ГлавнаяСправочник кладоискателяПерспективные кладные места. Где следует искать клады-5

Говорят, что этот бизнес процветает и у нас, на черноморском побережье Кавказа и в Крыму. Не знаю, давно уже там не бывал. Но один знакомый, побывавший в США, сказал, что и там это распространено. Сам видел на нью-йоркских пляжах, которые, кстати, находятся на той же широте, что и Крым.
Один мой знакомый, послушав мой рассказ про Барселону и прибрежные поиски монет, решил использовать этот опыт в Беларуси. Он поехал в апреле, когда там безлюдно, на водохранилище Вячу. Это в десятке километров от Минска — излюбленное место отдыха минчан. Когда я однажды случайно встретил его, он ругался по этому поводу самыми нехорошими словами. Он провел на пляжах Вячи целый день и оглох от воя металлоискателя. Он представлял, сколько там будет различных бутылочных пробок, но никак не ожидал такого их количества и прочего негодного металлического и фольгового мусора. Из принципа он решил выкапывать все, что дает сигнал прибору.
— Тысячи, тысячи и тысячи — утверждал знакомый, — я и вообразить не мог, сколько у нас пьют. А пробки просто суют в песок. За весь день, кроме мусора, его добычей стали секундомер (неисправный), помятый золотой кулончик без цепочки и три советских монетки.
А что он там хотел найти? Во-первых, в Беларуси нет собственных металлических денег (монет), кроме юбилейных. Со дня обретения независимости у нас в ходу только бумажные деньги. Во-вторых, иностранные туристы на Вяче никогда не наблюдались. В-третьих, пьют, конечно, наши люди на природе, особенно, возле воды, от чего частенько и тонут. А теряют всякие мелкие предметы во всех местах массового гуляния и отдыха.
По той же причине нашему брату нечего делать в парках, садах, скверах и прочих, как выразился один юморист, «местах имени культуры и отдыха».  С прибором, понятно, нечего делать, а отдыхать и гулять не возбраняется.
Думаю, что нет в Беларуси и пиратских кладов. Не бороздили Минское море и остальные водоемы нашего государства корсары, флибустьеры и иные джентльмены удачи вроде Генри Моргана, Уильяма Дампира, Эдварда Мэнсфилда, капитанов Кидда, Вассера, Олоннэ и многих других морских разбойников. Хотя, несомненно, на дне многочисленных рек и озер нашей синеокой республики лежат настоящие сокровища. В Минске недавно осушали и чистили реку Свислочь. По-моему, редкие кладоискатели этим воспользовались, река-то протекает по центру города. А милиция в столице очень бдительна, говорю это без всякой иронии. Что бы не писали и говорили о нашей республике, наличие в ней порядка, никто не отрицает. Вернемся к Свислочи. Река, видевшая множество военных действий, начиная с 1067 года и протекающая по древней столице, не может не иметь тайн. Жаль, что власти по каким-то причинам не организовали планомерных исследований содержимого придонного ила, который вывозился грузовиками и выбрасывался. Но даже случайные находки рабочих и зевак поражают воображение. Поскольку официальных сообщений на эту тему не прозвучало, не буду пересказывать чужие рассказы и статейки желтой прессы.


Увлекательна военная тема кладоискательства.

Всегда можно найти на местах и окрест баталий, побоищ, сражений, битв, боев и прочих столкновений противоборствующих сторон различные интересные предметы. Не всегда ценные, не всегда хорошо сохранившиеся, но неизменно любопытные своей историей и судьбой. С военными действиями связаны и монетные клады. Любое войско имело свою казну. Все солдаты грабили противника, его обозы и местное население. Применяли, при этом, правда, более пристойные выражения: трофеи, конфискация, реквизиция, но суть от этого не менялась — деньги и ценности переходили в другие руки. Офицеры и генералы трофейничали покрупнее. Иные и свои собственные обозы имели.
На любой войне часто случались поражения и быстрые отступления, переходящие в паническое бегство, когда уже не до трофеев, не до обозов и не до собственной казны даже. Войскам приходилось попадать в охваты и окружения, когда тоже, как говорится, «не до жиру, быть бы живу».
Поэтому возникали ситуации, вынуждающие наспех прятать и трофеи, и казну, и содержимое обозов, и собственный скарб, чтобы бежать налегке.
Я это к чему излагаю? Многие говорят и пишут, что поиски надо организовывать на местах боевых столкновений. Не согласен. Вернее отчасти не согласен. С помощью современной техники в глубине земли, конечно, можно что-то и найти. Но только в глубине. Потому что по горячим следам до вас уже прошлись многие люди. От преследующих противника солдат (а существовали и специальные трофейные команды) и местных жителей, ищущих свое и чужое добро, и до людей, родственных вам увлечений.
Мой небольшой опыт, подтвержденный некоторыми серьезными находками, свидетельствует в пользу окрестных мест сражений и битв. Нужно пытаться тщательным образом изучить добытые карты и схемы сражений. Прочесть всю возможную литературу по этой теме, особенно мемуарную. Невредно почитать перед этим военные труды по способам и тактике отступления, отрыва от наседающего противника и как избежать окружения. И только после этого отправляться на местность, сверяться с картами и иными источниками. Строить версии и начинать поиск. Не на полях сражений, а рядом.
На полях сражений Великой Отечественной войны ищут сейчас и легальные поисковые отряды и нелегальные поисковики — «черные археологи». Но они ищут совсем другое. Не хочу затрагивать эту тему, являясь решительным противником поисковых работ на местах боев последней войны.
Хотя в недалеком будущем мне придется к ней прикоснуться. Я разрабатываю сейчас тему поиска сокровищ Третьего рейха. Но не в Германии, Австрии, Аргентине или Колумбии. На нашей земле. И, в принципе, это наши сокровища, а не рейховские. Награбленные гитлеровцами в наших городах и деревнях, в музеях и банках и просто у наших людей. Немцы успели вывезти далеко не все. Что-то пришлось бросить, что-то удалось спрятать. Различных документов на этот счет сейчас много.

 

Отдельная тема партизанское движение.

Партизаны тоже, оказывается, были разными. Одни боролись с оккупантами, другие просто скрывались в лесах от тех же оккупантов. Но были и третьи…. Говорить об этом преждевременно, тема только начала разрабатываться. Скажу лишь, что в Налибокской пуще должны быть интересные места. А еще загадочнее большой лесной массив — Липичанская пуща, место базирования многих партизанских отрядов.
За исключением поисковых работ по местам сражений Великой Отечественной войны, ко всем остальным прошлым войнам я отношусь положительно. Позитивно не к самим войнам, а к поиску их исторических материальных следов. Но у меня, как, наверное, у любого кладоискателя есть, и свои секреты, и своя методика.
Вернемся к мирным делам.
Случайные находки нередки в ходе сельскохозяйственных работ, таких как, пахота, уборка картофеля, при осушении и мелиоративных работах. Иногда россыпи монет обнаруживают при рытье котлованов под фундамент, прокладке дорог, дорожных ремонтных работах, строительстве мостов, при разработке карьеров. Россыпь, или хотя бы несколько монет, найденных вместе или рядом — это первый признак поврежденного тайника либо хранилища клада (сосуда, горшка, ящика, мешка и тому подобного). Если есть возможность, на этом месте следует организовать тщательные поиски с помощью металлоискателя. Во многих случаях в таких местах отыскиваются сотни и тысячи монет.
Колодцы. Да, в них всегда можно что-то найти. Но именно что-то. Поиск в заброшенных колодцах труден с технической точки зрения и крайне опасен. Организовывать поиск в таком месте можно только при наличии конкретной, достаточно достоверной информации.


Выгребные и помойные ямы.

О находках в них слышал только при расследовании уголовных дел о преступлениях. Ищут в них обычно трупы и оружие, но находят и ценности при этом.
Говорят, что клады можно найти в районе старых и приметных деревьев, обычно это дубы. Или возле очень крупных камней и валунов. Докладываю, пробовал неоднократно — ничего не найдено. Ну, попадались иногда одиночные советские, реже царские или польские монетки — свидетельства того, что люди любят посидеть в таких местах, отдохнуть, поговорить, выпить. При этом монеты попросту теряются, вывалившись из карманов. Случалось найти в подобных местах и десятки мелких монеток, но это при дальнейшем исследовании служило лишь доказательством религиозного или ритуального использования их в старину.


На сайте есть: