ГлавнаяКлады ПоволжьяДревние монеты Поволжья
Поволжье и Приуралье являются свеобразными ре­гионами в денежном обращении Восточной Европы ран­него средневековья. Количество находимых здесь древ­них металлических денег и монет, которые являются предметом данного исследования, огромно. Наиболее ранние из них в виде сосудов из драгоценных металлов и монет, служивших средством обмена, датируются на-началом нашей эры.
Особенно интенсивное поступление драгоценного ме­талла отмечается в VI в., что было обусловлено мно­гими причинами, в частности, оживлением торговли и обмена в поселениях т. н. именьковцев — предшествен­ников булгар. Как показывают археологические иссле­дования, расширение ареала расселения именьковцев, хазар и булгар, которые контактировали с лесными племенами и через которые уходили на север метал­лические деньги и монеты, носило не экспансивный, а мирный характер. Последнее хочется особо подчеркнуть. Иногда историки без достаточных оснований пишут о столкновениях, войнах между племенами и народами, населяющими территории Поволжья и Приуралья.
 

 

Древние монеты Поволжья

 

 
Ссылки на средневековых авторов, которые действитель­но много писали о наиболее важных, с их точки зре­ния, событиях — войнах, почти не уделяя внимания столь заурядным, по их мнению, явлениям, дак торгов­ля и обмен, не всегда могут служить бесспорным ар­гументом. Но войны происходили сравнительно редко, а торговые люди ежегодно ради торговых операций предпринимали путешествия, иногда опасные для жизни. Поэтому ранние деньги и монеты представляют особый интерес, так как являются свидетелями сложения очень ранних экономических взаимоотношений между племе­нами Восточной Европы, а такие взаимоотношения мог­ли зародиться, существовать и развиваться только при  наличии определенной стабильности и мира между пле­менами.
Изучение более ранних периодов процессов обмена и торговли в Поволжье и Приуралье позволяет понять причины обильного поступления драгоценных металлов получившего в литературе название «закамского» или «восточного» серебра. Постепенно такие товары ста­новились деньгами. К. Маркс писал в первом томе «Ка­питала»: «Трудность состоит не в том, чтобы понять что деньги — товар, а в том, чтобы выяснить, как и почему товар становится деньгами».
Первые несколько сосудов из драгоценного металла, привезенных из районов Поволжья, поступили еще в петровскую кунсткамеру. Коллекция серебряных со­судов сасанидского серебра из Прикамья, принадлежа­щая Государственному Эрмитажу является одной из лучших в мире.
 

 

Древние монеты Поволжья

 


В проведенных в последние годы археологических раскопках наряду с различными изделиями из драго­ценных металлов, многочисленными хорезмийскими, сасанидскими, византийскими монетами, обнаружено большое количество бронзовых слитков, свидетельствую­щих, что наиболее ранние формы металлических денег Восточной Европы собственного производства появились в данном регионе.

Известно, что обращавшиеся позднее в городах По­волжья хазаро-булгарские монеты, среди которых око­ло половины составляли сасанидские драхмы, омейадские аббасидские дирхемы и т. д., уходили из Поволжья на запад и юго-запад. Хазарские и булгарские города иг­рали роль «ворот», через которые вливался поток во­сточной монеты. Этот поток поддерживался возникшей самостоятельной хазарской, а впоследствии булгарской чеканкой. Количество, например, обнаруженных на Ру­си кладов восточных момент поистине огромно. Следо­вательно, изучение денежного и монетного обращения указанного периода позволит пролить свет на более ранние этапы возникновения и развития товарно-денеж­ных отношений во всей Восточной Европе.
 
Не менее актуальную сторону проблемы составляет исследование товарно-денежных отношений Поволжья в среднем и позднем средневековье. Оно позволяет прос­ледить развитие определенных традиций денежного об­ращения, денежной терминологии и денежно-весовой системы. Изучение монет, особенно местной чеканки, представляет большой научный интерес и в том плане, что значительно расширяет наши представления об ис­тории, культуре, социально-экономическом развитии края. Дореволюционные историки останавливались при иссле­довании истории Поволжья, в основном, на XIII в. Мон­гольское завоевание было для них верхним хроноло­гическим рубежом К Общим было представление, что в этот период домонгольские племена, обитавшие в этом районе, исчезли, а на их место пришли монголо-татары.
Интерес русских нумизматов к восточным моне­там возник раньше, чем даже в других разделах нумиз­матики в России. Но ранние периоды денежного обра­щения Поволжья и Приуралья и наиболее ранние фор­мы денег практически оказались малоисследованными.

 

Количество только дошедших до нас сосудов из По­волжья и Приуралья составляет несколько десятков экземпляров. В дореволюционной научной литературе прикамское серебро получило название сасанидского — по имени династии сасанидских царей Ирана, правив­ших с 268 по 651 гг., т. е. до арабского завоевания.
Исследователи обратили внимание, что находки са­санидских изделий из драгоценных металлов в самом Иране исчисляются единицами. Достоверные случаи находок не превышают трех экземпляров. Так же стало известно, что многие сосуды представляют собой из­делия не сасанидского происхождения.

 

 

Древние монеты Поволжья

 

 
Все это позво­лило О. Н. Бадеру и А. П. Смирнову констатировать, что старое огульное определение находимого в Поволжье и Приуралье восточного серебра сасанидским должно быть пересмотрено Таким образом, ученые перешли к более детальному исследованию художественного металла, на основе ко­торого делаются попытки уточнить не только место изготовления таких изделий, но и то, каким образом они попали в те или иные районы, где впоследствии были обнаружены. Последнее, естественно, имеет непосред­ственное отношение к установлению торговых отношений в раннем средневековье. В этом смысле большой ин­терес представляет статья В. И. Распоповой. Однако, касаясь вопроса распространения драгоценного метал­ла, она полагает, что все торговые связи Восточной Европы осуществлялись согдийцами, которые «осваива­ли» северный путь в Прикамье, доставляя туда не толь­ко согдийскую, но иранскую и византийскую посуду.
Выше было упомянуто о бронзовых слитках — пер­вых металлических Деньгах Поволжья и Приуралья собственного изготовления, свидетельствующих об ин­тенсивном развитии не только внешней, но внутренней торговли, которую нельзя недооценивать. Например, в Щербетском поселении именьковцев обнаружена мастерская по изготовлению бронзовых слитков. Судя по форме и весу, а также по распространению слитков, подобных поселений, располагавших своим «монетным пяппом» было достаточно много.
Проникновение в указанной регион сосудов из дра­гоценных металлов и монет хорезмийского, сасанидско­го и византийского происхождения связано, видимо, с традиционными сезонными перекочевками. По руслам таких крупных рек, как Итил, Яик и Дон, каждое лето кочевые племена далеко продвигались на север, в сред­нюю полосу и тем самым содействовали установлению внешних контактов местных племен с развитыми стра­нами Востока, интенсификации и развитию обмена. Анализируя историю возникновения обмена, К- Маркс писал: «...процесс обмена товаров возникает первона­чально не в недрах первобытных общин, но там, где они кончаются, на их границах, в тех немногих пунктах, где они соприкасаются с другими общинами...»

Предметом исследования является проникновение в Поволжье и Приуралье «восточного серебра» в виде многочисленных изделий из драгоценных металлов и монет, возникновение обмена и торговли, появление собственного производства металлических денег и че­канки монет, установление особенностей и закономер­ностей монетного дела и денежного обращения. Как было замечено, в Поволжье и Приуралье известны мо­неты хорезмийской (доисламские), сасанидской, визанг тийской, куфической, в том числе хазаро-булгарской и булгаро-татарской чеканки. Естественно, ставить неосу­ществимую задачу описания всех обнаруженных в этом регионе монет невозможно — их слишком много.
Наиболее ранними, обнаруженными в Поволжье и Приуралье, являются сасанидские, хорезмийские и ви-
    
зантийские монеты. Сасанидские и византийские моне­ты в целом изучены достаточно хорошо. По этой при­чине в работе в основном подчеркивается их значение для датировки археологических объектов, погребений и т. д. Именно датировка сасанидских монет, обнару­женных совместно с хорезмийскими,\" помогает при ана­лизе последних, менее изученных в нумизматике.

Установление бесспорной весовой нормы чеканки мо­нет имеет важное, а в некоторых случаях определяю­щее значение для решения некоторых вопросов нумиз­матики. Хазарские или булгаро-татарские монеты, как и другие средневековые монеты, не носили на себе обоз­начения номинальной стоимости. Этого и не требова­лось, поскольку чеканились они из серебра, а цены на него не только в различных странах, но и в разных областях одной и той же страны сильно колебались. Поэтому при торговых операциях люди принимали их на вес. Следовательно, решающее значение имел в монеты, и он не мог быть случайным.
В нумизматической литературе существует доволь но ощутимый разнобой в определении теоретическо весовой нормы чеканки древних и средневековых мо нет. Этому способствуют и некоторые объективны факторы, связанные с техническими приемами чеканки. Например, иногда монеты выпускались по определен­ной стопе, когда отдельно взятая монета не выверялась хотя соответствующее их количество давало точную ме­ру. Или же монетный двор, экономя серебро, выпускал заведомо легковесную монету. Однако в любом случае необходимо иметь представление о весовой системе то­го периода, когда выпускалась та или иная группа мо­нет.
Каких-либо сводов мер и весов средневекового Вос­тока с переводом их в метрическую систему не суще­ствует. Часто ученые-востоковеды вынуждены сами со­ставлять рабочие пособия по метрологии.

Как показывает графический метод исследования хазарских и булгаро-татарских монет, в VIII—XV вв. был проведен ряд денежно-весовых реформ. После та­ких реформ или весовых изменений каждый раз монеты выпускались в соответствии с теоретическим расчетом мискалей в 4,095 г, 4,26 г, 4,464 г, 4,56 г или в 4, 68 г.
Древнейшая для Поволжья драхма в 4,26 г, из рас­чета которой отливались еще бронзовые слитки VI—X вв., восходит к весовому стандарту — фунту в 409,5 г. Их взаимосвязь явная: драхма в 4,26 г — это Уэв часть ука­занного фунта. Но фунт в виде фракции в 4,095 г тесно связан с ритлом (литрой) в 327,6 г, 80-й частью кото­рого является (327,6 : 80 = 4,095 г). Из этого же расче­та, видимо, чеканились хазарские монеты VIII—IX вв. весом около 3,4 г, составляющие 1/96 часть ритла (327,6:96 = 3,41 г).
Мухамадиев А. Г.   Древние монеты Поволжья.

На сайте есть: