ГлавнаяКлады Ленинградской областиОчередная историческая находка в Санкт-Петербурге

Очередная историческая находка в Северной столице обнажила застарелую проблему

Петербург прирастает кладами. Их находят здесь регулярно. Совсем недавно, например, в одном из зданий бывшего Пажеского корпуса - Кавалерском доме Царского Села (г. Пушкин, ближний пригород Северной столицы) - был обнаружен неизвестный портрет цесаревича Алексея, сына последнего русского императора Николая Второго.

В старом здании полным ходом идет реконструкция. Во время строительных работ, в оконной нише у лестницы, рабочие наткнулись на странный сверток. Сначала не обратили на него особого внимания, просто отложили в сторону. Позже, развернув, обнаружили в нем живописный портрет наследника царского дома.

Специалистам ещё предстоит определить как автора этого полотна, так, не исключено, и владельца необычного схрона. Известно, что одним из последних «досоветских» жильцов Кавалерского дома был Борис Герарди, начальник Царскосельской дворцовой полиции, и его семья.

Данная находка, дошедшая к нам через десятилетия, заметно скромнее, чем сокровища особняка Нарышкиных на улице Чайковского в самом Петербурге, где весной прошлого года был найден клад фамильного столового серебра, посуды и драгоценностей. И, возможно, не столь ценна, как икона Богородицы, обнаруженная прошлым летом в кафе у Московского вокзала – ею закрывали окно в стене, выходящей во двор. А также других кладов, время о времени «всплывающих» из небытия. Но, безусловно, она не менее важна с исторической и культурной точек зрения.

Сам портрет был завернут в газеты, датированные 1917-м годом. Стало быть, прятали «царевича» в горячие революционные годы. Прятали потому, что именно царевич (мальчик изображен десятилетним, как на известных в начале ХХ-го века открытках)? Или дорогого стоит имя портретиста? Размеры полотна, кстати, 60х75 см, то есть, оно сравнительно небольшое. При желании его можно было спокойно вынести, увезти с собой. Почему этого не сделали? Вот сколько сходу возникает вопросов!

А главный из них – почему в этом старом доме прежде ничего не находили? Ни в этом, ни в тех, что упомянуты мною выше, ни во многих других, коими изобилует (пока ещё!) Питер и его окрестности?..

клады Ленинградской обл

Ответ корреспондент «СП» искала вместе с заинтересованными горожанами из числа специалистов, депутатов и просто любящих свой город людей.

Начну с Кавалерского дома в Пушкине. Он и ещё несколько его «сородичей» был возведен в середине ХVIII века знаменитым архитектором Саввой Чевакинским «для управителя Царского Села и для приезжающих в село Царское господ кавалеров». В ХIХ веке здания подвергались перестройке, но большинство деталей фасадов при этом были сохранены, их тщательно, всеми известными тогда способами, оберегали. Благодаря чему они (вместе с домом) и дожили до нынешних дней.

Чтобы теперь, в ХХI-м веке, быть уничтоженными? Ведь Кавалерский дом, как выяснилось, продан местной администрацией в частные руки. Его приобрел некий московский бизнесмен. Едва купив особняк, он оперативно взялся за масштабный передел всего и вся.

- О том, что это здание продано, мы в музее, конечно, знали, - рассказала «СП» Лариса Бардовская, главный хранитель музея-заповедника «Царское Село». – Как и соседняя постройка, известная как «Дом Карамзиной», в котором неоднократно бывали Александр Пушкин, Василий Жуковский, многие другие представители великой русской культуры. Мимо них я ежедневно, не один год, хожу на работу. С улицы их фасады и сегодня выглядят привычно. Но вот случилась находка в Кавалерском доме. Я с коллегами помчалась туда, и была буквально сражена открывшейся неприглядной картиной: со стороны двора исторический особняк, как оказалось, практически полностью разрушен. Снесена, в частности, терраса, где в теплое время года оборудовались комнаты для гостей.

«СП»: - Не знаете, что было в этих зданиях до их продажи?

- Они числились на балансе жилого фонда района, в них обитали рядовые горожане, большинство из них не имели никакого отношения к нашему Царскосельскому заповеднику. Что, в общем, не отменяет, на мой взгляд, значимости зданий для истории и культуры Петербурга. Их видел Пушкин! В них бывали многие известные россияне, они описаны в литературе. Но что получается - в Кавалерском доме перед началом нынешней реконструкции, похоже, не провели обязательных, я считаю, в таких случаях археологических изысканиях. А ведь дом легендарный! Уже хотя бы тем, что дожил до нашего времени. Не удивлюсь, если вслед за найденным в его оконной нише живописным портретом цесаревича обнаружатся и какие-нибудь другие клады.

«СП»: - А в Екатерининском дворце музея-заповедника «Царское Село» случались неожиданные находки?

- Дворец практически полностью был разрушен в годы Великой Отечественной войны. Так что о каких-то тайниках, кладах говорить не приходится. Это одна причина. Другая, главная, в том, что ни одной работы, связанной, в частности, с ремонтом, мы никогда не начинаем без всесторонней экспертизы. Потому, если что и находим, то для нас это ожидаемо.

С многопрофильной экспертизы всегда начинают ремонт и в музее-заповеднике «Петергоф». Он тоже сильно пострадал в Великую Отечественную. По словам его президента Вадима Знаменова, подвергся в годы войны «просто тотальному разрушению».

Вадим Валентинович не один десяток лет служит в Петергофе. До того, как стать президентом, был генеральным директором заповедника. Его имя хорошо известно зарубежным специалистам, он нередко выступает экспертом при решении музейных, парковых проблем.

Когда в послевоенные годы началось восстановление Большого Петергофского дворца и других зданий заповедника, сотрудникам активно помогали рядовые петербуржцы, тогда, впрочем, ленинградцы, - рассказывает Вадим Знаменов, - Много чего интересного находили они на свалках, и сразу несли в музей. В частности, предметы уникальной дворцовой мебели работы лучших русских мастеров. Позже интересные (и важные для нашего заповедника) находки случались на антикварных аукционах, на «блошиных» рынках. В том числе, зарубежных.

Находили ли в Петергофе клады? За последние лет тридцать не слышал об этом ни разу. Но в старых домах исторического Петербурга, уверен, разного рода схронов немало до сих пор. В советские годы эти дома редко ремонтировались, что могло способствовать сохранности их тайников.

«СП»: - В центре города старинных домов в первозданном их виде сейчас днем с огнем не найдешь. Их продают или сдают в аренду на десятки лет вперед, новые владельцы тут же начинают всё внутри перестраивать, сохраняя от былых времен лишь фасад…

- Но есть ещё так называемые «фоновые» здания. Архитектурной ценности они, как правило, не представляют. Значимы именно тем, что создают общий облик города, его, если хотите, ауру. Иные их них известны именами бывавших там знаменитостей. Как, скажем, здание в Городском переулке, где Федор Достоевский написал одно из лучших произведений, свой первый роман «Бедные люди». К нему сюда, поприветствовать «нового Гоголя», приходил, потрясенный романом Некрасов… Иной раз, проходя мимо этого здания, я ловлю себя на мысли: а что если в его старых стенах Фёдор Михайлович спрятал какую-нибудь, на его взгляд, неудачную рукопись?..

Или комплекс зданий Апраксина двора. Как его сейчас незаслуженно уничижительно называют «Апрашка». Не многие знают, что в ХIХ веке на территории комплекса располагался знаменитый на всю Россию «Щукин двор», где можно было купить буквально все на свете. А сейчас там торгует разный непонятный люд. Корпуса комплекса обветшали, он сам приобрел криминальную «славу». Кто-нибудь обследовал его хоть раз за последние лет девяносто на предмет исторических ценностей? Запускаем в старые стены всех без разбору, а потом удивляемся, если там вдруг обнаруживается что-то «эдакое».

Хорошо, если обнаруживается и обнародуется. Как случилось весной прошлого года с «Кладом Нарышкиных», ставшим настоящей сенсацией. При этом за поднятой вокруг находки шумихой как-то быстро забылось, что нашли-то клад несколько раньше, чем об этом узнали компетентные органы, горожане.

Двое рабочих, наткнувшихся при работах в бывшем княжеском особняке на потайную, без окон и дверей, комнатку, обомлели, увидев поистине сказочное богатство. И несколько дней понемногу, потихоньку, в мусорных мешках, выносили серебро и драгоценности за пределы строительной площадки. Пока в очередной раз их не остановил у ворот добросовестный охранник – что за мусор несете? Куда...

Нет уверенности в том, что в других реконструируемых старых зданиях охрана столь же бдительна. А новые хозяева пекутся о достоянии страны больше, нежели о своем. Что ж, и защиты нет никакой от таких вот «добросовестных приобретателей»?

Ну, а какая защита? Известно же, не пойман – не вор, - говорит генерал-майор МВД в отставке Аркадий Крамарев. – За всем не уследишь, на все случаи, коих всё больше в нашей жизни, законы не предусмотришь. Честно сказать, я и сам мальчишкой любил искать клады на чердаках «развалюх». О них много ходило легенд в городе.

Знаю, что и сейчас есть люди, которые активно занимаются поисками кладов. Шастают по домам в центре города, копают (буквально!) под заводскими стенами тех предприятий, что были отстроены ещё в петровские времена.

На одного из таких «копальщиков» корреспондент «СП» вышла «по цепочке» через своих знакомых. Ему 29 лет, зовут Алексей, у него неоконченное высшее образование (филфак педагогического университета), он член одного из многочисленных в Петербурге поисково-исторических клубов. «Специализируется» на каминах.

- Искать клады на чердаках и в подвалах старых домов бесполезно, их там давно нет, - откровенничает Алексей. – Другое дело, камины в особняках центра города. Бывшие владельцы прятали в них свои драгоценности. Почему именно там? В революцию камины нечем было топить. А потом на смену им пришло центральное отопление, и камины стали закрывать кирпичом. Их до сих пор никто всерьез не исследовал…

- Меры надо принимать к тем, кто передает здания в центре города новым хозяевам, не удосужившись убедиться в их добросовестности, - убежден депутат законодательного собрания Петербурга Виталий Милонов. – С другой стороны, а как убедиться, что инвестор, например, честен перед своим государством? Реконструкцию проведет по всем правилам, если что найдет, то не утаит? Никак… Всё на честном слове. Проще вообще остановить передачу старых зданий в исторической части города. Самим, силами администрации, проводить необходимые экспертизы.

А вообще проблему вы затронули интересную и важную. У нас над ней, по-моему, никто особо не задумывался. Надо будет заняться!

Справка «СП»

За последнее столетие в историческом центре Петербурга было найдено как минимум 55 ценных кладов. Преобладают среди них монетные. Далее следуют находки оружия.

До прошлого года особо «урожайным» считался 1985 год. Тогда в марте при ремонте бывшего доходного дома на 2-й Красноармейской улице, 16, в межэтажных его перекрытиях была обнаружена потайная комната площадью 2х2 м, а в ней – более тысячи старинных предметов, включая посуду и одежду.

В октябре того же года в Гостином дворе на Невском проспекте было найдено восемь золотых слитков общим весом 114,5 кг. До революции 1917 года в «Гостинке» размещался дом ювелира Морозова.


На сайте есть: