ГлавнаяСправочник нумизматаФальшивые монеты древности

НОВОДЕЛЫ, ФАНТАСТИЧЕСКИЕ МОНЕТЫ. ФАЛЬШИВЫЕ ДЕНЬГИ И ПОДДЕЛКИ
    
    
Новоделами принято называть монеты, чеканившиеся Монет­ными дворами по заказам коллекционеров для использования их в выставках, для продажи их на нумизматических аукционах. Как правило, новоделами являются золотые монеты, имеющие высокую коллекционную стоимость. Так, во Франции, в середине пятидесятых годов нашего века имитировались монеты в 20 фран­ков с датами «1907». Англия выпустила для продажи на аук­ционах и рынках золота соверены с датой «1925», хотя отчека­нены они были в 1949—1951 годах. Неоднократно золотые ново­делы выпускались в Испании, Австрии, Швейцарии. С 1975 года для внешнеторговых целей был возобновлен выпуск золотых червонцев 1923 года с новой датировкой.
Но все эти монеты из-за их высокой стоимости не доступ­ны рядовому коллекционеру. Чаще всего в собрании нумизмата-любителя можно встретить новоделы юбилейных и памятных рублей советского чекана, выпущенные в 1988 году. В гуртовой надписи этих денежных знаков присутствует буква «Н», указывающая на происхождение монеты. Не менее редко можно уви­деть новоделы русских монет XVIII — XIX в.в.
Подобия редких русских монет выпускались Монетными дво­рами в течение полутораста лет. Они являются своеобразным явлением русской нумизматики. Со временем производство и сбыт новоделов ограничивались государством, а в 1890 году были окончательно запрещены. О новоштемпельных монетах русской чеканки написано большое количество научных работ. Обобще­нием и систематизацией материалов такого рода занимался И. Г. Спасский.
Он характеризовал новоделы как особый вид поддельной коллекционной монеты. Разумеется, клиент Монетного двора, по­полнивший свою коллекцию такой монетой, знал, за что отдавал свои деньги. При частых обменах коллекционным материалом различие между «честным» новоделом и «бесчестной» фальшив­кой исчезло. Они часто принимались неопытными собирателями за подлинную, порой очень редкую монету. Кроме того, только незначительная часть новоделов имеет познавательную ценность, т. к. является полным повторением типа монеты (сохранены легенды аверса и реверса, гуртовые знаки и т. д.). Основная же часть новоштемпельных монет имеет грубейшие отклонения от оригиналов в металле, весе, гуртовке, а то и попросту является искажением типа монеты.

 

Самыми «ненастоящими» из этих денежных знаков являются новоделы — антикварные подделки. Это не «бывшие деньги», а по­рожденные собирательной страстью их подобия. Изготовляя эти монеты. Монетный двор превращался в «сообщника» ловких дельцов-фальсификаторов. Отклонения от типа подлинных мо­нет происходили из-за того, что Монетные дворы не могли по­зволить себе захламлять громоздким хозяйством гуртильных приспособлений, специальных станков свои помещения. Для изго­товления новоделов пользовались подходящими по размеру круж­ками-вырубками, которые вовсе не гуртились. Различные узоры на гурт наносились уже торговцами. Узнать такие «поделки» можно по несоответствию металла или его пробы номиналу монеты. Часто «вольности» обнаруживаются в гуртовке. Иногда для чеканки новодельных рублей применяли штемпели крупных медалей.
Начало производства новоштемпельных русских монет уходит корнями в первую половину XVIII века и связано с Петербург­ским Монетным двором. Во времена Екатерины II серьезных коллекционеров оттеснила толпа высокопоставленных «собирате­лей поневоле». В особняках сановников считалось правилом хо­рошего тона иметь пышную библиотеку, а в ней мюнцкабинет-коллекцию «медалей», т. е. монет и медалей. Слово «монета» тогда звучало как-то грубо, «неблагородно».
На возникновение производства новоделов непосредственное влияние оказали памятные медали. К 1724 году в Петербурге была создана значительная коллекция штемпелей коммеморотив-ных медалей, прославляющих деяния первого русского импера­тора. Смерть Петра послужила толчком к усиленному собира­нию вещественных памятников его царствования. Огромным спро­сом пользовались медали с сюжетами «дел петровых». Из-за постоянного употребления выходили из строя штемпели. Их ме­няли, и различные отклонения в изображении отразились на продукции Монетного двора. Появилась возможность создавать «гибридные» медали, комбинируя старые и новые или взятые из разных пар штемпели. Заказы выполнялись в любых метал­лах, от золота до олова.
Рост интереса к Петровскому времени повлек за собой появле­ние новодельных монет его царствования. К тридцатым годам XVIII века в обращении находились, главным образом, золотые червонцы и двухрублевки. Серебряные рубли уже стали ред­костью, а медь вообще успела несколько раз смениться. Чинов­ники монетного двора использовали приобретенный на производ­стве медалей опыт: чеканка производилась вначале старыми штемпелями, а когда они разбивались — штемпелями-копиями.
Во второй половине XVIII века Монетный двор умножил запас сюжетов для медалей и жетонов. Появился проект двух громадных серий. Первая из них была посвящена князьям и ца­рям, начиная с Рюрика. Вторая — «историческая» — была при­звана осветить обойденные в прошлом темы. Но петровская тема оставалась вне конкуренции.
Рядом с крупными «показными» медалями бедно выглядели русские древние копеечки и деньги. Отчеканенные из кусочков проволоки, они были «неизящны». Хотя среди настоящих нумиз­матов они пользовались неиссякаемым интересом (А. И. Богда­нов занимался научной систематизацией русских денег XV—XVI веков уже во второй половине XVIII века), высокопоставленные модники их не жаловали. Они видели в «чешуйках» (прозвище монет XIV—XVII веков) наглядное свидетельство о недавнем варварстве.
Если медальные сюжеты достигли древнейших событий рус­ской истории (событиям, предшествовавшим крещению Руси отдавалось до ста сюжетов), то о монетах этого нельзя было сказать. Ведь копейки правильной круглой формы начали чека­нить лишь в 1701 году, а более крупных номиналов в XV— XVI веках не было вообще. В Кунсткамере и в немногих частных коллекциях встречались уникальные монеты XVII века: червон­цы Михаила Федоровича, Алексея Михайловича, Федора Алек­сеевича (старшего брата Петра I), рубли и полуполтины 1654 года, талеры разных государств с русской подчеканкой («ефимки с признаком»). Сохранились золотые за Крымские походы 1687 — 1689 годов, выпущенные царицей Софьей.
Известные в единичных экземплярах, эти монеты не могли дойти до собраний всех желающих их иметь. Однако выход был найден. Монетный двор изготовил по представленным под­линным монетам копии штемпелей. Была произведена чеканка копеек и денежек русских князей на золотых пластинках круглой
формы.  Выпуск новоделов приобрел такой широкий размах, что воз­никла необходимость в выпуске специальных проспектов-ката­логов. Из них «коллекционеры» могли узнать, копии каких монет готов предоставить Монетный двор. От петербургских «нумизматов» не отставала и московская знать. Мастера-монет­чики с успехом использовали 32 штуки «ветхих штемпелей разных старинных монет». Между монетными дворами начал осуществляться обмен различными древними штемпелями и их копиями, что увеличило число несоответствий между подлин­ными монетами и их повторениями.
В первой половине XIX века, после выхода в 1834 г. первого иллюстрированного каталога русских монет XIV—XV веков, оживились «торгаши». Рост активности антикварной торговли, получавшей «товар» на Монетном дворе Москвы, ускорил конец государственного производства новоделов. Николай I принял
решение уничтожить имевшиеся на Монетных дворах штемпеля вышедших из употребления монет, с целью прекращения про­дажи новоделов за подлинные монеты.
В связи с этим интересна история коллекции всемогущего временщика А. А. Аракчеева, пожелавшего отдать из библиоте­ки в Грузино Новгородскому кадетскому корпусу свое собрание монет. При передаче по завещанию оказалось, что в мюнцкабинете кроме медных монет оказалось 148 позолоченных и 606 посе­ребренных монет «от начала тиснения их по царствование им­ператора Павла». Выяснилось, что коллекция именно в таком исполнении «под натуру* была заказана Аракчеевым в 1824 году и безропотно выполнена Монетным двором.
Сам Александр 1, узнав об этом, приказал повторить весь заказ в золоте и серебре как подарок «без лести преданному». В Петербурге был учинен досмотр всех сохранившихся штем­пелей. Допускалась выделка новоделов только подлинными ста­рыми штемпелями. Возможно, в их число вошли и старые копии XVIII века.
Если для широких слоев знати доступ к штемпелям был закрыт, то выполнение «индивидуальных заказов» членов цар­ской фамилии и их приближенных широко практиковалось. Новоделы, выпущенные до 1890 года, разделяют на 5 групп.
    
Во-первых, это монеты, чеканенные сохранившимися штемпе­лями данного Монетного двора; во-вторых, экземпляры, чеканен­ные штемпелями-повторениями разбитых штемпелей; в-третьих, в которых заново вырезанные штемпели данного Монетного двора представляют сочетания даты и номинала, на подлинных мо­нетах невозможные; в-четвертых, повторения монет, которые в действительности на данном дворе не чеканились; в-пятых, «гиб­ридные» сочетания штемпелей от разных пар.
В советские годы новодельные монеты выпускались с ведома Советской филателистической ассоциации. Так, в 1925—1927 го­дах для продажи русским и иностранным нумизматам ею были изготовлены незначительным тиражом рублевые монеты 1915 года и серии медной монеты 1916 г. Выпущенные СФА денеж­ные знаки следует считать новоделами, хотя и совершенно неот­личимыми от подлинной монеты.
Близко к новоделам примыкают подделки. А. Щелоков вы­деляет три основные группы таких монет: копии подлинных монет, выдаваемые за подлинники; переделки ординарных мо­нет в редкие разновидности и так называемые фантастические изделия. Первые две категории служат для неприкрытого обмана нумизматов.
О фантастике нужно рассказать подробнее. Государство такие монеты никогда не выпускало. Они лишь плод фантазии изго­товителя. Фантастическими монетами являются рубли Пугачева, царя Алексея Михайловича. Особое место занимают рубли цари­цы Софьи с царевичами. Благодаря роману А. Толстого «Петр Первый» эта монета получила известность как подлинная, хотя никогда государством не тиражировалась. Ее возникновение относят к 1857 году, когда подобный рубль был помещен в атласе Шуберта. Фантастической является и монета Петра I с латинской надписью.
Одними из интереснейших свидетелей истории денежного обращения являются фальшивые монеты. Подделка монет, вы­пускаемых государством, во все времена преследовалась по зако­ну. Суровыми карами фальшивомонетчикам грозили и древне­греческий законодатель-реформатор Солон (640—560 гг. до н. э.), и римские императоры.
В средние века, в Германии, подделка монет приняла ката­строфические размеры. Группы бродячих резчиков штемпелей устраивали мастерские в заброшенных зданиях на больших до­рогах. Сбывали они свою продукцию, продавая монеты по весу мешками. Каждый дворянин имел в родовом замке Монетный двор. Если простолюдинов пытали и приговаривали к смерти, то благородные фальшивомонетчики, отделавшись штрафом, ком­пенсировали убытки новой партией подделок.
    
На Руси первое упоминание о фальшивомонетчиках относит­ся к 1447 году. Но не следует думать, что изготовление нека­чественных денег не практиковалось ранее. В XVI—XVII веках рынки русских городов наводнили подделки. Население настолько к ним привыкло, что исправно включало фальшивки в монет­ные клады. Если же злодея удавалось уличить, то его ожидала мучительная смерть. Фальшивомонетчикам «олово лили в рот, да руки секли».
Государство обставляло прием рабочих на Монетный двор большими строгостями. Поступающий давал «страшную» клятву. Его поручители должны были подтвердить, что их подопечный не станет красть серебра, не будет примешивать в него свинец или олово. Строго каралась подделка монетных штемпелей. Каждый день государственных монетчиков начинался и кончал­ся обыском «донага, чтобы они не приносили меди и олова, и свинцу, или з Двора чего не снесли». Всей технологической частью ведал целовальник, т. е. человек, давший специальную присягу и целовавший крест, чтобы подтвердить свою готовность служить верой и правдой государству. Каждый год все началь­ство Монетных дворов менялось, чтобы искус не прокрался в чиновничьи души.
Особый размах получила подделка медных монет образца 1655 года. По решению царя Алексея Михайловича в 1655 году в обращение были выпущены медные монеты с нарицательной стоимостью серебряных. Через четыре года население уже отка­зывалось принимать такие деньги. Правительством не была учте­на разница в цене между серебром и медью. Появилось огромное количество фальшивок. Умелые ремесленники, котельники, оло­вянщики при медных деньгах поставили себе просторные хоро­мы, стали скупать по любой цене серебряную утварь. Причина сказочного обогащения крылась в изготовлении ими воровских денег.
Для борьбы с фальшивомонетчиками вновь была применена вся жесткость законов. На стенах Монетных дворов появились отрубленные руки людей, промышлявших нечестным ремеслом. Все их имущество конфисковывалось. Поощрялись доносчики, указывающие на лиходеев. Не помогли царские указы. Слиш­ком велик был соблазн погреть руки.
В 1663 году царь запретил чеканку медных монет, а сами они были пущены в переплавку. Но нашлись «предприимчивые» люди, которые отказались сдавать свои накопления. В разных частях России стали встречаться натертые до серебряного блеска ртутью и посеребренные монеты. Опять были приняты крутые меры. В те годы были казнены или покалечены, отправлены на каторгу более двадцати тысяч человек.


На сайте есть: