ГлавнаяКлады ближнего зарубежьяДирхемы, дирхемы, дирхемы… Клады Кыргызстана

Денежные клады – не столь уж большая редкость. Наши предки всегда почитали землю не только как мать-кормилицу, но и как самый надежный сейф. Пряча свои сбережения, владелец их, разумеется, и мысли не допускал, что расстается с ними навсегда, и допускал, что расстается с ними навсегда, и что они много сотен, а то и тысяч лет спустя попадут в руки его отдаленных потомков. За каждым кладом – трагедия. Что помешало хозяину «востребовать» свои деньги? Внезапная смерть? Плен? Потеря ориентиров тайника? В каждом конкретном случае на этот вопрос ответить невозможно (Рябцевич В.Н. О чем рассказывают монеты. – С.46–47.).

Дихремы Кыргыстана

Деньги зарывали всегда, с самого начала их появления. В русском языке бытует выражение «зарыть свой талант». Его употребляют, говоря о человеке, который подавал большие надежды, но не умел (или не смог) реализовать свои потенциальные способности. Наверное, не все знают, что это выражение не имеет отношения к людским талантам, а восходит к библейской легенде о денежных кладах. По древнему преданию, некий господин, отправляясь в длительное путешествие, оставил доверенным рабам свои сбережения – 8 талантов серебра (талант – денежная единица Восточного Средиземноморья, весом около 26 кг). Два раба, получив 7 талантов, пустили их в торговый оборот и значительно приумножили и без того громадную сумму. Третий, получив всего один талант и не желая рисковать, зарыл его в землю. Прибыли, конечно, он не получил, за что подвергся порицанию возвратившегося господина. Эта притча является одним из первых письменных свидетельств, где упоминается о сокрытии денег в земле, с моралистическими рассуждениями о неразумности подобных деяний.

На территории Кыргызстана столь древние клады не могли быть ни спрятаны, ни найдены, так как собственная денежная эмиссия здесь появилась только в VIIIв. Первые медные монеты в городах Чуйской и Таласской долин стали выпускать господствующие здесь каганы и их вассалы. До сих пор в руки ученых не попало ни одного клада тюргешских монет. Но они были. Так, в 1962г. учащиеся бишкекской средней школы №10 Слава Тымчик и Гера Вакулин во время похода кружковцев на городище Шиш-Тюбе (севернее города Кара-Балта) нашли четыре слипшиеся тюргешские монеты. Они, судя по их состоянию, входили в более крупный массив монет, то есть в клад. Поиски его не имели успеха, так как ученики не могли указать точного места находки.

В конце 70-х годов клад медных тюргешских монет был найден в окрестностях городища Ак-Бешим (близ города Токмака). Клад находился в глиняном горшке и, по словам очевидцев, содержал несколько сотен монет, которые тут же разошлись по рукам местных жителей. К археологу А.Д.Дегтяревой из состава этого клада попало всего два кружочка, да и то плохой сохранности. Расхитители Акбешимского клада медных тюргешских монет, нисколько не обогатившись лично, нанесли огромный вред исследованию раннесредневековой истории Кыргызстана и истории своего села. Здесь в VIв. была столица Западнотюркского каганата – город Суяб. Ученые предполагают, что в этом городе мог быть монетный двор тюргешских каганов и их вассалов (Смирнова О.И. Сводный каталог согдийских монет. Бронза. – М., 1981. – С. 60–61.). Изучение клада наверняка предоставило бы в распоряжение специалистов новые дополнительные материалы по этому вопросу.

Если клады тюргешских монет еще предстоит найти и изучить, то кладов караханидских монет в земле нашей республики найдено много. Кто такие Караханиды? В середине X в. в Семиречье, Центральном Тянь-Шане и Восточном Туркестане тюркские племена, объединившись, создали мощное государство, которое к началу XI в. подчинило себе почти всю Среднюю Азию. Правители этих тюрков именовали себя караханами. От этого термина произошло и название всей династии сначала в русской, а затем и в зарубежной исторической науке. При Караханидах расцвели наука, культура, ремесла. Достигли высшего своего уровня градостроительство, торговля и связанное с ней монетное дело (Караев О. История Караханидского каганата (X – начало XIII в.) – Фрунзе, 1983.).

Достаточно отметить, что на территории Кыргызстана в XI–XII вв. чеканили деньги на монетных дворах городов Узгенда, Оша, Барсхана (на Иссык-Куле), Баласагуна (близ Токмака), Шельджи (с.Кировка в Таласской долине). Монетные дворы средневекового Кыргызстана выпускали медные фельсы, серебряные дирхемы и, правда, очень редко, – золотые динары. На этих трех китах и зиждилась финансовая система государства Караханидов, которая нашла свое отражение в кладах.

В X – начале XI в. тюркские владыки выпускали дирхемы из серебра высокой пробы. Такие монеты были найдены в кладе на городище Шиш-Тюбе. В 1960 г. студент истфака КГУ М. Оморов, серьезно увлекавшийся археологией, в который уж раз обследовал развалины средневекового городища. Оно располагалось близ дома студента в городе Кара-Балта, потому такие обследования были довольно частыми. Были они результативными. В свое время М.Оморов, лучше всех знавший топографию развалин, нашел в пределах стен средневекового городища более древнее поселение, собрал интересную коллекцию материальной культуры, которую передал в музей средней школы №10 столицы республики. Среди его находок особенно интересны терракотовая личина согдийца с лихо закрученными усами и крылатый горный козел на донце поливного блюда. Обе находки войдут в историю изобразительного искусства средневекового Кыргызстана. И вот теперь – клад (По результатам собственных разведок М.Н. Оморов написал дипломную работу «Городище Шиш-Тепе» (1962).).

На старых городищах лучшее место для сбора подъемного материала то, где работает сельхозтехника. Пласты земли переворачиваются, то, что было скрыто, – обнажается. Как правило, наиболее частыми находками на городищах бывает керамика. Поэтому студент нисколько не удивился, когда на полоске взрыхленной бульдозером земли увидел слегка поврежденный ножом машины верх сосуда. После расчистки стало ясно, что сосуд был необычной формы: бочонок, в верхней крышке которого узкая щель. Кубышка! Что же в ней? А в ней оказалось тридцать высокопробных серебряных монет, обломки серебряных украшений и проволоки, около 1000 целых монетных кружков и несколько сотен обломков.

Кубышку-копилку М.Оморов передал в музей школы №10, а монеты изучил и, будучи уже доцентом исторического факультета КГУ, издал книгу (в соавторстве с нумизматом М.Н.Федоровым) (Оморов М.Н., Федоров М.Н. По поводу клада караханидских монет с городища Шиш-Тепе // Труды КГУ. Серия историч. наук. Вып. XIII. – Фрунзе, 1975. – С.63-70.).

Клад оказался очень редким, если не уникальным. Как было установлено, он состоит из двух кладов, и создавался, по меньшей мере, на протяжении двух поколений.

Сначала в копилку поместили тридцать серебряных монет. Они были выпущены между 1016 и 1027 годами на монетных дворах Восточного Туркестана и Средней Азии. Особо порадовали специалистов два дирхема, выпущенные монетным двором Куз-Орду, который функционировал всего в 120 км к востоку от Шиш-Тюбе в городе Баласагуне (близ Токмака). Они помогли уточнить важную для истории средневекового Кыргызстана дату.

Видный историк XI в. Абу-л-Фазл Байхаки писал о вмешательстве могущественного султана Махмуда Газневи в борьбу между караханидскими ханами Кадыром и Туганом за город Баласагун. Махмуд помог Кадыру, и тот захватил Баласагун в 1030г. Уж не знаем, по какой причине, но здесь историк допустил хронологическую неточность. Дело в том, что в кубышке, найденной студентом, было 2 серебряных дирхема, выпущенных в Баласагуне: один от имени Туган-хана в 1025–26 г., другой от имени Кадырхана в 1026–27гг. Кому в подобных случаях верят ученые, авторитетному историку или монете? Конечно, монете, ибо она является наиболее объективным и беспристрастным носителем хронологии. Отсюда следует, что Кадыр-хан занял Баласагун отнюдь не в 1030г., а в 1026–27гг.

Вторая часть клада, состоявшая из медно-свинцовых дирхемов, стала откладываться только через 30 лет после выпуска самого «молодого» серебряного дирхема (1027г.).

Недолго Караханиды чеканили дирхемы из высокопробного серебра. В XI–XIII вв. весь мусульманский Восток был охвачен серебряным кризисом. Он начинался и завершался в разных регионах не в одно и то же время, развивался разными темпами и приобретал различные формы. Особо остро нехватка серебра для денег ощущалась в Восточном Караханидском каганате, в состав которого входила тогда территория современного Кыргызстана. Монетные дворы Семиречья и Ферганы в начале второй половины XI в. стали чеканить монету из сплава меди со свинцом. Внешне они были непривлекательны: разные размеры, толщина и вес, неправильная форма, «рваные» края. Несмотря на то, что в составе этих монет совсем не было серебра, в надписях они назывались дирхемами, т.е. предназначались для сферы серебряного обращения. Медно-свинцовые дирхемы по сути дела были государственными фальсификатами с принудительным курсом обращения. Население прекрасно знало их истинную цену, но принимало, так как нуждалось в средствах обращения.

Крупные клады медно-свинцовых дирхемов известны исключительно в Северном Кыргызстане. Только на городище Беловодская крепость (севернее села Беловодское Московского района) найдено два крупных клада. К сожалению, в руки ученых оба попали не в полном составе. Первый клад был найден еще в 1941г. у реки Ак-Суу на островке. Монеты лежали в глиняном сосуде. Часть их тут же разобрали местные жители и только 3045 экземпляров попали в Исторический музей.

Точно такая же история приключилась и со вторым кладом. Его нашли весной 1970г. в селе Беловодском при рытье котлована под новый дом во дворе Салпагаровых. В котловане был обнаружен большой глиняный хум с позеленевшими от времени монетами. Весть о находке клада взбудоражила соседей. Каждый, кто приходил во двор Салпагаровых, дивился находке и, уходя, уносил горсть, а то и две ценных только для науки монет. Огромный клад таял с катастрофической быстротой. Хорошо, что о находке узнал местный краевед И.Трофимов. Он прекратил бессмысленное разграбление клада, собрал оставшиеся монеты и сдал их в Исторический музей.

О трагической судьбе второго Беловодского клада сотрудник музея – археолог и нумизмат Б.Д.Кочнев опубликовал в 1970г. статью, в которой рассказал о значении монет как источника по средневековой истории Кыргызстана и обратился к читателям газеты с просьбой вернуть монеты. Часть читателей вняли просьбе ученого, и в музей поступило еще несколько сотен монет. Всего из состава второго Беловодского клада в Исторический музей попало 2245 экземпляров медно-свинцовых дирхемов (Кочнев Б.Д., Федоров М.Н. Два клада караханидских дирхемов середины XI в. из Киргизии // Нумизматика и эпиграфика. – Т. XI. – М., 1974.)…

Клады будут находить еще и еще. Возможно, их отыщет наш читатель, его сосед, знакомый. Важно, чтобы клад без единого изъятия, целиком и полностью попал в руки специалистов. Тогда он будет полноправным и максимально компетентным свидетелем своего времени. От этого выиграют историческая наука, интеллектуальный потенциал республики, а это значит, что и мы с вами.

Заключение от ведущего рубрики

Итак, мы завершаем публикацию статей и исследований известных историков и археологов В.П.Мокрынина и В.М.Плоских из книги «Археология и история Кыргызстана». Конечно, нам не все удалось опубликовать из богатого наследия двух великих ученых, чей вклад в изучение прошлого Кыргызстана неизмерим ни с чем. Мы глубоко благодарны им за то, что они проделали столь подвижнический труд и обогатили кыргызскую историографию своими практическими изысканиями и теоретическими исследованиями.

Кроме того, мы намерены сообщить, что, даст бог, в последующем мы собираемся и далее публиковать наиболее значительные исследования по истории и археологии Кыргызстана. Мы рады также сообщить, что со следующей недели вы познакомитесь с переводом писем китайских императоров кыргызским хаканам, которые будут повествовать о сложных и интересных взаимоотношениях Кыргызской и Китайской империй в VIII-IX вв.


На сайте есть: