ГлавнаяКлады ПоволжьяОбзор кладов в Удмуртии

Заветная кладовая

     Любит народ наш о тайнах да загадках поговорить. Глядишь, вроде бы и взрослый мужик, а начнет пересказывать какую-нибудь еще от бабушки своей услышанную историю про запрятанный у самой околицы клад, и глаза у него загораются, как у мальчишки Тома Сойера. Ух, сколько легенд, преданий и сказок о внезапно свалившемся богатстве сохранила человеческая память. В каждой деревне, селе, городе вам непременно про найденные здесь клады поведают, а также по-дружески покажут места, где и ныне поживиться есть чем. Дурачок сразу за лопатой бежит, а кто поумнее — поухмыляется да свою парочку историй про заветные места выдаст. Ну, например, про клады Кудеяра, Разина, Пугачева, Мазепы, Наполеона, золото третьего рейха и золото партии… Такая уж эта тема — кладоискательная — благодатная. История же России сплошь состоит из войн, набегов, смутных времен, революций да раскулачивания, когда есть только один способ сохранить нажитое — в землю спрятать.

Монеты из Персии

     Вятской губернии по части кладов всегда везло — по количеству находок край наш на одном из первых мест в Восточной Европе. Ну а первое место по находкам в губернии принадлежало Глазовскому уезду. Древние удмурты активно торговали мехом с дальними странами, потому и в кладах VIII-XII веков находились золотые и серебряные монеты, серебряные гривны, серьги. Ученые еще несколько лет назад отмечали, что «на территории бассейна реки Чепцы известно 22 пункта с находками различных монет восточных династий VI-X веков». В одном только Кестымском кладе было 1500 дирхемов VII-IX вв.
     В Дебесском районе вам непременно расскажут про клад, найденный возле деревни Лесагурт. Было это в 1961 году. Варнинские школьники косили на лугах траву. Вжик да вжик, и вдруг металлический скрежет — какая-то шкатулка из земли показалась. А в шкатулке 139 серебряных и 23 медных монеты, добавьте к этому 2 серебряные же гривны. Монеты оказались персидского происхождения, чеканили их в VI-IX веках. Хранятся теперь они в Москве, в Государственном историческом музее.

Разбойничье Гнездо

     Про клады, зарытые разинцами и пугачевцами, много в народе легенд сложено. В середине XIX века возле одного из сел Глазовского уезда нашла крестьянка необычный камень. На шести сторонах его был вырезан текст, сообщавший, что отряд пугачевцев из 28 человек 4 мая 1774 года зарыл драгоценную поклажу (так в то время называли клады) «златою казною червоною монетою 56 тысяч». Крестьянка эта, не показав никому точное место находки, ушла на богомолье, а вскоре умерла. Думается мне, что клад этот, закопанный лихими пугачевцами во главе с атаманом Сухопаровым, и доныне еще не найден. В 1872 году этот кладовый камень передали в Вятский публичный музей. Коль окажетесь вы в нашем бывшем губернском городе, полюбопытствуйте, сходите в Кировский областной краеведческий музей. Сами прочтете на камне: «Да хто сей камень щесливой рабъ найдет, тотъ и казну нашу возметъ, да хто нашъ заветъ исправитъ, тотъ и казну нашу разделитъ». Глядишь, и повезет вам, если вы, конечно, место клада сможете обнаружить.
     Вольный разбойничий дух Стеньки Разина и Емельки Пугачева долго еще витал над Камой и Волгой. Многие из разбойников впоследствии близко познакомились с Сибирским трактом, с дыбой да петлей. Но ведь кое-кто и оставил таки после себя драгоценные поклажи.
     О былой камской вольнице напоминают знаменитые Чегандинские пещеры в Каракулинском районе. По одному из преданий, будто бы стоял тут лагерем сам Ермак. Кто знает, может, так оно и было. А вот других лихих квартирантов-постояльцев здесь и вправду немало бывало. Имена Гурьки, Петуха, Коршуна наводили ужас на прикамскую округу. Сарапульский уезд и в XVIII, и в XIX столетиях по праву считался разбойничьим гнездом. Не случайно же русский историк С.М. Соловьев писал: «По реке Сиве явились воровские шайки, человек до восьмидесяти, жгли деревни и намеревались разграбить село Сарапул, обыватели в страхе покинули дома и скитались по лесам». Не один клад в то смутное время зарыт был в здешнюю землю.

Дух клада

     Да вот только поди сыщи те «зачарованные» разбойничьи клады. Народ наш, рассказывая об этом, ориентиры дает простые: «где-то в лесу», «в бору у сосны», «на берегу озера», «под землей золото»… Запросто клад мог находиться в гробу с покойником, стерегущим драгоценности, — «клад выходит домовищем». Или как в удмуртской сказке «Сирота и клад»: «… И рассыпался тут гроб серебряными деньгами».
     Много опасностей грозило кладоискателям Вятской губернии. Просто так клад не взять, часто убийство служило основным условием удачи. И никакой цветок папоротника с разрыв-травой не помогут, коль испытывать вас возьмется сам кладовой — дух, охраняющий клады. В губернии нашей убеждены были, что одет он в серебряный кафтан и серебряные башмаки, с золотой шапочкой на голове.
     Прочтешь неправильно заклинание или трусость проявишь — беда будет. Разверзнется почва под ногами и провалится бедный кладоискатель сквозь землю. А то закинет тебя неведомая сила в лесную чащобу, в реку или болото. Пойдет кладовой дух на искателя клада вихрем так, что ломаются столетние деревья. Не вздумай бежать или отмахиваться — как в народе говорят, это все только поблазнилось. Стоит отпихнуть будто бы падающее на тебя дерево, дело пропадет и дерево изувечит. А кладовой, глядишь, уже пожар в лесу устраивает, сам же в зверя оборачивается, кричит, что съест, задавит, задушит. Да только вятские — народ хваткий, не переставая копать землю, ему его же словами надо отвечать: «Я сам тебя задушу!» Вот тут-то и можно взять деньги из клада, но коль не «отговорены» они, тратить их можно лишь на вино и табак.
     Ни в коем случае местным кладоискателям не рекомендовалось разрывать насыпи или курганы. Они считались остатками жилищ «волхвующей Чуди». Кое-где о Чуди белоглазой и до сих пор рассказывают в Удмуртии предания. Нарушишь запрет, начнешь в кургане богатство искать, «слепота альбо смерть приключится» — так еще в начале ХХ века рассказывали местные старики.

Удмуртские клады

     И все таки нет-нет да и повезет кому-нибудь. Не случайно же в нашем республиканском краеведческом музее в нумизматической коллекции еще лет десять назад под 20 тысяч предметов было — многие из кладов, найденных в старых домах, а то и просто в земле.
     По традиции ученые почти всем кладам дают названия по ближайшему населенному пункту. Пожалуй, самым известным и стал клад, названный Ижевским. Нашли его абсолютно случайно в мае 1896 года. Припрятали клад во времена Ивана Грозного, в XVI веке, а содержал он 213 серебряных монет и серебряную же подвеску. В 1957 году ребятишки опять же случайно нашли у Вшивой горки античные моменты, вскоре здесь археологи обнаружили древние захоронения. Тринадцать лет назад в старом купеческом доме на улице Красной (бывшей Куренной) при ремонте тоже случайно наткнулись на клад — 187 золотых и серебряных предметов весом почти в полпуда. Припрятал это добро в 1918 году купец Афанасьев.
     Немало кладов находили и в заводском Воткинске, и в купеческом Сарапуле. Люди в Прикамье всегда жили небедные, копеечку берегли, припрятывали понемногу на черный день. С весенними ручьями в том же Каракулинском районе периодически выносит с полей старинные монеты. Ну а уж кладов, представляющих интерес прежде всего для науки, здесь огромное множество. Бляшки, сосуды, подвески, бусы, пуговицы, старый меч, проржавевшие остатки кольчуги, римская литая кастрюля — все это позволяет узнать, как жили наши предки.
     Но и в других районах Удмуртии не раз и не два находили клады. Так, в сентябре 1972 года в деревне Шудья, что неподалеку от Ижевска, крестьянка нашла клад, состоящий из более чем 5700 медных монет. Весила эта находка 102 килограмма. Оценили клад всего в 200 рублей, большинство монет были пятаками, запрятали его в середине XIX века.
     Ровно год назад в деревне Зяглуд-Какся Вавожского района был найден еще один медный клад — более чем 1600 монет в основном достоиством в 1, 2, 3 и 5 копеек, отчеканенных в XVIII-XIX веках. Общий вес клада более 70 килограммов. Кое-кто возразит: толку-то от меди? Да как сказать, не каждый ведь из нас мир копейкой измеряет. Для российского человека в первую очередь тайна важна, загадка. А нажива, богатство — это уж как Бог даст.

Совет юродивой

     Что касается кладов, Бог и вправду знает, кому давать. Там, где жадность и нечестность заводятся, и клад не поможет. Рассказали мне одну историю.
     Перед самой Великой Отечественной войной осталась женщина вдовой с четырьмя детьми. Одна только радость — есть где жить. Дом, относительно новый, ее муж купил еще у знакомого богатого купца, прадед которого разбогател «на крови». Часть денег купец-душегуб, по слухам, припрятал где-то в доме и наложил на клад заклятье: взять его можно только при помощи топора или ножа.
     Поначалу новые хозяева пробовали поискать клад, да выяснили, что такие клады «выходят» только на сирот. А там и хозяин умер, война началась, голодуха, сирот чем-то кормить надо. Пошла женщина в церковь да и спросила у юродивой, что ей делать. Расхохоталась блаженная:
     — Придет к тебе разбойник, а ты его топором, топором!
     Женщина и вправду топор под подушку на ночь положила, закрыла все засовы и легла спать. А ближе к полуночи половицы заскрипели, в проеме двери показалась огромная мужская фигура с ножом в руке. Собралась женщина да и метнула изо всей силы топор. Грохот, звон какой-то раздался. Никакого грабителя не видно, а на полу рассыпаны золотые монеты и несколько колец. Клад сдавать вдова не стала. Кольца продала, деньги, взятые за них, отдала в детдом. А монеты золотые ее детей и кормили в военные годы. Это ли не чудо?!
     P.S. По приблизительным оценкам некоторых историков, количество кладов на нашей планете доходит до 5 миллионов. По другим данным, эта цифра составляет аж 20 миллионов.
 

http://zhilin-izhevsk.narod.ru/


На сайте есть: