денег” и И.И Толстого “Деньги великого князя Дмитрия Ивановича Донского” (Орешников А.В., 1908; Толстой И.И., 1910). В 40-50-е гг. XX в. к этой теме обращались Г.Б. Федоров, И.Г. Спасский, В.Л. Янин (Федоров Г.Б., 1947; Спасский И.Г., 1956; Янин В.Л., 1956). И в настоящее время данный вопрос остается одним из наиболее актуальных, свидетельством чего являются работы Г.А. Федорова-Давыдова, А.М. Колызина и других исследователей.

Однако основной темой, которая привлекает внимание археологов и нумизматов, является оценка роли влияния золотоордынской денежно-весовой системы в процессе возобновления собственной чеканки Московским, Рязанским и Суздальско-Нижегородским великими княжествами в XIV веке (Федоров-Давыдов Г.А., 1981, 1989; Колызин А.М., 1994, 1998; Кистерев С.Н., 1998). Изучается также проблема обращения монет Золотой Орды на русской территории (Федоров-Давыдов Г.А., 1960, 1963; 1981 и др.).

Рассматривалось обращение русских монет в Поволжье в первой половине XVI века (Спасский И.Г., 1954). В то же время, участие русских монет в денежном обращении татарских земель XIV - XV веков - до сих пор не являлся предметом отдельного исследования, хотя практически в каждой работе, посвященной истории денежного обращения или нумизматике данного периода, данная тема в той или иной мере затрагивается. В процессе создания сводной топографии русских кладов XIV - первой половины XVI в. появилась возможность рассмотреть этот вопрос более подробно, чему и посвящена настоящая статья.

Верхней хронологической границей периода, к которому принадлежат изучаемые клады, является последняя четверть XIV в., то есть начало собственной чеканки в русских княжествах. Нижняя граница – середина XV в. то есть конец правления Василия II и момент прекращения поступления русских монет в Поволжье. В приложении приведена сводка сведений о кладах, происходящих из рассматриваемого района.

На сегодняшний день известно не менее 15 датированных кладов данного периода, обнаруженных в Поволжье и содержащих русские монеты (к русским в данном случае следует относить и ордынские монеты с рязанскими надчеканками).

Более точные сведения о кладах приводятся в приложении, а в таблице 1 представлены основные данные, необходимые для анализа их состава. Для находок из Поволжья характерны следующие особенности.

Во-первых, крайне небольшой процент русских монет. Он колеблется от 0,01 % (Каратун, 1986, № 3) до 4,20 % (Рыбушка, 1915, № 2) и лишь в огромном Светинском кладе 1936 года (№ 8) составляет 13,36 % от общего количества.

Во-вторых, очень большие размеры кладов. Лишь один из них, самый южный, содержит менее 500 монет (Рыбушка, № 2) а количество монет в остальных десяти колеблется от 556 (Нимич-Касы, № 11) до почти 9000 экземпляров (Светино, № 8)*. Для сравнения, на всей остальной территории, где в это время в кладах присутствуют монеты русских княжеств, найдено лишь восемь кладов, содержащих более 500 монет.

Третье, что необходимо отметить: рассматриваемый сейчас регион - место наибольшей концентрации золотоордынских кладов конца XIV - начала XV вв.

 

По данным Г.А. Федорова-Давыдова, здесь было обнаружено более 40 кладов, содержащих исключительно джучидские монеты, сокрытых в периодс 1380 по 1440-е годы. Из 24 кладов, в составе которых нет русских монет и размеры которых точно известны, только 7 содержат более 500 монет (Федоров-Давыдов Г.А., 1960; Федоров-Давыдов Г.А., 1963; Федоров-Давыдов Г.А., 1974). Налицо следующая закономерность: в небольших кладах, которые в это время наиболее точно отражают состав реального денежного обращения определенной территории и которые преобладают в количественном отношении, русских монет нет, а если рассматривать клады большого размера, то русские монеты присутствуют в двух третях таких находок.

Исходя из приведенных выше данных, следует сделать вывод, что, несмотря на кажущееся обилие кладов, содержащих русские монеты, в Поволжье, проникновение монет русских княжеств в денежное обращение Золотой Орды на протяжении всего рассматриваемого периода было весьма незначительным и они практически не играли роли в местном денежном обращении, появляясь в кладах лишь в составе крупных сбережений. Неоднократно отмечалось большое значение для русских княжеств Волжского пути (Мец Н.Д., 1974, с.55 и др.). Встает вопрос о принадлежности этих кладов. Одной из наиболее вероятных категорий их владельцев можно назвать купечество, ведущее торговые операции не только на местном, но и на западном - русском - рынке (особенно убедительно такое предположение для Светинского клада). Косвенным подтверждением этого является тот факт, что практически все крупные клады Поволжья с русскими монетами обнаружены на берегах рек бассейна Волги, являвшихся естественными транспортными и торговыми путями.

Кроме того, кладовый материал ярко иллюстрирует политический кризис и упадок Золотой Орды; как следствие - значительный спад в интенсивности торговых сношений русских княжеств с Поволжьем. В среднем Поволжье известны всего три клада, состоящие из русских и татарских серебряных монет, которые можно датировать тридцатыми - началом сороковых годов XV века (Клады № 12, 13, 14).

Объяснением этому могут служить факты политической истории Поволжья: после похода Тимура на Волгу и разгрома им крупнейших городов Золотой Орды, после потери реальной политической силы Тохтамышем, продолжалась постоянная борьба между относительно слабыми претендентами на верховную власть в Орде. При этом никакая из борющихся сторон не смогла достигнуть даже такого эфемерного единства своих земель, какое было при Тохтамыше. (См., например: Греков Б.Д., Якубовский А.Ю., 1998, с.249-312 и др.). В экономической жизни подобное положение дел означало сохраняющуюся и постоянно усугубляющуюся нестабильность. Упадок городов повлек за собой прекращение чеканки и обращения собственной монеты уже во второй четверти XV века (Федоров-Давыдов Г.А., 1960, с.129; 1994, с.209, 210). и, что наиболее важно для настоящей работы, привел к разрыву или резкому сокращению торговых связей с русскими княжествами. Кладов, содержащих русские монеты и относящихся к периоду второй половины сороковых - середины семидесятых годов XV века в этом регионе неизвестно.

Во второй половине XV в. в политической и экономической жизни Восточной Европы происходят важнейшие изменения. Объединение русских земель при Иване III повлекло за собой - это наглядно показывает кладовый материал - развитие торговых связей Московского государства, как внутренних, так и внешних. В это время в среднем Поволжье вновь появляются русские монеты. Однако и состав кладов, и область их распространения, и, вероятно, социальная принадлежность их хозяев – разительно отличаются от предыдущего периода. Поэтому рассматривать вместе все клады Поволжья XIV – первой трети XVI в. можно лишь на фоне общей картины кладообразования в русских землях. В настоящей работе такой цели не стоит, хотя ее актуальность не может быть подвергнута сомнению.

В заключение хотелось бы отметить, что автор настоящей статьи с огромной благодарностью примет замечания и уточнения, касающиеся известных кладов, а также сведения о тех кладах, которые не были использованы в работе.

 

www.rus-moneta.ru


На сайте есть: