ГлавнаяКлады СибириЧто ищут копатели в Бурятии?
Ученые против «альтернативной археологии»

 

В Интернете появилось открытое письмо археологов к президенту и премьер-министру РФ, где ученые требуют принять меры против черных копателей, разрушающих археологические памятники. Грабежу истории способствует свободная продажа металлоискателей. «Необходимы жесткие, решительные и незамедлительные меры, иначе будет поздно», — бьют тревогу ученые.

На сайте www.amatororg.ru активно собираются подписи ученых со всей России (уже более 10 тыс. человек). Инициаторы (общественное движение в защиту археологического наследия «АМАТОР») идею открытого письма называют последней каплей после многочисленных попыток достучаться до президента или премьер-министра РФ.

«Информ Полис» решил узнать о том, как развита отрасль черных копателей в Бурятии. За комментариями мы обратились к местным археологам.

Восемь лет назад в Улан-Удэ существовал антикварный магазин, где продавались старинные вещи разных времен: танского времени, средневековые, китайские и монгольские. Догадаться, как они туда попали, нетрудно. Судя по всему, это находки местных копателей.

По словам археологов, проблема «черных» копателей в Бурятии пока не в таком большом масштабе, как в Хакасии, Уральском регионе, Южной и Западной России. Однако тенденция все же появляется, говорит Василий Ташак, археолог, научный сотрудник отдела истории и культуры Центральной Азии ИМБиТ СО РАН.

Например, два года назад археологами была обнаружена кем-то вскрытая могила бронзового века в Хоринском районе по долине реки Она. Этот объект был известен археологам еще с 70-х годов.

Копатели-оборотни

— Эпидемия «черных» копателей не возникла просто так, — объясняет Николай Именохоев, исследователь древних культур. — Люди всегда искали конкретные вещи. В 60 — 70-е годы коллекционеры собирали русские иконы. В Бурятию приезжали москвичи, ленинградцы, люди с Запада в поисках старообрядческих икон. Ими были разграблены практически все часовни, старые кладбища.

Иконостасный бум прошел и сменился спросом на старые царские ордена и медали. Если есть спрос, бывает и предложение. Люди перепрофилировались на старые кладбища, особенно много ограблено могил в Новоселенгинске.

— Прошел этот период — сегодня люди стали кладоискателями, — рассказывает Николай Именохоев. — Два года назад, вспоминают археологи, люди начали копать могилы военнопленных времен гражданской войны на Дивизионке. А началось все с того, что одна женщина нашла в земле золотой крестик. В результате весь поселок станции Дивизионная ринулся с лопатами и вилами копать могилы австрийских, немецких, американских военнопленных. Перекопали все.

Есть ли золото в Бурятии?

На этот вопрос археологи ответили, что Бурятия по сравнению с Монголией не богата на такие находки. Однако монголы знают, как использовать и охранять свой культурный потенциал.

За всю историю раскопок в Бурятии всего две могилы бронзового века из 700(!) были не разграбленными. Все расхищено еще до нашей эры – люди добирались до могил глубиной от 3 до 19 метров (высота 4-этажного дома!). Глубина захоронений определялась в зависимости от ранга умершего человека.

Путеводители для копателей

Сегодня археологи уже перестали публиковать в своих трудах и книгах для широкого пользования точное местонахождение памятников, поскольку это прекрасный путеводитель для копателей.

— Указывается только приблизительное место, — говорит Василий Ташак. – Вообще вопрос охраны памятников двойственный. Если раньше (в 70 — 80-е годы) было требование отмечать археологические объекты на месте табличкой «Охраняется государством», то сейчас это прямое приглашение для «черных» копателей. Понятно, что часового к каждому объекту не поставишь, а бороться с людьми, для которых закон — нажива, трудно во все времена.

Копатели совсем близко

В Иркутской области существует уже целый нелегальный союз кладоискателей. Именно там можно найти в свободной продаже металлоискатели. Они даже организовывают совместные экспедиции, например, года два назад одна из них состоялась в Монголии, вспоминают археологи.

У нас же встречаются частные случаи. Часто люди приносят археологам свои находки, найденные с помощью металлоискателей. Многие думают, что приносят пользу науке, не подозревая, какой огромный урон наносят истории.

— Для археологии в первую очередь важно, как и на какой глубине лежит в земле предмет, какой у него контекст, – объясняет Василий Ташак.

При обычном вскапывании научная информация теряется навсегда. Находит, например, человек наконечник стрелы и радостный несет свою находку продавать. Вырывая предмет с помощью металлоискателя из земли, он лишает его глубокого контекста, ценность его падает до копеек. Этот наконечник мог бы привести к более значимым открытиям. Вполне возможно, что он торчал в чьем-либо черепе или указал бы на древний культовый объект, к примеру, трехтысячелетней давности, но мы этого уже не узнаем никогда.

По словам археологов, для того, чтобы детально изучить один объект, нужны годы. В этом году, например, завершилась археологическая раскопка небольшого объекта, которая была начата еще в 2004 году. В общей сложности, не вылезая оттуда, археологи потратили на него ровно год.

В этом письме археологи обозначили главную проблему в свободной бесконтрольной продаже археологических ценностей (находок «черных» копателей), металлоискателей. Никто этого не контролирует. Появляются перекупщики, продающие эти вещи в частные коллекции.
«Пока еще можно хоть что-то спасти, сделайте это», – умоляют власть археологи России.

http://www.infpol.ru/


На сайте есть: