ГлавнаяСправочник кладоискателяПерспективные кладные места. Где следует искать клады-4

Еще есть такие, наверное, чисто белорусские поселения, так называемые «овудьки» — однодворные поселения обедневших шляхтичей. Шляхтичи, даже самые бедные, также из поколения в поколение передавали семейные реликвии и драгоценности, ну и сбережения какие-то имелись. Ушел шляхтич на войну и не вернулся, усадьба хирела, а потом и обезлюдевала. Еще есть такие, наверное, чисто белорусские поселения, так называемые «овудьки» — однодворные поселения обедневших шляхтичей. Шляхтичи, даже самые бедные, также из поколения в поколение передавали семейные реликвии и драгоценности, ну и сбережения какие-то имелись. Ушел шляхтич на войну и не вернулся, усадьба хирела, а потом и обезлюдевала. А перед уходом на войну, все ценное пряталось. Самому искать в «овудьках» не приходилось, но рассказы слышал. Как их определить эти «овудьки»? Отличить от заброшенного хутора или одинокого крестьянского дома? Наверное, надо рыться в архивах по инвентарным книгам. Не пробовал. Говорят, практически в каждой печи «овудьки» можно что-то найти. Вообще, судя по рассказам, шляхтичи прятали клады в местах, не поддающихся горению. То есть, в тех же печах, под фундаментами домов и под земляными полами подвалов.

Специалист по «овудькам» называл следующие места.
Печь, — с самого верха надо смотреть дымоход, затем на чердаке переходную печную трубу, так называемый печной «гроб». Во всех печных стенах. В «сажетруске» или «сажеотводе». За «загнетками». Под входным отверстием в печь. В поддувале. И, наконец, в полуподвальчике под самой печью.
Короче разбирать печь практически полностью. Причем, металлоискатель не очень то поможет, поскольку в печи полно металла. Колосники там всякие, арматура, металлические кольца и прочее.
Что касается отыскания тайников в домах, зданиях, технических сооружениях — об этом столько написано, что не стоит повторяться. Есть наиболее перспективные места, где ценности традиционно прячутся чаще всего. Но это не означает, что, зайдя в дом сразу надо отдирать подоконник, или простукивать камин. Найти ценности, и практика это подтверждает, можно в самом неожиданном месте.
Я полагаю, что, в первую очередь, нужно тщательно осмотреть помещение и поставить себя на место прячущего. Где место, на которое никто не подумает? Но не перемудрить. Вы же знаете о том, что ценности прятали, например, в мусорном ведре, или в закатанной банке с солеными огурцами, или в морозильнике. Если есть хоть крупицы информации или предположения, что именно хотел спрятать человек, можно строить версии о конкретных местах. Далее подумать об обстановке, в которой прятались вещи. Было ли у него время обдумать место тайника, либо он вынужден был действовать в спешке. И так далее. Хуже всего, что здесь металлодетектор не может быть обычно помощником. В современных домах о нем и думать нечего, кругом арматура, различные коммуникации, электропроводка. Даже в деревенских избах полно металла. Та же печь, например. Поэтому поиск в помещениях, домах, технических сооружениях — процедура очень индивидуальная и типовыми версиями увлекаться не стоит.

Овраги.
Легенд про овражные сокровища ходит много. Непременное место разбойничьих тайников. Спускался несколько раз. Искать совершенно невозможно, бурьянная буйная растительность и кучи металлолома дают хороший шанс сломать себе конечности. Может если почистить экскаватором? О реальных находках не слышал. Только по литературным источникам и мифам.
Пещеры.
Возможно, они и есть в Беларуси, но я с ними не встречался. Другое дело в России. Там их полно. Но сообщений о найденных кладах в последнее время вроде не проходило. Зато старых затасканных легенд сколько угодно. Награбленные богатства Разина и Пугачева, сокровища царя Креза, копи царя Соломона, пещеры островов Оук и Кокос, золотые сибирские бабы и так далее. Пока ничего не нашли, хотя на том же Оуке копают и откачивают воду уже десятки лет, затратив на поиски многие миллионы долларов.
Безусловно, самые богатые клады и сокровища скрыты на дне морей и океанов. Каждый год приносит ошеломляющие находки. Наверное, это один из прибыльнейших видов бизнеса, ведь даже жалованье простого матроса сотни лет назад, представляет сегодня немалую сумму. А ведь тонули корабли, груженные тоннами золота и серебра, десятками килограммов драгоценностей. Любое затонувшее судно содержит богатства. На морском дне их лежат десятки тысяч.
Впервые я реально познакомился с этой темой, прочтя лет тридцать назад великолепную книгу бельгийского подводного археолога Робера Стенюи «Сокровища Непобедимой Армады». «…Рою дальше…Новые ядра, потом — стоп! Серебряная монета в прекрасном состоянии, отчетливо виден испанский герб. Большое „Т“, а рядом маленькое „о“. Отчеканена в Толедо….Между камешками тускло поблескивает золотое кольцо… а вот сердечко из зеленого мрамора…. Ага, опять золото: шесть нанизанных друг на друга тончайших звеньев в форме плоских восьмерок — кусочек цепи…» . Это описание процесса поиска под водой ценностей у найденного Робером Стенюи затонувшего у берегов Ирландии испанского корабля «Хирона», входившего в состав Непобедимой Армады. С тех пор я прочел сотни книг на эту тему, но более яркого впечатления не получил. Как не получил и собственного опыта поиска подводных сокровищ.
Единственное, что я видел своими глазами, отдыхая в Барселоне, это поиск монет и драгоценностей в прибрежной полосе пляжей. Однажды, встав, часов в пять утра, я вышел из отеля и пошел побродить по пляжу. Шагая не спеша, любуясь морским рассветом, я увидел впереди по ходу странную пару. Метрах в десяти от прибрежной полосы прибоя, по колено в воде шли мужчина лет сорока пяти и мальчуган примерно двенадцати лет. Мужчина держал в руке хорошо знакомый мне металлодетектор и водил им перед собой в воде. На ушах у него были наушники, понятно, прибор работал беззвучно, чтобы не нарушать утренней тишины своей электронной трелью. В другой руке у него была тонкая тросточка. На поясе висел целлофановый мешок, наполненный почти на треть, чем-то тяжелым. Тяжесть чувствовалось по колыханию мешка, когда делались шаги. На лице у мальчишки была обычная маска для подводного плавания, а в руке небольшой пластмассовый совок.
Я сбавил шаг и стал смотреть, понимая уже суть их действий. Вот мужчина приостановился, вынул тарелку детектора из воды, а на его место ткнул в дно тросточку. Мальчишка тотчас сделал шаг к нему, опустил лицо в маске в воду, и стал манипулировать руками с совком под водой возле тросточки. Есть. Он вытащил руки из воды, в одной из них блестела монета, по-моему, два евро. Они продолжили свои манипуляции, а я по-прежнему шел невдалеке вдоль полосы прибоя. Это их не смущало. Мужчина, даже улыбаясь, что-то негромко прокричал мне по-испански, он был черноусый и загорелый дочерна. Мальчишка сдвинул на лоб маску и тоже улыбаясь, помахал мне рукой. Испанцы вообще очень приветливые и радушные люди. Хотя мужчины все усаты, имеют грозный вид и внешне суровы. Я что-то пробормотал в ответ, на уровне моих познаний испанского языка, типа «буон джорно, синьоры».  Мы засмеялись, и продолжили свои занятия — они доставали из-под воды монеты и некоторые другие металлические предметы, а я шел поодаль рядом.
Я дошел с ними до ближайшего мола, это около двух с половиной километров. За это время их пакет почти наполнился. Буквально каждые два-три шага операция с извлечением из воды ценностей повторялась. Кроме различных монет, они нашли еще двое часов и несколько женских украшений — колечек, сережек, цепочек.
Конечно, по размышлении, я не нашел в этом ничего удивительного. Люди, купаясь в море, теряют свои драгоценности. Найти их с помощью прибора в морском песке — пустяк. Но главное, каждый человек, покидая гостеприимные берега Коста Дорады (так, кажется, называлась та пляжная зона), бросает в море монетку. И я тоже бросал, и моя жена. За сезон только в этой зоне отдыхают десятки тысяч туристов. Представьте, каков улов у этих ребят?
Я вернулся в отель, выпил стакан апельсинового сока, растянулся на кровати и попытался представить. Отбросим пока драгоценности, их не так уж и много. Хотя за сезон, семь месяцев, ежедневно? Но, покамест, от них абстрагируемся. Получается, почти каждый метр или полтора они находили по монете. Возьмем полтора. Так, калькулятор в руки. За два с половиной километра они, предположительно конечно, вытащили 1666 монет. Пусть будет полторы тысячи. Монеты, конечно, бросают разные.
Но вся Европа перешла на евро. Люди здесь отдыхают не бедные. Но некоторые европейцы прижимистые. Один бросит 20 центов, другой 50, третий 2 евро. Я, например, уезжая, бросил в море монетку в 1 евро. Пусть будет в среднем пол-евро. Умножаем полторы тысячи на 0,5, - получается 750 евро за два с половиной километра. Фантастика! А если они проходят за утро десять километров, на это нужно всего лишь три часа, допустим, с четырех до семи утра? Но оставлю расчеты читателю, если он пожелает. Буду оперировать тем, что видел сам. Итак, вернемся к нашим баранам, как говорит пословица. 750 евро за день умножаем на 30 дней, получаем 22500 евро за месяц. А за семь месяцев, пока длится сезон, это будет совершенно фантастическая сумма — 157500 евро. Представляете?
Немедля отправляюсь покупать металлоискатель, и просить вид на жительство в Испании. Шучу, конечно. Безусловно, здесь этот бизнес давно поделен на зоны. Ловцы евро «отстегивают» кому надо, чтобы их не трогали. Хотя ничего противозаконного в этом занятии нет. И никому ранним утром они не мешают.
Однако прикиньте их реальные доходы. К этим монеткам приплюсуйте драгоценности, золотые естественно. Возможно, морской прибой приносит и другие монеты. Старинные. Золотые. С затонувших кораблей, которых здесь достаточно.

На сайте есть: