ГлавнаяКлады СибириИркутский клад невидимка
КЛАД – НЕВИДИМКА

 

       Об этой истории мне приходилось слышать от разных людей, и каждый рассказчик пересказывал её по своему, но лично у меня она не вызывает сомнений, так как случай этот вполне мог иметь место, а люди, которые рассказывали об этом, вполне заслуживают доверия. Случай этот произошёл в самом начале 70-х годов прошлого века в самом центре города.
 
        Иркутский гарнизонный Дом Офицеров на улице Карла Маркса знают все – двухэтажное здание тёмно – синего цвета с богатой лепниной вот уже второе столетие украшает перекрёсток с улицей Декабрьских событий. В 1970 или 1971 году здание ремонтировали, и было решено разобрать старые хозяйственные пристройки, находившиеся во дворе. Так как обветшавшие и подлежащие сносу сооружения были сложены из кирпича, то сюда была направлена рота солдат – военных строителей, которые, вооружившись кирками и ломами, принялись за демонтаж старых стен.

        Понятно, что солдаты, для которых нахождение вне казармы – уже праздник, не спешили покончить с руинами ударными темпами, а летние дни располагали к постоянным перекурам с неизбежными байками и анекдотами. И в один из таких летних дней на рабочей площадке появился некий дедушка – пенсионер, который очень быстро подружился с солдатиками, и стал наведываться сюда буквально каждый день. Солдаты не возражают: дедуля – душа компании, байки травит, сигаретами угощает щедро. Вреда от него никакого, а если ему уж так нравится – может любоваться их работой, сколько его душе угодно… А дедушка и любуется – не просто со стороны смотрит, а лезет на кучу битого кирпича, осматривает, как солдатики старую стену лихо разносят, да нахваливает их за силу и сноровку.

         На четвёртый или пятый день - всё как обычно: солдаты стену руинируют, а дедуля тут же. И вот, дождавшись перекура, выдвигает дед на общее голосование такое предложение: « -А что, парни, не выпить ли вам пивка? Тут, через пару кварталов бочка стоит, там пивом на розлив торгуют – сходили бы, выпили по кружечке, я вам и денег дам. А пока вы ходить будете, я тут ваш инструмент посторожу…».

          Как вы думаете, отказались ли махавшие целый день ломами и кирками солдаты от предложения деда? Совершенно верно! Они даже, с благодарности великой, где-то раздобыли литровую банку и несли в ней пиво для «мировецкого старикана». Только вот, «мировецкого старикана», к великому удивлению солдат, на месте не оказалось. А когда обескураженные вояки собирались вновь приниматься за свою работу, они удивились ещё больше, потому что толстую кирпичную стену, которую они разбирали, кто-то немного «доработал». На том месте, где солдаты бросили своё дело, было выломано ещё несколько кирпичей, а за ними в стене скрывалась небольшая – 50 на 50 сантиметров – ниша… И ниша эта была пуста. И словоохотливый пенсионер, щедро угощавший служивых сигаретами и пивом, больше ни разу не пришёл навестить своих юных друзей…

          Во всей этой истории понятно только одно – в стене был тайник, а хитрый дедушка знал о его существовании, но не мог добраться до него самостоятельно. Когда же старую стену стали ломать, он просто очень точно рассчитал момент, когда к тайнику будет «расчищена дорога», и он сможет овладеть его содержимым. Но что это за содержимое? Если бы до революции 1917 года особняк, в котором расположен гарнизонный Дом Офицеров принадлежал частному лицу, тогда всё было бы ясно – в тайнике были спрятаны драгоценности бывших владельцев… Но дело в том, что в здании и до революции находилось общественное учреждение – городской клуб приказчиков… Старик, отправивший солдат за пивом, и забравший тем временем из тайника в стене НЕЧТО, конечно же, давным-давно умер. А вместе с ним ушла и тайна его клада.

«ПЬЯНЫЙ» КЛАД

           На знаменитых европейских аукционах «Кристи» и «Сотбис» старинные бутылки с вином и коньяком уходят за такие деньги, за которые там же, в Европе, можно купить неплохой автомобиль. Увы – в Иркутске даже самую завалящую бутылку «Камю» или «Мартеля», разлитую даже не в середине, а в конце XIX века ещё никто не находил… Одному коллекционеру, правда, попалась бутылка начала ХХ века из-под «Мартини», но «из-под» - не считается. Тем не менее, и в нашем городе известно несколько случаев, когда при разборке старых домов рабочим и кладоискателям попадались подобные находки.

            В середине 80-х годов прошлого столетия городские власти приняли решение о строительстве в городе здания нового Музыкального театра. На том месте, где сейчас стоит этот шедевр позднего советского конструктивизма, тогда располагался  квартал деревянных домов, ограниченный улицами Седова, Парковой и Коммунаров. Большая часть домов была отселена, и через некоторое время бригады строителей приступили к их разборке. Работа потихоньку шла,  но однажды бригадир одной такой «команды –ух!», разбиравшей старый дом на улице Парковой, вдруг заметил, что все его подчинённые пребывают в каком-то радостном возбуждении, и кроме того – изрядно пьяны… За пьянство на рабочем месте в то время наказывали строго – в стране шла знаменитая антиалкогольная кампания. Кроме того, было совершенно непонятно, откуда строители могли достать столько водки, продававшейся в то время строго по талонам – а в том, что работяги приняли на грудь именно водки, бригадир не сомневался. На его вопрос о происходящем, вся бригада ответила дружным гоготом, а потом кто-то, сквозь общий смех бросил фразу: « -А нам Царь Николашка с того свету налил! Зайди, прораб, в дом – он и тебя уважит!»…

           …Рассказавший мне эту историю бывший бригадир до сих пор жалеет, что тогда, в порыве гнева переколотил все бутылки – и полные, и пустые… В одной из задних комнат разбираемого дома рабочие обратили внимание на высоту потолка – он был ниже, примерно, на метр, чем в остальных помещениях. Быстро сообразив, что к чему, работяги притащили лестницу, и с помощью топоров принялись крушить подозрительно низкий потолок. Правда, вместо разбойничьего схрона с награбленным добром, за который рабочие приняли тайник, они наткнулись на склад продовольствия, который замаскировал фальшивым потолком прежний хозяин дома, судя по всему, во время Гражданской войны. Время сделало своё дело: припрятанные банки консервов вместо цилиндрической формы, приобрели шарообразную; от хранившихся здесь когда-то мешков с крупой остались только фрагменты мешковины, да горы крысиного помёта; те же крысы рассыпали и упакованные в бумагу брикеты табака, который от времени пересох и превратился в пыль – и лишь припрятанные запасливым хозяином бутылки с водкой, стоявшие в двух деревянных ящиках, дождались-таки, когда их извлекут на свет Божий настоящие ценители…

- Какая хоть это водка была? Смирновская, или какой другой марки? – пытался я выяснить у бывшего бригадира, а теперь уже пенсионера.

- Да разве я тогда смотрел на этикетки, когда у меня все рабочие – пьяные? Просто, схватил топор, да и расколотил все бутылки – полные и пустые! Их там около полусотни, наверное, было – около литра каждая. Четырёхгранные, из тёмно-синего стекла, и на каждой – царские орлы с короной… До сих пор не пойму, как мои работяги меня тогда за это не убили – а я ведь ещё испугался, что они с этой водки перетравятся. Ведь столько лет стояла!... Да и не знал я тогда, что эта водка может иметь какую-то историческую ценность…

          Судя по описанию бутылок – большие, тёмно-синие, украшенные орлами – в снесённом особняке на улице Парковой была разбита именно водка завода «Наследников П. Смирнова», около полусотни бутылок… «Если бы я только знал…». Бутылки эти – конечно, не древняя икона, не полотно Рафаэля, не античная ваза, но всё же – сколько предметов старины уже погибло, и сколько гибнет до сих пор, из-за того, что «не знали», а то и не хотели знать…

КЛАД, «ОПОЗДАВШИЙ» НА 70 ЛЕТ

           Не совсем скромно говорить о себе, но я всё же, расскажу, как сам однажды нашёл  клад. Правда, не стал от этого ни на копейку богаче. После того, как в далёком детстве мне посчастливилось найти в детской песочнице серебряный царский рубль, я  превратился в увлечённого коллекционера, и все годы было у меня подспудное желание найти какой-нибудь клад. И вот, в 1992 году  мечта осуществилась.

            Небольшой, но добротный деревянный особнячок на улице Богдана Хмельницкого  до сих пор стоит напротив здания телекомпании «АС-Байкал-ТВ». В 1992 году его расселили, и видимо, собирались реставрировать, но так и не собрались до сих пор… Тогда же, осенью 92-го, мы с моим приятелем – таким же коллекционером – отправились в пустой дом в надежде найти что-нибудь интересное для своих домашних коллекций. Пара венских стульев, видавшая виды керосиновая лампа, сломанный патефон да увесистый чугунный утюг – вот и все приобретения, которыми мы могли похвастаться, пока не влезли на чердак. Здесь тоже не оказалось ничего интересного, и мы уже собирались спускаться, как вдруг кто-то из нас – уже не помню, кто – запнулся в чердачной пыли и темноте об какой-то странный свёрток.  Туго перевязанный крест-накрест кожаным шнурком, свёрток был обёрнут в какую-то клеёнчатую ткань; с одного края на него, по всей видимости, через дыру в крыше капала вода, поэтому клеёнка сгнила и рассыпалась, и из-под неё торчали края каких-то бумаг.  « - Давай посмотрим – может быть, какие-нибудь старинные письма или документы» - предложил мой компаньон. Выбравшись с чердака, мы аккуратно развязали ремешок и развернули упаковку… и не знали, плакать нам, или смеяться. В наших руках оказалась целая пачка облигаций Государственного займа 1915 года – всего, как мы подсчитали уже потом, ровно триста облигаций, каждая стоимостью в 100 рублей. По каждой из них императорское казначейство обещало начислять проценты, начиная с 1 августа того же 1915 года, и выкупить их у населения до 1929 года, но через пару лет в стране случилось некое событие, разом обесценившее все тогдашние вклады…

- Ну почему, почему, - давясь от смеха, спрашивали мы друг друга, - почему этот домовладелец вложил все свои средства в ценные бумаги? Не мог он, что ли, по старинке, перевести их в золотые червонцы, и спрятать там же, где спрятал эти облигации? Ну почему он оказался таким прогрессивным?...

          Найденный «клад» мы поделили поровну – правда, даже в коллекционном отношении, наша находка мало, чего стоила, так как все триста облигаций были подпорчены с одного краю водой. Я положил свои «пол-клада» в ящик письменного стола, и время от времени показывал друзьям, рассказывая о своём «кладоискательстве». И вот, несколько лет назад звонит мне тот самый приятель, и сообщает: « -Сегодня по телевидению  сообщили в новостях, что Черномырдин во Франции заявил, будто Правительство России готово выплачивать деньги тем французам, у кого на руках есть ценные бумаги царского правительства! Ценные бумаги тоже показали – те же самые облигации, что и у нас… Как ты думаешь, российским гражданам тоже со временем будут выплачивать, или нам стоит озаботиться получением французского гражданства?».

           Прошло с того нашего разговора уже больше десяти лет. Мой приятель уже дважды побывал в Париже – не царские ценные бумаги продавать, правда, а по делам своей фирмы. А я  сижу в Иркутске, и во Францию не собираюсь – жду, может быть, действительно, начнут в России погашение царских ценных бумаг? Тогда и съезжу в Париж…

 Роман Днепровский

 

www.proza.ru


На сайте есть: