Прозвища монет
 
Часто авторы популярных художественных произведений вкладывают в уста своих героев жаргонные выражения, обо­значающие то или иное прозвище монет. Все это придает особый колорит, читатель ощущает дыхание эпохи. Но человек не иску­шенный не всегда поймет, что к чему. Поясним некоторые на­иболее распространенные прозвища денежных знаков.

На монетах Древней Греции часто можно встретить изобра­жения богов и легендарных героев — покровителей того или иного города. Так, на монетах Афин повторялось изображение Афины-Паллады. Для того, чтобы отличить «свою» Афину от «чужой», афиняне стали применять особый знак. На реверсе монеты чеканили изображение совы — священной птицы. Поэто­му такие драхмы стали в обиходе именовать «совами». Анало­гично получили свои имена и монеты Эгины. По-гречески на­звание города звучит так: «черепаха», и изображение этого священного животного прочно заняло реверс всех эгинских мо­нет и перенесло на них свое название.

В Коринфе деньги называли «крылатые пегасы» или «жере­бята». В Персии большой популярностью пользовались «дари-ки» — золотые монеты с изображением стреляющего из лука царя Дария.
Много новых прозвищ получили монеты в средние века и но­вое время. Английский король Георг III (1738—1820 гг.), чтобы бороться с подделками — огромным количеством легковесных серебряных и медных монет — решил выпустить такое средство обращения, которое было бы невыгодно подделывать.

В обращение поступили медные двухпенсовики весом в две унции (60 граммов), содержание металла в которых соответство­вало их стоимости. За свои огромные для монет размеры и внеш­ний вид они сразу же получили у населения прозвище «колесо телеги». «Пучковым пенни» прозвали в XIX веке бронзовую монету с номиналом «одно пенни». На монете был изображен пучок волос на голове королевы Виктории (1837 —1901 гг.).
Во времена Чарльза Диккенса в простонародье бытовало про­звище «боб». Им обозначали монету достоинством в один шил­линг. По одной из версий монета получила свое название по имени популярного английского деятеля XIX века, Роберта Пи­ла (1788—1850 гг.). Дело в том, что «Боб» —уменьшительная форма от Роберт.

Шестипенсовые монеты увековечили имена граверов королев­ского Монетного двора Англии. До XVIII века шесть пенсов носили прозвище «симон» по имени Томаса Симона, гравера медалей времен Кромвеля (XVII век). В XIX веке эти монеты стали называть «таннерами». В это время место главного гравера принадлежало Джону Таннеру. Английские извозчики окрести­ли чеканившийся в 1836 году серебряный четырехпенсовик, как «джоуи». Причиной тому послужил член парламента Джозеф Хьюм (1777—1855 гг.), призвавший понизить плату за проезд в кабриолете с 6 пенсов до четырех. Золотая французская мо­нета XIII—XIV Бека получила прозвище «агнец». Действитель­но, на реверсе этой монеты помещалось изображение ягненка.
 
По романам А. Дюма многим знаком луидор — золотая монета королевской Франции. Ее название можно перевести как «Золотой Луи». На реверсе монеты помещался портрет короля Луи-Фи­липпа. Испанские монеты, бывшие в обращении в 1580—1600 годах, получили прозвище «глыба» из-за того, что их чеканили на неровных кусках серебра очень грубыми, некачественными штемпелями. «Тощими человечками» и «синими мышами» окрес­тили жители Голландии и Германии тонкие и очень малень­кие полуштиверы 1577 —1609 годов.
Много насмешливых имен получили монеты германских кня­жеств XV—XIX веков. В 1509 году герцог Ульрих фон Вюртем берг отчеканил монеты достоинством в три пфеннинга. Одна из сторон была украшена гербом феодала с изображением двух рыб. Местные остряки в обиходе стали называть их «селед­ками».

Известен «попугайный таллер» Вильгельма II Прусского, зна комого нам по предыдущей главе. На оборотной стороне мо­неты помещалось изображение прусского орла на фоне земного шара в щите. Овал щита выглядел как обруч, который подве шивают попугаям в клетки для того, чтобы они качались. «По­пугайный таллер» не следует путать с «попугаями» — монетой герцога Ганса Ульбрехта Мекленбург-Гюстровского. На одной стороне этой монеты помещался императорский орел, которого население называло «попугаем».
Интересная история связана с так называемым «камергерским таллером». Так его окрестил сам император Вильгельм III. На ли­цевой стороне пробных таллеров 1816 и 1817 годов помещалась легенда «FR. WILH. Ill — K.V.PREUSS» (сокращение надписи «Фридрих-Вильгельм Hi король Пруссии»). Увидев экземпляр такой монеты, король сказал, что он не «камергер фон Прейс» (именно так можно быстро перевести сокращение «K.V.PREUSS»).

Герцог Иоган Казимир Кобургский выпустил сатирическую медаль, прозванную «поцелуйным таллером». Поводом для ее чеканки послужил развод между мстительным супругом и гер­цогиней. После развода бывшую супругу заточили в монастырь. На лицевой стороне изображена целующаяся пара и первая строка двустишия: «Как мило целуются двое». На оборотной стороне — монашка и вторая строка: «Кто же меня, бедную монашку, поцелует?»


Собственными именами «обзавелись» даже фальшивые моне­ты. Между 1815 и 1825 годами подделкой древних средневеко­вых монет занимался немецкий авантюрист Карл Беккер. Для подделок он резал особые штемпели, которые были лучше ори­гиналов.
До сих пор фальшивки, отличающиеся отличным исполне­нием, называют «беккер». Полезно знать также и прозвища русских монет.
При московских князьях Иване III и Василии III в обраще­нии находились копейки «московки» (по месту чеканки на Монет­ных дворах Москвы) и денежки «новгородки» или «сабельницы» (на оборотной стороне таких монет изображался всадник с саблей). «Крестовиками» или «солнечными» назывались рубли Петра I, Петра II и Павла I, чеканившиеся соответственно в 1723 — 1725, 1729 и 1797 гг.


На сайте есть: