ГлавнаяСправочник кладоискателяДревнерусские средневековые печатные перстни
Появление древнерусских средневековых печатных перстней как предметов, имеющих самостоятельное при­кладное значение и художественную целост­ность, связано, в первую очередь, с широким распространением самих печатей и расшире­нием их функционального использования. Для удобства и сбережения княжеские, бояр­ские, святительские печати, печати областей, присутственных мест и частных лиц «обыкно­венно вделывались в кольца в виде перстней». Более массивный перстень, надеваемый на большой палец, назывался «напалком», а имевший резную вставку из камня — «жуко-виною» (слово это часто встречается в гра­мотах XV и XVI вв.). Подобные перстни в древнерусских духовных завещаниях указы­вались в качестве родового наследства. Воз­можно, это связано с тем, что на протяжении веков оттиск печати, превратившейся со вре­менем в перстень-печать, играл роль часто используемого и известного факсимиле.

Достаточно часто на средневековых рус­ских печатных перстнях встречаются изобра­жения зверей и птиц. Как и в случае с изоб­ражениями ратников (см. «Цейхгауз», № 15), в зооморфных сюжетах обнаруживается не­кая смысловая упорядоченность. Можно даже проследить единство стиля, графического языка, порой даже сходство почерка ма­стеров, изготавливавших перстни с изобра­жениями воинов и зверей. Основой для пост­роения композиции последних являлись представления наших далеких предков об ок­ружающем их мире, где «царство людей» и «царство зверей» существовали в единстве и взаимопроникновении. Такое мировосприя­тие позволяло людям общаться через живот­ное-символ с высшим духовным началом, видеть в животных посланников и провод­ников его воли.

Образы животных оказали большое вли­яние на развитие языка символов и иносказа­ний, превратившегося в важный элемент национальной культуры. Классическим при­мером могут служить случаи, когда за боевые качества воин получал прозвища связанные с характерными чертами каких-либо живот­ных. Причем в процессе рождения прозвища значение имело не только простое ассоциа­тивное сопоставление, но и подсознательное значение слова. Так, прозвище Курско-Трубчевского князя Всеволода Святославича «Буй Тур Всеволод» включало «Буй» — дикий, силь­ный, храбрый, гордый, и «Тур» — бык, вол как символ мужества, отваги и силы. Вместе эти определения князя Всеволода характеризуют его силу и храбрость.
    
Многие из животных (существовавших или вымышленных) описаны с качественны­ми характеристиками в древнерусском трак­тате «Физиолог», известном по спискам XV в. и восходящем к сборнику рассказов о приро­де, возникшему в Александрии во П-Ш вв. н.э. на основе античных и восточных источ­ников. Упоминаемые в нем животные в соот­ветствии с традицией христианской литера­туры уподоблялись образам и понятиям ре­лигии и морали. Сегодня эти определения помогают расшифровать смысл зооморф­ных изображений на печатных перстнях.

Особенно популярным среди зооморф­ных изображений в средние века был образ льва. Например, в декоре одного только Дмитриевского собора во Владимире лев изображен 125 раз. Как символ он обозначал «сильных и непобедимых воинов», «силу и власть», «бесстрашие и стойкость». Образ льва как бдительного стража, нередко спяще­го с открытыми глазами, хорошо иллюстри­рует древнерусский текст: «Где хочет спать, окружает хвостом своим, подобно гумну кру-говидно, и тут спит. Дикие звери обходят вокруг того места, внутрь же не дерзают войти. Если же кто приблизится к знаку это­му, тогда поднимется лев и хватает его»6. Не случайно при изображении грозному «царю зверей» часто придавалась величественная (по Г.К.Вагнеру «одорирующая») поза с высо­ко поднятой передней лапой. Характерные изображения данного образа можно увидеть на перстнях (ил. 1,2) и их фрагментах (щит­ках) (ил. 3, 4). По мнению известного иссле­дователя М.В.Седовой, перстень на ил. 1 вполне мог быть скопирован с аналогичного изображения на гемме.
Среди изображений четвероногих зверей на перстнях можно часто видеть образ «лю­того зверя» (ил. 6, 7, 8) — хищного животно­го неопределенной видовой принадлежнос­ти, часто упоминающегося в древнерусской литературе, народных песн
ях и присутствую­щего как образ на изделиях декоративно-прикладного искусства. В.Ф.Миллер в своем труде обстоятельно доказывал, что «лютый зверь» в народных песнях — это есть лев.

 

Древнерусские средневековые печатные перстни

 

 
Древнерусские средневековые печатные перстни
 
Древнерусские средневековые печатные перстни
 
Древнерусские средневековые печатные перстни
 
Перстни. Литье, гравировка.
1 — оловянисто-свинцовый сплав;
3-4 — серебро; 9 — серебро, позолота;
2, 5-8 — медный сплав;
Размеры (в мм): внешний диаметр шинки
(кольца) х длина щитка х ширина щитка
(если щиток круглый, его размер
обозначен одной цифрой).
(2, 6-8 — из коллекции автора; 1, 3-5, 9 — из
частной коллекции).
1. Брянск. XV-XVI вв. 25,4 х 14,6 х 14,3 мм.
2. Калуга. XVI в. 22,2 х 14,4 мм.
3. Рязанская обл. XV-XVI вв. D = 12,4 мм.
4. Рязанская обл. XV-XVI вв. D = 10,2-10,5 мм.
5. Курск. XV-XVI вв. 26,7 х 15,5 х 14,7 мм.
6. Тверь. XV в. 21,3 х 15,5 х 11,6 мм.
7. Новгород. XV в. 21,7 х 12,5 х 10,1 мм.
8. Владимир. XV-XVI вв. 22,5 х 11,2 мм.
9. Калуга. XVI — нач. XVII вв. 26,8 х 13 х 12,1 мм.
 

Перстни. Литье, гравировка.
12 — оловянисто-свинцовый сплав;
11 — серебро; 10-13 — медный сплав;
(12-13 — из коллекции автора; 10, 11 — из частной коллекции).
10. Владимирская обл. XIV-XV вв. 21,2 х 11,3 х 10,5 мм.
11. Мордовия. XVII в. 26,5 х 18 х 17,4 мм.
12. Калуга. XVI в. 21 х 11,9 х 10 мм.
13. Калуга. XV-XVI в. 23,5 х 14,1 х 10,5 мм.
    
Однако академик Б.А.Рыбаков указывал на то, что «в некоторых русских говорах, например, вятском, рысь называют «лютым зве­рем», не упоминая слова «рысь»9. Во всяком случае Владимир Мономах явно имел ввиду не льва, когда писал: «лютый зверь скочил ко мне на бедры и конь со мною поверже».
Сегодня можно говорить о том, что «лю­тым зверем» наши предки называли и льва, и единорога, и рысь, и медведя, и барса, и вол­ка. Например, в «Слове о полку Игореве» Все-слав Полоцкий в одном месте именуется ска­чущим «лютым зверем», а несколько ниже -«волком». Хорошо помогает разобраться в этом вопросе этимология слова «лютый». В нарицательном значении древнегреческое, старославянское и литовское «ljutas» означа­ло «терзатель». На Руси оно было как именем прилагательным, характеризующим качества зверя: дикость, свирепость, злобность, жес­токость, так и обобщенным названием само­го страшного, непобедимого, поставленного во главе зверей хищника. Отсюда фольклор­ный образ «лютого зверя» мог символизиро­вать власть, воинскую доблесть, а также иг­рать роль оберега.


Изображения образа «лютого зверя» на перстнях встречаются нередко. Так, на перст­не (ил. 5) представлена «на равных» битва человека и зверя. Поднявшийся на дыбы лев и воин с саблей в руке изображены одного роста. Схватка уже началась. Судя по положе­нию когтистых лап хищника относительно туловища, лев отброшен назад после своего прыжка. Исход боя еще не ясен, но воин уже показал свою силу и ловкость.
Конь был священным животным у сла­вян, являясь символом солнца, плодородия и благополучия. Тесно связанный в западно­славянской мифологии с «богом богов» Свя-товитом (нем. — Свентовит), он упоминается немецким хронистом Гельмольдом (XII в.) и датским средневековым автором Саксоном Грамматиком при описании культового цен­тра этого бога, располагавшегося в балтий­ско-славянском городе Арконе (Х-ХП вв.), занимавшем северную оконечность острова Рюген. Поскольку символ коня древние сла­вяне связывали с солнцем, то, по всей вероят­ности, не случайно на груди глиняных фигу­рок коней и свистулек — «коников» изображе­ны солярные знаки. В собрании калужского Музея ремесла, архитектуры и быта хранит­ся несколько таких находок — из г. Калуги, дер. Хлуднево и пос. Воротынск Калужской области. Самые ранние сохранившиеся «ко­ники» датируются XVI в.

Как эмблема воинского мужества и благо­родства конь встречается на русских перстнях и монетах XIV-XVII вв. Это обстоятельство помогает точнее датировать перстни, пользу­ясь аналогией с монетами. На серебряном перстне, найденном в г. Калуге на берегу Оки (ил. 9), отчетливо изображен аллюр скачуще­го коня. Показано начало конского галопа -самого быстрого скачкообразного аллюра в три темпа. Именно при галопе следует момент безопорного движения, при котором лошадь как будто парит над поверхностью земли.

Одним из привлекательных на Руси сю­жетов, присутствующих на перстнях-печат­ках, является «пеликан, окропляющий своей кровью погибающих от змеиного укуса птен­цов». Древнерусское название этой птицы -неясыть, перешедшее потом на название птиц отряда сов. Перстень с изображением пеликана, являющийся одной из самых ран­них находок публикуемого собрания, пока­зан на ил. 10.
Поскольку «кровь, дающая жизнь мерт­вым», наводит на мысль об Эвхаристии и Кресте, птица пеликан является одной из наиболее известных аллегорий Иисуса Хрис­та. Аллегорическое значение этого сюжета -любовь родителей к детям или попечение государя о своем народе. Не случайно среди личных вещей царя Алексея Михайловича встречается «перстень… в нем яхонт лазорев четвероуголен, на нем вырезана птица не­ясыть с детьми».
    
    С большой вероятностью
можно предположить, что для воина такой сюжет олицетворял самопожертвование, а для начальника — готовность к выручке, спа­сению от гибели своих подчиненных.
Композиционно сложным, требующим разъяснений является сюжет перстня, пред­ставленного на ил. 11. Речь идет о знамении, предвестившем падение Царьграда (Констан­тинополя) под натиском турок в 1453 году. В «Повести о Царьграде» русского писателя 2-й половины XV в. Нестора Искандера (Александра) описывается, что при основа­нии Царьграда византийским императором Константином выползший прилюдно из норы змей был схвачен и унесен ввысь ор­лом, которого змей стал обвивать. Через не­которое время орел пал на землю и был осво­божден от змея людьми. «Цесарь», который, по всей видимости, сам наблюдал происшед­шее, потрясенный увиденным созвал мудре­цов и потребовал от них толкования этого события. Толкователи пояснили знамение. Поскольку орел — знак христианства, а змей -знак басурманства, то христианство будет побеждено, но так как змей убит, то христи­анство в конце концов возобладает и воца­рится в городе.

Этот сюжет пользовался большой попу­лярностью на Руси. Так, его можно было ви­деть на изразцах фриза церкви Св. Троицы в г. Костроме, построенной в 1650 г. и разру­шенной в 1936 г. К счастью, благодаря материалам Р.Л.Розенфельда, автору данной ста­тьи удалось разыскать изразец с таким сюже­том в фондах Музея — усадьбы «Коломенс­кое». Надпись на изразце не оставляет сомне­ния в содержании сюжета: «Бысть видение си[е] в Царьгр[аде]…».
Вообще средневековые мастера были, видимо, хорошо знакомы с литературными сюжетами своего и прошлого времени, с ус­тным и песенным народным творчеством, уходящим корнями в глубины веков. Вот почему для расшифровки каждого изображе­ния на перстне важно также знать и славян­ское название зверя, в котором нередко зак­лючен глубокий смысл. Оттиски средневеко­вых перстней-печаток, сделанные автором на специальном материале, позволяют выяв­лять планы изображений, придают им дина­мику, что помогает лучше почувствовать и даже разгадать замысел мастеров, усилить пластическую выразительность сюжетных образов. Существенен тот факт, что зверь всегда присутствовал в контексте того или иного значимого действия, неких событий, в которых заключался нравоучительный смысл, далеко не всегда понятный современ­ному исследователю. Изображение различ­ных «тварей» лишь с одной только стороны отражало перипетии людской жизни, един­ство природного мира, где все «твари» — ре­зультат промысла Божьего.
 
С другой же сто­роны, мир всегда воспринимался нашими предками как единство миров телесного и духовного, земного и астрального. При этом использовался великолепно развитый язык символов, глубоко раскрывавший суть гра­фического образа.
Изображения птиц, популярные среди мастеров декоративно-прикладного искусст­ва, объясняются распространенным пред­ставлением о сопричастности птиц с небеса­ми и их роли быть посредниками между ду­ховной высшей и земной сферами. Особенно значимым был образ орла. Известный археолог А.В.Чернецов указывал на то, что вооб­ще «образ хищной птицы широко использо­вался в древнерусской литературе для харак­теристики воинской доблести». Орел же был популярным символом еще в древнем Вавилоне; у греков он мыслился «царем птиц», а позже стал государственным симво­лом Рима.
В библейской символике орел обо­значал «Божественное Вдохновение». В сред­невековый период он символизировал отва­гу и стойкость, способность к омоложению. Славянами орел рассматривался как «Божья птица» и владыка небес. В христианской сим­волике орел — символ евангелиста Иоанна, а в светской эмблематике — атрибут правосу­дия, зоркости и гордыни. Мощь и всевидя­щий взгляд орла, который, не мигая, смотрит даже на солнце, как нельзя лучше олицетво­ряли высшую власть и ее обладателя. Он при­обретал особую символическую роль на фоне борьбы христианства и мусульманства, что видно даже по упоминавшемуся сюжету о схватке орла и змея над Царьградом. Изобра­жение орла в «позе терзания» помещено на перстне XVI в. (ил. 12)

В отдельную группу перстней можно вы­делить изображения на печатках птиц с ору­жием в лапе (ил. 13-16). Все изображенные птицы имеют неопределенную видовую при­надлежность (ястреб, коршун, орел, ворон). Но, согласно средневековой логике, даже на­поминающие домашних птицы (петух, гусь, лебедь), особенно если они вооружены, не­сомненно, являются хищными. Изображе­ния птиц нередки и на медных русских моне­тах XV-XVI вв. Особенно много аналогий можно увидеть среди зооморфных изобра­жений на тверских анонимных медных пу­лах, различных образцах металлопластики и резьбы по кости. Согласно славянской мифологии петух — «вещая птица», способ­ная противостоять нечистой силе, которую она лишает мощи своим утренним троекрат­ным криком. Петух часто символизировал бдительность и воинственность. Отсюда происходит сюжет, встречающийся на перст­нях: птица, похожая на петуха, сжимает меч и раскрывает крылья в воинственной позе, свесив вперед свой гребень (ил. 13). В христи­анской традиции петух является эмблемой Святого Петра. В связи с этим возникает воп­рос: не служили ли перстни, особенно с изо­бражением этих птиц, воинскими талисма­нами и оберегами?

На сайте есть: